Режиссер Георг Жено: На Донбассе не встречал ни одного подростка, который хотел бы стать солдатом

5462
16 лютого 2017

15 февраля на 67-ом Берлинском международном кинофестивале состоялась мировая премьера документального фильма "Школа №3" режиссеров Георга Жено (Германия) и Елизаветы Смит (Украина).

Он показан в молодежной секции "Generation 14+". Фильм был создан в результате копродукции Украины и Германии.

Главными героями фильма стали 13 подростков, которые учатся в восстановленной школе в прифронтовой Николаевке. Больше всего этот город пострадал в результате военных действих летом 2014 года.

"Школа №3" – единственная картина от Украины в официальной программе Берлинале в этом году.

УП.Культура поговорила с создателями фильма о терапевтической силе кино, эстетике Донбасса и о взрослении во время войны.

Постер фильма "Школа №3"

– Расскажите, пожалуйста, как возникла идея снимать фильм о Николаевке?

Георг Жено: Уже около 20 лет я дружу с украинским драматургом Наталией Ворожбит. В декабре 2014 года я был в Киеве, и она предложила мне поехать с ней и волонтерами на Донбасс. Так я оказался в Николаевке впервые.

Тогда я еще не знал, что познакомлюсь там с группой людей, которые буквально изменят мою жизнь.

Мы организовали для школьников праздник в честь дня святого Николая, где я играл роль святого Николая (смеется). Нам с Наташей Ворожбит довольно быстро стало ясно, что мы хотим поставить пьесу.

У нас было ощущение, что местным необходимо выговориться, поделиться своими переживаниями. А что может быть более естественным в таком случае, чем театр?

Мы начали работать со школьниками, в результате чего возник документальный спектакль "Николаевка". В то же время мы познакомились там с Лизой и Кристиной (Кристина Лизогуб – оператор "Школы №3" – прим. УП.Культура). Меня очень впечатлил их подход к съемкам и то, как они работали с подростками.

С тех пор театр и кино – эти два процесса шли параллельно.

Елизавета Смит: Этот фильм – моя личная история. Когда началась война, меня охватила паника.

Глядя назад я понимаю, что волонтерская работа и съемки фильма вылечили меня. Я получила инструмент разговора с людьми, возможность сопережить с ними происходящее. Тогда у меня возникло первоощущение этого фильма.

Мы гуляли с ребятами по холмам в Николаевке. Над нами – донбасское нависшее небо, красное, оранжевое, на фоне электростанции, и из телефона одного из мальчиков валил Radiohead. У меня было такое чувство, что мы не на Земле, а где-то в другом месте.

Режиссер фильма Георг Жено. Фото: Елена Галай

– В фильме встречаются монологи ребят, которые вы использовали в уже упомянутой пьесе "Николаевка". Она хорошо известна в Украине благодаря гастролям вашего "Театра Переселенца". Чем отличается кино от театра? Что было важным для вас в этой работе?

Елизавета: В пьесе каждый из героев рассказывает об одной вещи, без которой он или она бы не уехали из Николаевки. Этот принцип в фильме сохранен частично.

Мы наблюдаем за героями и в других ситуациях, они показывают нам свои любимые места, дают возможность заглянуть в их жизнь. За что им огромное спасибо.

Секрет этого, наверное, в том, что мы так долго тусовались с ребятами, что они просто перестали замечать камеру. Как мы шутили, они просто воспринимали ее уже как продолжение руки Кристины.

Здесь я поняла одну важную вещь. Когда ты не отстраняешься от своих героев, а ты с ними здесь и сейчас, ты будто вступаешь вместе с ними в иное пространство. Камера это чувствует и ловит. Теперь я бы хотела всегда так снимать кино.

Что касается эстетики, нам было важно показать контраст мертвых постсоветских помещений, в которых за последние 25 лет мало что изменилось, и живых историй из настоящего времени.

Георг: Идея с предметами была рассчитана на то, чтобы дать детям инструмент, с помощью которого они могли бы найти свой голос. Это получилось.

Мы видим в фильме, что они рассказывают о вещах, например, о кулончике или статуэтке Эйфелевой башни, о своих переживаниях, связанных с этими вещами, и в то же время они как будто держатся за них.

Суть этого в том, чтобы дать возможность молодым людям, которые стали жертвами ситуации, преодолеть роль жертвы, стать героями собственной биографии.

Нам бы очень хотелось, чтобы те впечатления, которые они получили после войны, были сильнее. Для нас это больше, чем театр и кино. Мы все стали друзьями за эти два года.

Мы говорим сейчас только о двух проектах, но за это время их возникло больше двадцати.

Одна из героинь фильма вместе с другими школьниками издает сейчас при поддержке немецкого фонда taz-panter-stiftung первую независимую газету в Николаевке – "Голоса Города". Взрослые не имеют права вмешиваться в работу редакции.

У школы появилась партнерская школа в Вене. Мы постоянно растем.

Елизавета Смит - режиссер фильма. Фото: Berlinale

– А как поменялся Донбасс за эти два года?

Елизавета: Когда мы приехали первый раз, на нас смотрели волком. Учителя, родители, жители Николавки не могли поверить, что мы помогаем просто так.

Они постоянно ждали какого-то подвоха. Я их понимаю, я бы тоже ждала, на их месте.

Но когда они поняли, что мы ничего не хотим взамен, они подумали, что мы просто сумасшедшие.

Постепенно они начали присматриваться к волонтерскому движению – и решили что-то делать сами.

В Николаевке нет ничего, кроме единственной пиццерии, которая работает до девяти вечера. Учителя решили сделать культурный центр, что-то вроде  антикафе.

Пока это не совсем получилось, потому что нужно нормальное финансирование. Но это был удивительный момент, когда у них появилось желание действовать, загорелись глаза.

Это то, с чего потихонечку начинается гражданское общество.

Георг: В Николаевке в 2014 году были действительно сильные антиукраинские настроения.

Вначале мы слышали что-то вроде: "Вы – хунта, разбомбили наш город, а теперь приехали помогать?" Некоторые родители были тоже настроены скептически.

Но чем дальше, тем лучше у нас получалось общаться. Родители же видят, что их детям с нами хорошо.

В нашей работе изначально и по сегодняшний день действует правило: "Никто не имеет права дискредитировать другого за его политические взгляды".

Елизавета: Меня эта работа научила терпимости. Я готова выслушивать даже глупости, подцепленные из пропаганды. Я открыта для диалога.

У нас с Кристиной есть еще одно правило: "Никогда не начинать говорить о политике, пока нас не спросят. Ничего не навязывать".

Мы простояли всю революцию на Майдане, но мы сами никогда ничего не рассказывали об этом.

Ребята задали первые вопросы только месяца через четыре после нашего знакомства. В принципе, для меня такие разговоры – это разговоры даже не о политике.

Да, я хочу жить в моей стране, в Украине. Но это не значит, что я поддерживаю нынешнюю власть. Мое присутствие на Майдане было тоже скорее выражением моей гражданской позиция, чем политической.

Кадр из фильма "Школа №3"

– Чего вы ожидаете от показа фильма в Берлине?

Георг: Мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм помог понять европейцам, что в Украине происходят страшные вещи, и что украинцам очень нужна поддержка.

Если бы Европа была одним городом, то Польша была бы соседней с Германией улицей, а Украина следующей за ней. Немцы не понимают, насколько близко эта война.

Еще я хочу, чтобы этот фильм показал, что помогать в такой ситуации может приносить удовольствие, что кроме войны у этих людей есть юмор и необычайная человеческая теплота.

Взаимоподдержка – это очень красиво.

– Эту теплоту отлично передает ваш фильм. На какой-то момент даже хочется разделить с героями их возраст, их переживания. Чем, на ваш взгляд, отличаются николавские школьники от, например, берлинских или киевских?

Георг: Я работал раньше с детьми в России и в других местах. Но я еще никогда не видел, чтобы подростки были так внимательны друг к другу, с такой нежностью заботились друг о друге.

Что мне еще бросилось в глаза – они совсем иначе говорят о любви. Очень по-взрослому.

Кстати, мы все еще по привычке говорим про них "дети". Но они очень выросли за эти два года, в том числе благодаря нашим проектам.

– У меня вообще сложилось впечатление, что они слишком взрослые для своего возраста. Несколько раз в фильме из уст разных ребят даже звучит мысль о том, что они уже "не такие молодые".

Елизавета: Эти подростки действительно старше. Они попали в условия, которые обострили их чувства во много раз.

Многие взрослые не задумываются над теми вопросами, над которыми пришлось задуматься этим ребятам.

Помните монолог одного из героев, который рассказывает про жука? Как он принес виноград из огорода, сел уставший, начал его есть, а там жук. И было бы самое простое взять и раздавить жука. Но он не смог, не захотел, он взял жука, отнес его на балкон и выпустил.

Он говорит: "Зачем ставить вопрос, смогу ли я убить человека, если я не могу убить жука?" Меня это очень сильно зацепило. Я вообще не могла сдержать слезы.

У меня в 15 лет были крыши и вино, и Radiohead тоже был, но я точно не задавла себе вопрос, смогу ли я убить человека.

Елизавета Смит - режиссер фильма. Фото: Facebook-страница Театра переселенца

– Мне очень запомнилась фраза этого мальчика: "Убить не сложно, сложно жить с этим". С какой уверенностью он ее произносит! Вообще ни один из ваших героев не хочет идти воевать, ни на одной из сторон. Это случайность или тенденция?

Георг: На мой взгляд, это тенденция. Я видел разное отношение к украинской армии. В Счастье и Попасной в Луганской области, например, оно в целом намного позитивнее, чем в Николаевке.

Но я не встречал еще ни одного подростка в возрасте 15-17 лет, который бы сказал, что он хочет стать солдатом. Эти молодые люди просто видят, что война делает с людьми.

– Как Вы думаете, может ли война скоро закончиться?

Георг: Я боюсь, что Украине еще долго придется выносить эту ситуацию. С одной стороны очевидно: Кремль потерял Украину, она больше не вернется в зону его влияния. С другой стороны, сейчас главное, как Украина переживет это.

Люди устали от войны, устали бороться, наступила фаза разочарования, в том числе, разочарования друг в друге. На этом этапе людям хочется какой-то стабильности, уверенности в завтрашнем дне.

Очень сложно жить в состоянии постоянного экстремального энтузиазма, как это было вначале после Майдана.

Поэтому сейчас очень важно научиться совладать с повседневностью. Я думаю, роль искусства в этом процессе важна как никогда.

Жено и Смит. Фото: Елена Галай

– Возможно, украинцы были просто слишком идеалистичны после Майдана?

Георг: Нет, я не думаю. Никто ведь не мог предположить, что Россия нападет на Украину. Эта реальность усложнила все.

Мне кажется, главное, чтобы украинцы продолжали поддерживать друг друга, объединяться, ставить общие цели. Это опыт Майдана, который может помочь им и в будущем.

Инга Пилипчук, специально для УП.Культура

powered by lun.ua

Головне на сайті