Как джазовая певица и басист "Океан Ельзи" создали дуэт MARU

6254
11 травня 2017

Дуэт с загадочным названием MARU полтора года назад создали басист группы "Океан Ельзи" Денис Дудко и джазовая певица Оля Лукачева.

Сочетания контрабаса с голосом – довольно редкое явление на сцене, поэтому почти сразу приковало внимание киевской публики. И хотя Дудко понимает, что интерес к MARU отчасти вызван его работой в "ОЕ", он называет это приятным бонусом и прислушивается к некоторым советам коллег во главе со Святославом Вакарчуком.

На счету творческого тандема Лукачевой и Дудко два англоязычных клипа на синглы "With you" и "Sparks" и несколько камерных концертов. В ближайших планах – выход первого альбома, хоть и пока без точной даты.

В разговоре с УП. Культура Денис и Оля рассказали об отношении к кавер-бендам, планах запеть на украинском и умении совмещать работу в разных жанрах.

Первое выступление "MARU" состоялось в баре "Алхимик", где проходило интервью. Все фотографии Дмитрия Ларина

– Оля, Денис, мы не зря встретились в этом баре. Именно после двух концертов здесь многие узнали о вас как о дуэте, который исполняет кавер-версии всемирных хитов. Как вам работается, когда публика ест, пьет и разговаривает? Не раздражает?

Денис: На самом деле, иногда бесит. Но тогда мы понимали, что это наш первый концерт. Поэтому как-то терпели. Ничего страшного. Надеюсь, в дальнейшем, когда о нас будет знать больше людей, мы сможем себе позволить правильно настраивать публику на наше выступление.

Оля: Наших слушателей это бесило тоже. Были наши друзья, и Славик Вакарчук резко отзывался о шуме. В таких случаях начинаешь просто играть для себя.

Денис, вопрос больше к вам. Вы как участник самой известной группы страны могли себе позволить сразу играть свою музыку. Но начали с каверов, почему?

– На самом деле, наш проект весьма спонтанный. Была какая-то вечеринка близких друзей. Мы придумали концепцию первого концерта. Решили, что будет прикольно сделать программу каверов известных песен, пару джазовых тем, поп, рок – от Nirvana до Криса Корнелла с Монсеррат Кабалье.

Мы подумали, что в формате голос плюс контрабас это будет интересно и необычно, что важно. В итоге, так и получилось.

И только потом, после нашего выступления решили попробовать продолжить. И через какое-то время пришло понимание того, что хочется все же делать свои песни. Но каверы – не самый плохой старт.

Оля: У нас в стране принято называть каверами музыку, сыгранную в ноль, а в нашем случае – это оригинальное понятие кавера. Это измененные до неузнаваемости темы, преображение.

Оля, у вас как у вокалистки не было опасений потерять индивидуальность исполнения, начать невольно подражать кому-то из перепеваемых звезд?

– Я уже долго пою в разных жанрах и, честно говоря, мне не составляет труда видоизмениться, но при этом остаться собой. Конечно, бывали моменты, когда Денис корректировал что-то, потому что он чувствовал какие-то вещи по-своему и предлагал варианты определенного исполнения. Но в основном я стремлюсь наоборот – уйти от оригинала.

 

Давайте поговорим о проекте MARU. На каком этапе вы сейчас?

Денис: Пишем наш альбом, активно репетируем. В самой записи уже будет участвовать больше двух человек. Где-то будут барабаны, где-то больше гитары. Мы хотим расширяться, но не глобально. Не хочется себя сковывать рамками одного контрабаса, хочется пойти немного дальше, хотя бы попробовать. Опция остаться в дуэте у нас есть всегда.

Формат дуэта голоса и контрабаса все же больше предполагает камерные выступления. Означает ли ваше желание расширять состав, что вы хотите выйти на широкую аудиторию?

Денис: В том числе да.

Оля: Почему бы и нет. Музыка оригинальная. На сегодняшний день, для меня лично, аналогов в нашей стране нет. И я более чем уверена, что мы займем свою нишу и даже создадим ее.

 

Мне кажется, такая музыка, с претензией на интеллектуальность, не предполагает массовую аудиторию и стадионы…

Оля: Почему? Может быть, вполне. Есть у нас уже песни новые, и я прям вот вижу какие-то open air, стадионы. Потому что у нашей музыки есть свой вайб.

Денис: Сейчас песни получаются очень разные. Есть, как вы говорите, интеллектуальные, но самую малость, а есть очень простые в хорошем смысле, на двух аккордах композиции, которые, как мне кажется, даже ребенок сможет оценить.

– Вы сейчас в стадии эксперимента и творческого поиска. И хотя вы не хотите сковывать себя рамками определенного стиля, у вас же наверняка есть понимание того, каким вы хотите видеть проект MARU?

Денис: Да, конечно. По нынешним репетициям я уже вижу звучание нашей группы в дальнейшем. Я не могу объяснить это словами. Но есть формула, которая, как мне кажется, подходит группе MARU. И я эту формулу процентов на 90 уже чувствую.

Оля: У меня тоже есть ощущение, но еще у меня есть желание потом где-то в студийной работе вставить свои пять копеек (смеется). Каких-то новшеств добавить в звучание.

– За кем последнее слово в вашем дуэте?

Оля: Денис командир. И это очень хорошо.

Почему? В силу большего опыта?

Оля: Он автор музыки. Плюс Денис очень быстро реагирует на какие-то варианты аранжировок. Он сразу четко чувствует, что годится, а что нет. Я вообще очень медленна в этом плане, особо ничего не предлагаю.

Денис: Я процентов на 80 сразу представляю, как это должно звучать. И вокально тоже. И остальные 20 процентов остаются на эксперименты.

 

– Денис, Оля как педагог вокала вас корректирует?

Денис: Да вот никак не соберемся позаниматься, хотя очень надо. Я же пою в группе, хоть и на втором плане. И я хочу петь.

– А почему вы вдруг запели? Был какой-то порыв или так и задумывалось?

– Так как песни пишу я, то это получилось естественно.

– А джаз не пробовали петь? Или знаете, как Авишай Коэн (израильский контрабасист УП.Культура) подпевает себе иногда…

– Нет, я в принципе не очень люблю вокальный джаз. Я большой фанат Авишая, но нет, так не пробовал и, скорее всего, не стану.

Бывает такое, что музыкант может круто сыграть сложную джазовую тему, но при этом не умеет играть простой попсовый бит. Как вам удается лавировать между разными жанрами, не впадая в крайности?

Денис: Я многому научился в группе "Океан Ельзи". Когда я только туда пришел, мне все время хотелось много играть. И с каждым месяцем, с каждым годом я приходил к тому, что чем меньше ты играешь, тем больше ты говоришь своей музыкой. Тем лучше для всех. Это что касается функции баса в ансамбле.

Я надеюсь, что мы немного все-таки научились совмещать. Я музыку воспринимаю прежде всего эмоционально, а не как математику. Меня само словосочетание "интеллектуальная музыка" очень раздражает.

Я не очень люблю арт-рок и не люблю сложный-сложный джаз, фьюжн. Люблю, когда есть эмоция. Это может быть и авангардный фри-джаз, странный и непонятный, но при этом ты можешь испытывать офигительные эмоции. Это может быть просто шансон, но очень душевный. Самое главное – когда музыка цепляет.

Мы движемся к тому, чтобы получать удовольствие от самой музыки, а не к пониманию, как эта музыка сделана, и что в этой музыке нужно проанализировать.

 

– Ваши коллеги, в том числе и из "Океан Ельзи", ходят на ваши концерты. Критикуют, хвалят? Вы прислушиваетесь к ним?

Оля: Да, конечно. Бывают очень интересные комментарии. Не только по поводу концертов MARU. Недавно после концерта Volga:Funk Влад Опсеница (гитарист "ОЕ" – УП.Культура) очень интересно комментировал мое пение. И так как обычно ты сам с собой в этом пении, и тебе особо никто ничего не подсказывает, такие комментарии много чего дают. Иногда это похвала, иногда такие "вопросики"…

– А как вы реагируете на критику?

Оля: Отлично. Главное понять, о чем речь. И потом все окей.

А кто для вас является учителем и авторитетом в музыкальном плане?

Денис: Как-то так получилось, что я всю жизнь занимался сам. Было пару человек – джазовых музыкантов в Харькове, которые стали моими учителями. Но 99 процентов того, чего я добился или не добился – я делал сам.

Когда пришел в "Океан", думал: "Да что я тут не знаю". А там много своих тонкостей. Это другой полюс. И там есть свои сложности, они очень интересные и непростые. Играть две ноты в час тоже надо уметь. Учиться можно у многих людей – джаз ли это, рок ли, поп – неважно.

 

Оля: Мне кажется, формат ученик-учитель больше характерен для классики.

Тем не менее, вокалу же вас кто-то обучал?

– Мой папа музыкант. И мое первое становление как музыканта происходило в семье внутри. И я много слушала. И вообще все, что я впитывала в себя, происходило больше через уши. И мне кажется, внимание как слушателя и то, сколько ты можешь почерпнуть из услышанного, представить себе, ощутить, как голос распространяется по всей голове, и дает результат самоучки.

У меня был период ошибок и серьезных проблем с голосовыми связками, с голосом, но не было никого, кто мог бы объяснить все эти моменты. И каким-то чудом меня познакомили с педагогом классического вокала в консерватории, и этот человек стал для меня учителем во всех смыслах. И человеком, который вправил мне мозги.

 

Ваше музыкальное образование вам не мешает в создании музыки, не сковывает?

Денис: Нет, даже помогает. В контексте быстрого принятия решения. То же сольфеджио – ты сразу можешь определить на слух мелодические или гармонические ходы заранее. Предвидеть и предслышать их.

Но я также считаю, что часто это идет не на пользу. Есть много примеров музыкантов без образования, которые пишут офигенные песни, отличную музыку, начиная с тех же The Beatles.

Оля: Мне кажется, роль также играют наслушанность и практика. Я начала работать как певица в кавер-бенде в Днепропетровске лет в 15-16. Конечно же, перепела всякой разной музыки. Мне кажется, это больше всего влияет. Плюс – важно слушать много инструментального джаза, что я и делаю.

Денис: Есть такое мнение, и я с ним отчасти соглашусь, что музыканты-универсалы, которые поют в кабаках и играют все, от джаза до Led Zeppelin, теряют свое лицо. При этом они могут быть супер-профессионалами и играть все на высшем уровне. Поэтому те же "ОЕ" в начале карьеры не пели каверы. Они начали сразу писать свои песни, никому неизвестные. И это очень важно.

 

Но исполнение каверов – это часто способ заработка для музыкантов, особенно молодых…

Оля: Это да. Просто беда в том, что у нас есть же и старики, реально взрослые музыканты, которые с фанатизмом в свои "за 50" занимаются каверами. Это же просто потраченная жизнь. Мне кажется, это такая штука, которой должны заниматься исключительно студенты для практического опыта и заработка, и все.

Денис: Похожая ситуация и в джазе – игра джазовых стандартов, которая приходится на львиную долю джазистов. И мало кто делает свою авторскую музыку.

Вот кстати, многим джазовым музыкантам у нас в стране для того, чтобы себя прокормить, приходится работать у той же Тины Кароль, Светланы Лободы и так далее. В одном из интервью вы говорили, что не преследуете коммерческих целей в проекте MARU. Это правда?

Денис: Конечно, мы хотим, чтобы нам за это платили деньги. Но мы хотим сделать так, чтоб об этом думала наш менеджер Марина Сикоева, а мы будем думать только о музыке.

– Денис, когда вы успеваете писать музыку между концертами? Как вообще это происходит?

Денис: Это как раз тот случай, когда музыкальное образование помогает. Мне очень часто музыка приходит на улице. Когда под рукой нет музыкальных инструментов.

С менеджером группы Мариной Сикоевой

У меня есть города, которые очень вдохновляют – Нью-Йорк, Париж. Я могу просто куда-то идти, и в голове рождается мелодия. И тогда я сразу понимаю, какая будет гармония, запоминаю нотный стан, пишу у себя в голове, и потом вечером на саундчеке беру гитарку, на диктофончик записываю.

Иногда, как это ни банально звучит, мелодия приходит утром, когда я просыпаюсь. Именно утром, только глаза открыл и записал быстренько.

Оля, вы параллельно делаете еще и фанковый проект Volga: Funk. В нем вы раскрываетесь в образе, как сказала Alloise, африканской женщины. Яркой и очень эмоциональной. В MARU вы иная, более сдержанная, минималистичная. В какой роли вам комфортнее?

Наверное, уже в MARU. И я взрослее стала, и наша музыка не такая спокойная уже. В MARU я как-то полноценнее себя чувствую. Более достойно, наверное.

Хотя, конечно же, есть желание профанации легкой, чуть-чуть все спустить на тормозах и беситься. Фанк это позволяет.

Кто из известных музыкантов, которых вы позвали в проект, стал для вас наибольшим открытием именно в фанке?

Дима Шуров и Дима Каднай. Шурова я увидела как творца, как человека, жаждущего делать музыку. Грамотного, все время размышляющего, не опускающего руки.

Денис: Вот ты правильно сказала про Шурова. Он жаждет музыки. Это такая редкость сейчас. К счастью, у меня есть такое окружение, оно небольшое, но есть. Именно музыкантов, которые жаждут музыки, творчества.

– Я не могу не спросить про Женю Галича, с которым вы занимаетесь вокалом и который тоже пел фанк в вашем проекте…

–Как раз в Галиче я не сомневалась. Я же считаю, что фанк – это афроамериканский рок-н-ролл, а Жека – это ходячий рок-н-ролл.

Сейчас у нас в столице проходит Евровидение. Даже участие в Национальном отборе – это уже слава на всю страну. Вы не рассматривали такой вариант для MARU?

Оля: Это от нас не уйдет, и этим мы всегда можем воспользоваться.

Денис: Но пока не рассматривали. Поживем – увидим. Пока мы делаем альбом, и когда закончим – тогда будем думать.

Оля, вы участвовали в проекте "Голос", хоть и недолго. У вас не было желания сделать сольную карьеру? Продюсеры не предлагали сотрудничество?

– Нет, и слава Богу. Я из тех людей, которые выбирают свой путь, более или менее независимый и настоящий. Поэтому я имею то, что имею, и не живу в роскоши, но у меня все по-настоящему. Даже какие-то музыкальные ошибки – настоящие. Все по-честному. И мне это нравится.

 

У MARU есть планы выйти за границы украинского шоу-бизнеса?

– Обязательно, без этого никак.

– Почти в каждом интервью я слышу подобный ответ, но по факту мало у кого это получается. У вас уже есть какая-то стратегия?

Оля: У нас не может быть стратегии, потому что мы занимаемся творчеством. Стратегия есть у нашей команды, которая в нас верит и прилагает усилия.

Понятие моды в музыке для вас существует? Сейчас все подсели на электронную музыку и стараются всюду ее вплести…

Денис: Да, есть такое… Нельзя сказать, что я сильно иду за модой. Но иногда хочется что-то необычное и новое привнести. Это есть.

А что для вас табу в музыке?

Оля: Сальса, латино.

Денис: Регги ненавижу, латину ненавижу, арт-рок.

– Что для вас выход из зоны музыкального комфорта? Есть еще что-то, чего вы хотели бы достичь?

Оля: Единственное, что может мне мешать – недостаточное количество времени, проведенное с самой собой над изучением материала, особенно авторского. Вот сейчас я очень волнуюсь и хочу как можно больше времени посвятить впеванию материала, чтобы из себя достать самые лучшие варианты исполнения.

Во всем остальном я себя комфортно чувствую, если я освоила материал. Из каких-то недосягаемых на сегодня вещей, наверное, это scream, пение двойными связками, которое периодически получается, и академическое классическое пение на крутом уровне бельканто – это то, что я хотела бы в своей жизни освоить. Все.

Денис: Я сейчас стараюсь писать песни на украинском языке. Для меня это новое увлечение, которое я хочу освоить. Мне интересно, что получится дальше. Меня сейчас так поперло в этом смысле. Я же из Харькова, и основной язык у меня русский. Поэтому с украинским мне сложнее, но я стараюсь подучиться.

–Это был порыв души или влияние всеобщей волны патриотизма?

– Мне просто нравится, как украинский звучит в песнях. Он очень певучий. Я точно не хочу писать на русском не из-за того, что происходит в политике. Просто как-то украинский и английский в музыке мне более по душе.

Чего вы как артисты боитесь больше всего?

Оля: Чтобы не закрыло творческую чакру.

Денис: Чтобы не пропала эта жажда музыки.

Тамара Кудрявченко, специально для УП.Культура

powered by lun.ua

Головне на сайті