Одеть "голого короля" высшего образования

2954
30 серпня 2017

Наше Министерство образования и науки не имеет никакой стратегии развития высшей школы. Об этом я писал не раз в своих публикациях.

Недавняя позорная история с Единой государственной электронной базой по вопросам образования, по-моему, как нельзя более наглядно показала всем, что король – гол.

Моя предыдущая колонка о ситуации с ЕГЭБО спровоцировала нешуточную дискуссию.

Нынешняя публикация – попытка задать ей новый вектор, поскольку, как мне видится, одним из наиболее важных вопросов для нашего общества как раз является вопрос о том, что же нам делать с высшим образованием.

Я "влип" в эту тему много лет назад: после того как в начале "нулевых" создал один из первых в Украине ИТ-бизнесов, а через некоторое время, с развитием рынка, оказалось, что в стране – дикий дефицит молодых квалифицированных кадров.

Поскольку систему подготовки специалистов от реальных потребностей работодателей отделяла настоящая пропасть, мы, "айтишники", начали искать разные формы сотрудничества с вузами, чтобы влиять на качество обучения и потом привлекать выпускников на работу.

Потом тема модернизации нашего образования увлекла меня настолько, что я безо всяких сомнений ринулся в нее с головой, приняв предложение возглавить и реформировать Харьковский компьютерно-технологический колледж, затем год отработал исполняющим обязанности ректора Харьковского национального университета радиоэлектроники.

Таким образом, у меня была возможность получить объемное, "разноуровневое" представление о проблемах образования, как снаружи, так и изнутри системы.

Кроме того, во всех своих зарубежных поездках (а я много езжу по свету) давно интересуюсь тем, как строится работа университетов.

И вот, опираясь на весь этот "бэкграунд" личного опыта, хочу поделиться своим видением некоторых принципов, на которых должна стоять реформа нашей системы высшего образования.

АВТОНОМИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ ДОЛЖНА СТАТЬ НЕ ДЕКЛАРАТИВНОЙ, А РЕАЛЬНОЙ

МОН необходимо избавить от полномочий управляющего органа, сохранив за ним, главным образом, регуляторную функцию.

Мы провозгласили автономию вузов, но процесс этот так и не завершен, университеты не чувствуют себя свободными, и все важнейшие вопросы своей жизнедеятельности вынуждены согласовывать на министерском уровне.

В разных странах функции министерства образования очень разнятся, но нам, с учетом традиционно высоких коррупционных рисков, на мой взгляд, нужна максимальная либерализация сферы высшего образования.

Чем меньше администрирования, тем лучше.

Что значит перевести МОН из режима управления в режим регулирования?

Это значит, что Министерство должно быть разработчиком госполитики в сфере образования и устанавливать единые правила игры для всех участников процесса.

Оно также должно следить за выполнением этих правил, но даже эти функции надзора не должны быть монополией МОН, а распределяться между министерством, профессиональными саморегулирующимися организациями, ассоциациями работодателей и другими заинтересованными общественными структурами.

ПРАВИЛА ИГРЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЕДИНЫ ДЛЯ ВСЕХ, И ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ, И ДЛЯ ЧАСТНЫХ ВУЗОВ

И те, и другие должны иметь равный доступ к бюджетному финансированию. Это один из ключевых моментов, на котором должна стоять система.

Все без исключения вузы должны иметь безоговорочное право получать доход, как из госбюджета, так и от обучения по контракту.

И все без исключения должны выйти из рабства "тарифных сеток" и получить полное право свободно распоряжаться своими деньгами, только так вузы смогут привлекать лучших сотрудников, платить им большие зарплаты, а значит, создавать для университета в целом дополнительные преимущества.

"ДЕНЬГИ ИДУТ ЗА СТУДЕНТОМ"

Этот принцип должен быть главным критерием бюджетного финансирования.

Если мы его внедрим, то решим очень многие проблемы. И здесь нам в помощь – элементы электронного администрирования, которые сделают процесс бюджетирования вузов конкурентным, прозрачным и, по сути, автоматическим.

Реализовать это совсем несложно: абитуриент сдает ЗНО на оговоренный высокий балл, дающий ему право поступить на бюджет – и тут же получает электронный ваучер, подтверждающий, что государство готово профинансировать его дальнейшее образование.

С этим ваучером он поступает в выбранный им вуз и, таким образом, приносит доход университету.

Конечно же, есть специальности, которые не пользуются спросом, но в силу тех или иных причин важны с точки зрения государственной политики и прогнозов развития страны.

По таким направлениям должно быть отдельное решение, и они должны дотироваться независимо от реального спроса на профессию, по крайней мере, на первых порах, пока рынок и это не отрегулирует.

Скажем, государство решает, что ему нужны инженеры-машиностроители, врачи для сельской местности, астрономы и т.д., – и поддерживает эти направления льготами для студентов, готовых, например, по окончании вуза отработать несколько лет под госзаказ.

Все остальные направления уходят в "открытое плавание", и возникнет настоящий рынок образовательных услуг с сильной конкурентной средой.

КОЛИЧЕСТВО ВУЗОВ ДОЛЖНО УМЕНЬШИТЬСЯ

Давайте уже, наконец, признаем честно: высшее образование, в отличие от среднего школьного, не является обязательным.

Сегодня подавляющее количество выпускников устремляется в вузы и создается обманчивое впечатление, что у нас очень образованное население.

Но количество вузов, которое Украина унаследовала с советских времен, является для нее избыточным и неподъемным, и все они просто не имеют возможности обеспечить должный уровень качества.

В условиях конкуренции неизбежно закроется всё, что не пользуется спросом. Это нормально во всем мире, это должно стать нормой и для нас.

Зато те вузы, которые останутся, получат прекрасные перспективы для развития.

Все, кто докажет свою конкурентоспособность в условиях рынка, смогут рассчитывать на привлечение дополнительного финансирования от бизнеса через создание действенных наблюдательных и попечительских советов, формирование эндаумент-фондов и т.д., кроме того, откроется возможность для прихода на наш рынок иностранных учебных заведений.

ПРЕСТИЖ ДИПЛОМА ВОССТАНОВИТСЯ ТОГДА, КОГДА В ВУЗЫ ПРИДУТ УЧИТЬСЯ ЛУЧШИЕ ИЗ ЛУЧШИХ

Для этого нам просто необходимо установить высокий проходной порог для абитуриентов.

Я считаю, что таким минимальным порогом должно быть 150 баллов по всем предметам ЗНО и не менее 170 баллов по профильным предметам.

При таких показателях абитуриент должен получить право на бюджетное финансирование, и только так у него будет право получить диплом государственного образца.

При таком "пороге", естественно, изменится отношение к учебе еще со школьной скамьи. Те, кто сдал ЗНО не столь успешно, смогут пересдавать его в последующие годы, но пересдача вполне может быть платной государственной услугой, как и во многих странах.

При меньших баллах ЗНО у абитуриента будет право только на контрактное высшее образование. Однако в этом случае он должен понимать, что получит на выходе не диплом гособразца, а сертификат об окончании вуза, что сузит спектр возможностей при получении работы.

Например, такой диплом не будет котироваться в госструктурах, но частные работодатели будут сами решать, какой документ является для них приемлемым.

Естественно, вуз должен получить право самостоятельно (без вмешательства МОН) формировать программы обучения, по окончании которых будет выдаваться сертификат.

И не обязательно  такое обучение должно длиться 5 лет. Это могут быть компактные программы на 1-2-3 года, дающие хорошую профессиональную подготовку.

Высокий порог для поступления повысит статус госдиплома, откроет возможности для межгосударственных договоров по его нострификации в других странах и одновременно создаст нормальные условия для возрождения в Украине колледжей и училищ.

Эти подходы представляются мне основополагающими для реформы системы высшего образования в Украине.

К чему приведет их внедрение?

К тому, что существующая парадигма "образование – дотационная сфера" сменится парадигмой "образование – важнейший драйвер экономического развития".

Все развитые страны мира – это страны, где государство и бизнес поддерживают образование и где работают правильные регуляторные механизмы образовательной системы. Более свежий опыт Израиля, Туниса, ОАЭ говорит нам о том же: образование формирует экономику страны.

Мы часто повторяем, что наше главное богатство – люди, интеллектуальный потенциал. Именно сфера образования напрямую работает с этим капиталом, формирует его и предотвращает его бегство из страны.

Отладка системы должна привести к тому, что вокруг нее запустятся правильные экономические и социальные цепочки.

Бизнес будет черпать кадры из тех вузов, которые дают хорошее образование, вузы – принимать лучших выпускников школ, соответственно, родители постараются отдать детей в те школы, где работают лучшие преподаватели. Т.е. школа, как в Америке, должна стать одним из важнейших индикаторов развития района.

Наличие хорошей школы должно определять цены на жилье, развитие окрестных бизнесов, формировать социальную среду и пр., т.е. стать прямым фактором местного экономического развития.

Не претендуя на всеохватность темы, делюсь этими соображениями в надежде, что общественная дискуссия поможет выработать оптимальную модель для давно назревшей реформы системы высшего образования.

Эдуард Рубин, сооснователь харьковского ИТ-кластера, инициатор ряда независимых образовательных проектов

powered by lun.ua