Старые схемы нового Минкульта

2557
17 лютого 2017

Минкульт продолжает активно использовать созданную при Януковиче схему по уничтожению остатков культурного наследия Киева.

На месте Сенного рынка растет целый квартал плотно прижатых друг к другу высотных зданий, выполненных в неповторимом стиле поздней Троещины. По количеству квадратных метров это примерно полтора "Паруса". Ну, или четыре дома-монстра на Нижнем Валу.

Проект застройки на месте Сенного рынка

Окружен новый спальный микрорайон множеством старинных домов 1897-1917 годов постройки высотой в 4-5 этажей, официально находящимися под охраной Министерства культуры Украины.

Дома-памятники трещат, но пока держатся. Но и стройка только началась – если она будет завершена, район будет изуродован окончательно и этот треск в принципе перестанет кого-либо интересовать.

Киев видел множество похожих историй – последние 6 лет их количество растет в геометрической прогрессии. Фантастически уродливый "Болт Куровского" на Кловском Спуске, Diamant Hill возле Парка Славы, дом-монстр на Нижнем Валу, восьмиэтажная мансарда на старинном доме в Музейном переулке, снос усадьбы Казанского возле фуникулера ради постройки гостиницы в виде квадратного торта, скандальные Десятинный и Гончара 17-23 в буферной зоне Софии.

Все эти истории начались с принятия чиновниками Министерства культуры одного решения в 2011 году. До этого момента строить высотки в охранных зонах и в зоне регулирования застройки 1 категории было немного сложно – мешал Генплан и Закон об охране культурного наследия. Обходить их периодически удавалось, но заниматься этим было утомительно.

Поэтому Александр Винграновский (на тот момент – глава Департамента охраны культурного наследия) и Виктор Вечерский (на тот момент - заместитель Винграновского) придумали крайне эффективный ход.

10 января 2011 года они внесли кое-какие изменения в Положение о порядке разработки историко-градостроительных обоснований Министерства культуры Украины, наделив историко-градостроительное обоснование (ИГО) почти неограниченными возможностями.

С этого момента, закон об охране культурного наследия и все ограничения по высоте и внешнему виду фасадов в историческом центре Киева фактически действовать перестали.

После Майдана ситуация не изменилась – Минкульт продолжает использовать ИГО для того, чтобы застройщикам было удобнее планомерно уничтожать остатки старого города во имя квадратных метров.

В теории, задача ИГО состоит в том, чтобы органы государственной охраны культурного наследия страны в соответствии с действующими ограничениями очертили рамки максимально допустимых параметров строительства на том или ином участке исторического центра города.

Затем добросовестные застройщик и инвестор проекта должны разработать проект в соответствии с предложенными рамками и утвердить его в Министерстве культуры, чтобы новое строительство не нарушило гармонию исторической застройки.

На практике ИГО выполняет прямо противоположную функцию. Работает это с 2011 года так. Застройщик заказывает текст ИГО в одной из компаний с пафосными названиями вроде "Институт культурного наследия", причем ИГО подгоняется уже под готовый проект, очень часто уже даже прошедший часть пути по получению разрешительной документации.

После этого застройщик заручается поддержкой самого морально гибкого из имеющихся обществ охраны культурного наследия (сейчас это Киевская организация УТОПИК) и приносит готовый документ в Министерство культуры. А министерство просто ставит на нем свою подпись, часто вообще без правок.

Как правило, срок рассмотрения таких документов необычайно короток – тяжелое, неповоротливое государственное учреждение, рассматривающие самые мелкие вопросы месяцами, рассматривает ИГО максимум за неделю. Разумеется, такая скорость именно на этом участке работы обусловлена исключительно высоким профессионализмом сотрудников министерства.

Само ИГО представляет собой очень подробное описание истории района, со старинными картами, фотографиями и историей каждого старинного дома возле объекта будущего строительства, а также описание всех ограничений, имеющихся по поводу этой территории в действующем историко-архитектурном опорном плане (это часть Генплана Киева) и Законе об охране культурного наследия.

Ограничения обычно связаны с  тем, что площадка входит в буферную зону Софии и Лавры или в зону регулирования застройки первой категории (эта зона примыкает к буферной зоне и в ней запрещено строительство высотных зданий), а также с тем, что новая застройка "не должна нарушать композиционно-видовое влияние памятников архитектуры" поблизости.

Все это тщательно описывается в документе, а затем делается внезапный вывод: поскольку рядом с планирующимся объектом уже есть здания, построенные с нарушениями этих ограничений, это означает, что и этому застройщику можно на ограничения внимания не обращать.

Кстати, соседние, построенные с нарушениями здания, обычно имеют в своем фундаменте ровно такой же документ – выданное им когда-то Минкультом ИГО.

Что же касается того, нарушит ли свечка высотой в 22 этажа композиционно-видовое восприятие памятника архитектуры высотой в 4 этажа, стоящего вплотную к ней – нет, не нарушит. Серьезно, так и пишут, прямым текстом.

 
 

Фактически, подписывая ИГО, Минкульт оправдывает каждое новое преступление против города тем, что до этого уже совершались аналогичные преступления, и поскольку они остались безнаказанными, теперь всем можно делать все то же самое.

Если экстраполировать этот принцип на другую сферу, получится, что красть из государственного бюджета нельзя, но поскольку Янукович украл и не был за это наказан, всем остальным теперь тоже можно. Просто не крадите больше, чем Янукович.

Такой эту историю придумал идейный вдохновитель ИГО, Виктор Вечерский, ровно в том же виде она продолжает существовать и сейчас.

Я задавала Тамаре Мазур, заместителю министра культуры Украины (рассмотревшей и подписавшей ИГО на застройку Сенного рынка) вопрос – предпринимались ли попытки уничтожить институт ИГО после Майдана и прихода новой власти? Нет, не предпринимались, ответила мне Тамара Мазур.

Честно говоря, если бы не история с Сенным и риторика Тамары Мазур, я бы продолжала считать, что с ИГО никто не борется, потому что времени не хватает или потому что не разобрались. Однако две встречи подряд с пани Тамарой полностью убедили меня в том, что адская коррупционная и антиправовая схема "злочинних попередників" поддерживается министерством сознательно и целенаправленно.

Застройка участка Сенного рынка в цифрах:

– на участке размером в 1,9 гектара между улицами Гончара, Воровского, Чеховский переулок и Ярославов Вал  планируется построить 861 квартиру, около 9000 квадратных метров офисов и примерно 2500 квадратных метров торговых площадей.

– высота комплекса: 6, 7, 9, 11, 12, 15, 18, 20, 22 этажа.

– непосредственно вокруг стройки находится 9 памятников местного значения и 28 объектов культурного наследия, охраняемых органами государственной охраны культурного наследия вообще и Минкультом в частности. С точки зрения Министерства культуры, их композиционно-видовое восприятие никак не пострадает от размещения спального района вплотную к ним.

– площадка бывшего Сенного находится в зоне регулирования застройки 1 категории, в которой высотное строительство запрещено.

– ИГО, подготовленное "Підприємство об'єднання громадян "Інститут культурної спадщини" Всеукраїнської Ради з охорони культурної спадщини"  и утверждающее, что застройка таких размеров на этой площадке допустима и никак не мешает композиционно-видовому влиянию памятников архитектуры, занимает больше 65 страниц текста.

– Тамара Мазур и глава отдела охраны культурного наследия Министерства Александр Епифанов сумели рассмотреть и утвердить этот документ за 5 рабочих дней.

Позиция Министерства Культуры Украины в цитатах Тамары Мазур:

"Що таке історичний центр міста і де це? Я не знаю, що таке історичний центр міста і якщо ви мені покажете, де в Києві історичний центр і як визначені його межі - я буду щаслива це бачити."

"Це особливість Києва - що він будувався не в один період, як наприклад, Париж. Київ будувався в різні історичні проміжки. І характер його забудови в багатьох місцях дуже зіпсували. Тому, коли ми говоримо про збереження історичного середовища, ми повинні розуміти, що ми зберігаємо. Чи є що зберігати?"

"От зараз тут сидите ви, а тут зараз сяде забудовник, який буде говорити такі самі питання, але з іншого боку. Я не хочу, щоб претензії мені висловлювали ні ви, ні забудовник."

Юлия Никитина, специально для УП.Культура

powered by lun.ua