Остров джаза

1194
3 серпня 2017

Джаз на Монастырском острове – это не оксюморон, а фестиваль с почти 40-летней дискретной историей. Фестиваль со своими взлётами и забвениями, год назад выруливший в новую активную фазу.

В этом году его перенесли на середину лета – 22 и 23 июля, пригласили абсолютных звёзд – Джоя ДиФранческо, Бенни Грина и Патти Остин.

А кроме того продемонстрировали хороший срез украинской музыки с несгибаемым стилевым вектором, заданным в 1990-е годы передачами Алексея Когана на радио "Промінь".

Фестиваль, который сегодня носит название "Джаз на Днепре", берёт свой отсчёт в апреле 1968 года – тогда в Днепропетровске появился его прототип, первый фестиваль джазовой музыки "Юность-68", публику для которого ещё с начала 1960-х взращивали джазмены из кафе "Чипполино".

"Юность" пережила пять реализаций, а затем её организаторы, Днепропетровский горисполком и Днепропетровский горком ЛКСМУ прогнозировано заморозили в городе джазовое движение. После этого фестиваль раз в десятилетие реанимировали под разными названиями ("Джаз", "Джаз на Днепре" и "Мировой джаз на Днепре"), проводили пару-тройку раз и снова откладывали до лучших времён.

Бенни Грин. Все фото: пресс-служба фестиваля

Год назад фестиваль воскресили в пятый раз, придав ему тот формат, который позволяет надеяться на более стабильное существование. Сегодня "Джаз на Днепре" – это самые разнообразные течения джазовой музыки в стилевом размахе от босановы советского ресторана до французского кабаре, это приемлемая ценовая политика и демократичная фан-зона перед сценой, где мнут пятками песок и те, кто прошёл сюда бесплатно (до 16 лет вход свободный), и ВИПы, которым надоело жевать за столиком.

Это ночные пляжные дискотеки и утренние мастер-классы в стенах музыкальной академии. Это развозка на речном трамвае и детских паровозиках. Но главное – это "праздник лично для тебя", ведь всё так подгадано, что каждого найдёт его музыка и его повод для счастья, даже если это летний дождь.

Кстати, бесплатными дождевиками организаторы обеспечили всех желающих слушать музыку под дождём – один из тех приятных бонусов, который позволяет слушателям почувствовать неподдельную заботу.

Из самых ярких выступлений – фортепианный дуэт Бенни Грина (США) и Дадо Морони (Италия) с программой в честь 100-летия Телониуса Монка. Бенни Грин – всегда атакующий, резкий и чуть неряшливый, но ровно настолько, чтобы не быть пай-мальчиком (речь, разумеется, не о возрасте – Грину хорошо за 50, и в это совершенно невозможно поверить).

Дадо Морони

Дадо Морони – айсберг, завораживающий градациями холодных piano.

Всё вместе – лёд и пламень, монохромная баталия, в которой разум не то чтобы сильнее, но харизматичнее эмоций.

Джой ДиФранческо и "The People" (США) с презентацией альбома "Project Freedom" – гимн для сотни мясорубок, в котором даже не понимаешь, что тебя сильнее восхищает – фарш или мясники. Пять человек на сцене умудряются создать фактуру, которая по мясистости не уступает биг-бенду, но при этом в сто раз его разнообразнее.

Джой ДиФранческо

У Джоя и "The People" идей настолько много, что с первого раза невозможно все ухватить слухом. В общем, это тот случай, когда проклинаешь авторские права, из-за которых концерт лишён записи, и его нельзя заслушать до дыр.

Патти Остин (США) с программой "For Ella" в честь 100-летия Эллы Фитцжеральд – безусловно, фаворит программы. Патти – звезда 1980-х, но и сегодня она фантастически хороша. У неё ровный тембр как у лучших кларнетов Buffet, и при этом зашкаливающая чувственность. Ни одного лишнего жеста или случайной интонации, всё работает на целостный образ.

Патти – уникальный пример того, как в 66 лет можно вписываться в жёсткие рамки глянца. Да, она старосветская богиня в балладе "Miss Otis Regrets", но и рэпера Snoop Dogg пародирует неплохо.

Патти Остин

Что касается украинской части программы – то это почти половина фестиваля. Отличный срез тех процессов, которые бурлят в здешних просторах лет уже сорок. Конечно, есть и такие явления как бизнесвумен Татьяна Гончарова, которая с группой музыкантов выиграла приз "Street Music" на прошлогоднем Alfa Jazz Fest.

Музыканты отличные, но масса придирок к вокалистке. Фальшь в интонации, босанова советского разлива, ресторанные обработки украинских песен. Кажется, украинский джаз тогда лишь осознает свою национальную идентичность, когда освободится от фольклорных привязок, а не наоборот.

В остальном украинская программа – это преимущественно фьюжн из 1980-х. В Украину он попал в 1990-е благодаря программам Алексея Когана на радио "Проминь", да так и стал стилевым ориентиром для большинства наших музыкантов.

В качестве примера – трио Александра Муренко, делающее всё хорошо и качественно, но застрявшее в ушедшей эпохе. В этом смысле такая этноэкзотика как Майкл Мвенсо и "The Shakes", чередующая этнику с чечёткой, и опирающаяся на тот же фанк гораздо ближе нам сегодняшним, чем наши же украинские группы.

Николь Рошель

Так случайно произошло, что фестиваль обрамили выступления оркестров. Вначале вместе со знаменитой Деборой Браун сыграл камерный оркестр "Времена года" под управлением Дмитрия Логвина.

Очень жаль, что звукорежиссёрам не удалось нормально вызвучить оркестр, игравший классику лёгкой музыки – Леруа Андресона, Джорджа Гершвина и Астора Пьяццолу. Получилось узнаваемо, торжественно, но сипло.

На закрытие же поставили киевский биг-бенд Drum Art Big Band под управлением Алексея Викулова. В их программу, в общем, тоже попала музыка из прошлого, но поскольку подзвучивать духовой оркестр проще, всё получилось стройней. Биг-бенд Викулова – это ярко, по-военному слаженно и в то же время по-юношески отчаянно. Если на музыкальном слэнге, то их выступление можно охарактеризовать одним словом "вмазали".

Андрей Кондаков

Со сцены и на мастер-классах много раз звучала распространённая формулировка "Джаз – это музыка свободы". Тут, пожалуй, музыканты выдавали желаемое за действительное: джаз настолько регламентирован – одни и те же мелодии-"стандарты", порядок вступления музыкантов, жёсткие требования к ритму (свинг) и композиции – что ни о какой свободе и речи быть не может.

Впрочем, на фестивале в Днепре она витала в воздухе: редко где увидишь такие счастливо-расслабленные танцы под сценой и безмятежные улыбки как здесь. И если музыканты и вынуждены были считаться с правилами, то только ради вот этой вот безграничной внутренней свободы своей публики.

Любовь Морозова, специально для УП.Культура

powered by lun.ua