Режиссер Ханна Полак: Мы теряем человеческий облик, когда перестаем помогать

2172
14 червня 2017

На протяжении четырнадцати лет снимать кино ради людей – такой профессиональный путь выбрала польская документалистка Ханна Полак, и теперь ее фильм покоряет зрительские сердца.

В 2005 году за фильм  "Дети Ленинградского", снятый вместе с режиссером Анджеем Целинским, ее номинировали на "Оскар".

Уже тогда она работала над новым проектом – историей десятилетней девочки Юли, которая жила на одной из крупнейших мусорных свалок в Европе.

Четырнадцать лет съемок этой героини и ее окружения превратились в документальный фильм "Человек живет для лучшего" ("Something Better to Come").

Теперь о том, как обрести счастье на свалке и видеть человека в каждом, Ханна Полак рассказывается в разговоре с УП.Культура.

"Я не могу пройти мимо чужого горя, не обратить на него внимания, не подать руки". Фото: Катерина Москалюк

Одиночество на свалке

Я не искала никаких историй для фильмов специально. Просто однажды я встретила группу людей, которым была нужна помощь. Я хотела что-то изменить для них, как минимум, привести лекарства, отвезти в больницу, хотя многие даже отрицали их существование.

На этих людей часто смотрят только как на бомжей, у которых нет права на человечность по отношению к себе. Но я не могу пройти мимо чужого горя, не обратить на него внимания, не подать руки.

Мы сами теряем человеческий облик, когда перестаем помогать другим. Поэтому, прежде всего мне хотелось показать в своих героях настоящих людей.

Люди идут по такой дороге по разным причинам. У кого-то отняли квартиру, кто-то был в Афганистане или где-то еще на войне, а когда вернулся, то не знал, куда себя деть, кого-то выгнали из дома.

Одного из моих знакомых бросила жена, он пошел по наклонной и оказался на улице. Он долго жил, даже не зная, какой сейчас месяц или год.

Однажды его встретила случайная прохожая и купила кофе. Но он кофе не любил, поэтому отдал его другому бездомному. Тогда женщина вернулась и купила ему уже тот напиток, который был ему по вкусу.

После этого случая он долго плакал – это был первый человек, который, спустя много лет, смог его растрогать, буквально коснуться его сердца. Он решил исправиться и сейчас помогает другим бездомным.

Мои герои чувствуют, что общество их откинуло, понимают, что они одиноки.

"Мы можем стать по-настоящему счастливыми, только когда мы живем для других". Фото: Катерина Москалюк

Одна из героинь, Ольга, однажды сказала, что для общества люди, которые живут на свалке – тараканы. Она понимает, что, возможно, плохо пахнет, но ей негде помыться.

Однако, мне кажется, что даже если Ольга примет ванну, в глазах других людей она уже потеряла свое лицо, потеряла право быть человеком.

Я никогда не забуду время, проведенное с этими людьми на свалке. Они жили в каких-то нечеловеческих условиях.

И кто-то же позволил случиться этому – позволил построить страну в стране прямо под Москвой со своими законами, где женщин можно насиловать, где можно убивать, где люди работают на мафию, где дети погибают, потому что даже скорая помощь не хочет приезжать.

Многие думают, что это нормально, когда люди живут на свалке и не имеют никаких прав. Ведь они – бомжи.

Почему мы считаем, что живя в своем эгоцентрическом мире, мы станем когда-то счастливыми? Счастье же приходит только тогда, когда мы что-то даем, а не берем.

Конечно, брать – это тоже искусство, но дать – это привилегия, честь. Мы можем стать по-настоящему счастливыми, только когда мы живем для других. В этом весь смысл.

Даже если мы спасем одного человека в жизни – это уже очень много.

Фото: Катерина Москалюк

Вовремя повзрослеть

История главной героини Юли, из фильма "Something Better to Come", прежде всего, о взрослении.

Я наблюдала за этой девочкой с десятилетнего возраста и до ее 25-летия. За это время она превратилась в женщину не только физически, но и эмоционально.

На пути у Юли было много психологических испытаний. Когда ей было 15, она забеременела.

После родов Юля поняла, что ей некуда больше деться. Все, к чему раньше не надо было стремиться, что, как ей казалось, может исправить судьба, стало ближе, ясней.

Когда у тебя есть ребенок нужно принимать определенные решения и думать не только о себе. Юля поняла, что жизнь – в ее руках, что она сама кузнец своего счастья. Этот момент созревания Юли важен для меня.

Некоторые люди никогда не взрослеют. У нас могут быть деньги и возможности, но в сложные моменты мы все равно опускаем руки и даже не пытаемся сражаться или хотя бы что-то контролировать. Большинство может прожить всю жизнь, так ничего за себя и не решив.

Есть такая поговорка – Бог помогает тем, кто помогает себе. Я считаю, что в этом есть смысл. Мы никого не можем насильно изменить, все-таки должно быть желание. Но иногда условия не позволяют нам двигаться дальше.

Для большинства моих героев изменения были невозможны. Они прожили на свалке уже слишком долго, их жизнь начала угасать, а общество не хотело их принимать. Быть может, эти люди слишком поздно повзрослели.

Уроки для зрителей

Я спросила однажды Юлину маму Таню, каким она считает свой опыт жизни на свалке – хорошим или плохим. Она ответила, что хорошим.

Я удивилась – как это может быть хорошим опытом? Ее же изнасиловали, она столько лет жила в каком-то шалаше посреди мусора. На что она мне ответила, что свалка научила ее быть более толерантной, более терпимой по отношению к другим.

Юля - главная героиня фильма Ханны Полак

Когда люди смотрят фильм, я вижу, как они улыбаются глядя на моих героев. В такие моменты я чувствую, что их заново принимают, заново оценивают.

Я бы хотела рассказать об этом героям, но, к сожалению, многих из них уже нет в живых.

Фильм "Something Better to Come" пока что показали всего на нескольких фестивалях, поэтому его видело не очень много людей. Из России уже была реакция и в основном – это стыд, мол, нельзя показывать такое, нельзя говорить на эту тему, нельзя снимать чернуху, надо это прикрыть.

Но ведь этот фильм не о критике России, а о любви к человеку. Бездомные люди есть везде, бездомные дети тоже есть везде. Если зритель этого не понимает, то я с этим уже ничего поделать не могу.

В разных странах по-разному принимают проблемы. Например, в Польше тоже иногда не хотят обсуждать некоторые части истории. Также и в Украине.

Недавно вот Войцех Смажовски выпустил свой фильм "Волынь" и он получил много критики с обеих сторон. Но если мы не будем видеть свои ошибки, то они будут повторяться.

Когда я была в Германии, то очень удивилась, насколько хорошо немцы отработали урок нацизма. Они принимают беженцев, организовывают группы для изучения немецкого языка, проводят время с детьми беженцев, собирают для них одежду и еду.

Мы можем поучиться переосмысливать историю, научиться раскаиваться у немцев. Ведь если не работать над ошибками, кто-то может придумать свою версию событий.

"Я верю, что посмотрев мой фильм, у других появится больше понимания, доброты, ласки по отношению к этим людям." Фото: Катериан Москалюк

Как режиссер, как журналист, я могу только создать инфоповод для размышлений. Тогда люди начнут давить на власть, и она будет вынуждена как-то действовать.

Но нормальные люди не будут искать источник своих проблем только в правительстве. Прежде всего, они попробуют найти его в себе.

Однако мы живем в постсоветском пространстве, где раньше за нас все решало государство. У нас нет гражданского общества – оно только начало зарождаться.

Мы считаем, что помогать детским домам должны власти – это же не наша работа заниматься социальными инициативами.

Когда я снимала фильм "Дети Ленинградского", к моим героям подходили люди, бросали какие-то монетки, помогали им. Но были и те, кто проходил мимо и не замечал этих детей.

Конечно, каждый должен отвечать сам за себя. Но даже если человек просто плывет по течению и ничего не делает, он все равно участник событий.

Я верю, что посмотрев мой фильм, у других появится больше понимания, доброты, ласки по отношению к этим людям.

Скриншот из фильма Ханны Полак

Однажды, женщина из Мексики написала мне, что после просмотра фильма, она пообещала себе быть лучшей матерью. А один юрист из Атланты сказал, что когда смотрел мой фильм, то хотел побежать в соседнюю комнату и обнять своих детей. Для меня это главный показатель успеха.

Созидание надежды

Я понимаю, что мы живем в очень трудное время, где люди устают даже от банальных бытовых проблем. Поэтому мне было важно создать фильм, который несет какую-то надежду, а не оставляет зрителя без решений.

Мы не всегда можем все бросить и начать кому-то помогать. Я не знаю, как это работает. Одни люди могут собирать вещи, другие – еду, третьи – деньги давать, четвертые могут купить человеку билет домой.

Те, кто хочет помогать, – помогают. После премьеры фильма один человек написал мне, что фильм вдохновил его работать в центре для бездомных и попросил написать рекомендацию – сейчас он помогает людям.

История успеха Юли – это метафора надежды. Юля говорит, если кто-то дает ей хоть маленький шанс на лучшую жизнь, она им пользуется. И я думаю, что таких людей как она среди бездомных много.

Героини фильма

Конечно, им нужна реабилитация, ресоциализация, некоторые бездомные зависимы от алкоголя и наркотиков, поэтому они не могут измениться только потому, что им дали жилье или работу.

Но все равно я постоянно получаю письма от других героев фильма, где они рассказывают, что им удалось вырваться.

Во время съемок у меня на квартире постоянно жили дети с этой свалки. Я пыталась пристроить их в какие-то детские дома, но часто слышала, что там не хотят их брать, что мест нет.

Некоторых все-таки получилось запихнуть – они закончили школу, завели семьи, они живут нормально.

Если дать человеку шанс, то может произойти чудо. Никогда не знаешь, когда семечко доброты, которое ты посадил, даст плоды. Но все равно ты берешь это семечко и сажаешь.

"Если дать человеку шанс, то может произойти чудо." Фото: Катерина Москалюк

Анастасия Иванцив, специально для УП.Культура

powered by lun.ua

Головне на сайті