(Не)бедное искусство: арт-гид по современному Турину

1600
15 липня 2017

Идея данного текста возникла в разговоре двух независимых кураторов из Украины, которые, не сговариваясь между собой, оказались "на резиденции" не в более конвенциональных Амстердаме, Брюсселе или Лондоне, а в Турине.

Не слишком примечательный город на севере Италии, при упоминании которого в памяти в лучшем случае всплывает образ покойного Ницше, загадочной Туринской плащаницы или (не)любимого итальянцами футбольного клуба Ювентус.

Однако у Турина есть одно небезразличное для нас, культурных работников, качество – необычайно развитая художественная инфраструктура, состоящая из плотной сети музеев, фундаций и галерей современного искусств.

Выросшие здесь как грибы после дождя за последние несколько лет, они не только сделал его одним из наиболее привлекательных культурных центров, как минимум в Италии, но и заново переписали его "индустриальную идентичность", маркером которой является Фиат самый большой автомобильный завод в Европе и символ итальянского экономического чуда 1950-1960-х годов.

Сидя за столиком уютного туринского кафе, где мы обменивались собственным опытом, мы решили объединить две разные точки зрения на этот город и его художественный контекст.

По сути, наши размышления вылились в микро-глоссарий, обрисовывающий контуры местной арт-системы на основе ряда знаковых личностей, институций и явлений.

Читать его можно и как арт-гид и как некое пособие, демонстрирующее как взаимодействие государственной поддержки и частных капиталовложений может сформировать условия для развития локальной художественной среды.

Арте Повера

Арте Повера (Arte Povera) в переводе с итальянского "бедное искусство" широко известное авангардное художественное направление конца 60-х-начала 70-х годов, сформировавшееся в Турине с легкой подачи куратора Джермано Челанта автора термина и его идейного вдохновителя.

Под названием "бедное" Челант не имел ввиду отсутствие у художников "денег" (хотя определенная причинно-следственная связь между "бедностью" искусства и отсутствием материальных средств в стране, переживающей в то время переход от аграрного к промышленному производству, вполне могло иметь место), а использование в работах недорогих или вовсе ничего не стоящих природных и подручных материалов таких как камень, стекло, мусор, предметы интерьера, поношенная одежда.

Противопоставляя традиционному представлению об искусстве как о "продукции" скудность материала, художники Арте Повера настаивали в том числе и на пересмотре самого акта собирания и коллекционирования, как способа критической реакции на стремительно усиливающуюся коммерциализацию искусства.

Однако даже очень беглый взгляд на место этого течения в контексте локальной художественной сцены достаточно, чтобы констатировать попытка сбросить искусство с пьедестала, освободив его тем самым от ряда нормативных конвенций, предпринятая такими авторами как Алигьеро Боэтти, Яннис Кунеллис, Марио Мерц, Микеланджело Пистолетто привела к противоположным эффектам: музеефикации, коммерциализации и глорификации.

Алигьеро Боэтти. Я, загорающий в Турине 19 января 1969 года. Фото: artslant.com

Наилучшей иллюстрацией этого может служить случай, произошедший здесь в 2011 году. Тогда ярмарка современного искусства Артиссима пригласила Triple Candie кураторское объединение, работающее на грани провокационной эстетики и апроприативной стратегии разработать проект критически переосмысливающий художественное наследие Арте Повера.

Кураторы охотно приняли вызов и разработали ироничное экспозиционное высказывание, где стремились посредством инсинуации поддать сомнению сам факт его существования.

Однако под давлением художников, галеристов и коллекционеров на куратора ярмарки Франческо Манакорда данное предложение было встречено крайне враждебно, что привело впоследствии к аннуляции проекта буквально за несколько дней до его анонсированного открытия.

На этом фоне, ностальгическим отголоском прошлого звучит название статьи Джермано Челанта опубликованной в журнале Flash Art за 1967 год и являющейся по сути программным манифестом: "Arte Povera: Notes for a Guerrilla War" ("Бедное искусство: Заметки к партизанской войне").

Патриция Сандретто Ре Ребауденго

В мартовском номере журнала Christie’s вышло интервью с основательницей Фонда Сандретто Ре Ребауденго Патрицией с заголовком "Королева Турина", что совсем даже не преувеличение для красного словца.

Патриция Сандретто Ре Ребауденго начала собирать коллекцию современного искусства в начале девяностых, в 1995 году открыла Фонд, а в двухтысячных две кураторские программы CAMPO для молодых итальянских кураторов и Young Curatorial Residency Programme для международных кураторов, только что окончивших обучение кураторской практике в лучших мировых вузах и институциях.

Патриция Сандретто Ре Ребауденго. Фото: artemagazine.it

Теперь в арсенале "королевы Турина" огромная коллекция, в том числе самое большое количество работ Маурицио Каттелана в одних руках, просторное выставочное пространство, призванное закрепить за городом статус культурной столицы Италии  и сумасшедший график (застать Патрицию в Турине практически невозможно).

Именно кураторские программы то, что привело нас обоих в Турин и то, что выделяет Фонд Сандретто Ре Ребауденго из целого ряда других арт институций не только в городе, но и в стране.

CAMPO единственная кураторская программа в Италии, ее выпускники часто продолжают учебу за границей, открывают non-profit spaces или устраиваются работать в большие институции лучшей профессиональной подготовки не придумаешь.

Международная же программа построена на идее искусства как soft power, и предоставляет международным кураторам возможность познакомиться с огромным количеством итальянских художников и впоследствии привлекать их в свои проекты.

Кроме этого, деятельность Фонда ориентирована в большей степени на обычного зрителя, а не профессионалов, из чего вытекает наличие активно работающего образовательного департамента и культурных медиаторов. Четыре-пять больших выставок в год всегда сопровождает достаточно разнообразная публичная программа, призванная сократить дистанцию между современным искусством и обычным зрителем.

Пейзаж

Нет такого современного итальянского художника, который бы в своей практике не обращался к пейзажу. Конечно, генерализация любого рода всегда опасна, но в этом случае практически необходима, так как отражает то, что можно назвать тенденцией или отличительной чертой итальянского современного искусства.

Итальянцы пейзаж конструируют и деконструируют, дополняют, от него отталкиваются и к нему приходят в результате. Например, туринская художница Лаура Пуньо работает с горным пейзажем, который сначала фотографирует, затем печатает на деревянной панели, а потом отшлифовывает определенные элементы с помощью болгарки.

Лаура Пуньо. Без названия. Фото предоставлено авторами

В результате, изображение приобретает фактуру и из двухмерного превращается в трехмерное, одновременно становясь почти абстрактным. Любование здесь переплетается с достаточно жестким актом вторжения в изображение.

Красота и живописность итальянской природы столетиями привлекала художников; по всей видимости, не способны от нее "освободиться" и современные авторы. Туринский пейзаж, в свою очередь это горные хребты, которые иногда возникают просто в конце улицы (именно поэтому последние порой носят названия первых), ослепляя пешехода своей красотой и близостью.

На одном из холмов недалеко от города расположена базилика Суперга, построенная в восемнадцатом веке Витторио Амедео II, который поклялся в молитве Деве Марие возвести церковь, если он одержит победу над осаждавшими Турин франко-испанскими завоевателями.

Интересно, что современная история базилики связана с крушением у ее задней стены 4 мая 1949 года самолета с футбольной командой "Торино". Все пассажиры погибли, что стало одной из крупнейших трагедий в истории итальянского футбола.

От Суперги до Музея современного искусства Кастелло ди Риволи, также расположенного на возвышенности, через весь город простирается самая длинная и оживленная улица корсо Франча, которая буквально разрезает его на две части.

В ясную погоду с холма, на котором расположен замок Риволи можно увидеть базилику Суперга и ведущую к ней длинную прямую линию улицы и наоборот, с холма Суперга хорошо просматривается замок, ставший музеем современного искусства. Ну и конечно, с обеих точек открывается вид на расположенный в долине Турин.

Монументы и, в частности, монумент Виктора Эммануила II

Не заметить фигуру первого короля Италии Виктора Эммануила II, стоящего на подушке, водруженной на коллону (вся конструкция возвышается на 39 метров), крайне сложно. Открытый в 1899 году  памятник в прямом и переносном смысле возвеличивает Отца Нации, который объединил Италию и фактически создал страну в том виде, в каком мы знаем ее сейчас.

Король стоит на пересечении двух оживленных улиц в непосредственной близости от Галереи современного искусства и, очевидно, призван смущать и вызывать благоговение у прохожего. Он настолько не соотносится с окружающими его зданиями и вопиюще диспропорционален, что в этом есть даже что-то привлекательное.

Конечно, если вам удастся абстрагироваться от идеологической функции монумента, которая в этом случае иллюстрирует горизонталь власти. В целом Турин густо населен всевозможными памятниками и public art в уместных и неуместных местах, а общее настроение большинства монументов можно охарактеризовать как патриотически-глорифицирующее, в духе "от благодарных потомков…" и дальше по списку.

Марио Мерц. Фонтан Иглу. Фото предоставлено авторами

Есть, конечно, и исключения, как, например, фонтан Иглу Марио Мерца, который расположен на одной из оживленных центральных улиц. Художник жил и работал в Турине, а сейчас здесь размещается Фонд Мерц. Также здесь раз в два года проходит выставка и вручается Mario Merz Prize в области визуального искусства и современной музыки.

Артиссима

Артиссима ярмарка современного искусства с немного комичным названием, которая ежегодно проходит в ноябре месяце в Турине. Самое масштабное в Италии арт-событие после Венецианской биеннале притягивает огромные толпы художников, кураторов, коллекционеров и арт-туристов.

Так, двадцать третий выпуск ярмарки посетило более 50 тысяч человек, что расхаживали между стендами 193 галерей из 34 стран мира. Но Артиссима, как и отдельные арт-ярмарки наподобие Art Bazel или Frieze, это не только о продажах.

Наличие таких секций, как "Present Future", посвященной презентации исключительно новых, ранее не экспонировавшихся проектов молодых художников или "In Mostra" выставочного проекта, для которого произведения отбираются из музейных и частных собраний, исходя из специфического кураторского фокуса, закрепили за ней международный статус одной из самых "курируемых".

Артиссима. Фото предоставлено авторами

Ярмарку легко представить в виде осьминога, длинные щупальцы которого захватывают всех: от масштабных музеев современного искусства до камерных non-profit или artists-run spaces. Пользуясь моментом, все они стремятся открыть свои новые и наиболее актуальные проекты специально "под" (справедливости ради стоит сказать, что вслед за этим художественный процесс в городе впадает в "спячку" вплоть до конца нового года).

Тем не менее, невероятная синергия в действиях иной раз различных по своей природе "культурных сил" в данный период манифестирует спаянность субъектов локальной художественной сцены, которые конкуренции предпочитают выстраивание долгосрочных профессиональных взаимоотношений.

Реализованная на пересечении различных контекстов: национального и пост-национального, экономического и культурного, частного и государственного, институционального и независимого, Артиссима весьма удачно смешивает экономические потребности международных галеристов с предрасположенностью к художественным экспериментам, сохраняя тем самым, за Турином статус одного из актуальных и пунктуальных центров производства современного искусства.

Каролин Кристоф-Бакарджиев aka КаКаБе

Каролин Кристов-Бакарджиев, или, как ее ласково прозвали российские арт-критики, КаКаБе известная кураторка родом из США, первая женщина в истории, возглавившая рейтинг журнала ArtReview (2011 год).

В ее послужном списке, среди прочего, значится опыт работы в MоMA; кураторство 16-й Сиднейской биеннале; и что самое важное, руководство наиболее значимой в художественном мире экспозицией dOCUMENTA (13), прошедшей в 2012 году с ее легкой подачи не только в Касселе, но также Кабуле (Афганистан), Александрии и Каире (Египет) и в Банфе (Канада).

Маурицио Каттелан. Двадцатый век. Фото предоставлено авторами

Заработав международную репутацию визионера, Каролин вернулась туда, откуда начала в Италию, где она изучала историю искусств, литературу и философию.

Ее возвращение в Турин, где она работала сначала шеф-куратором, а затем и исполнительным директором Музея современного искусства Кастелло ди Риволи, без преувеличения можно назвать триумфальным. Так, в придачу к уже знакомому Риволи ей досталась и Галерея современного искусства, которые она возглавила в 2016 году.

Крайне эксцентричная личность, Каролин всегда вызывала у представителей арт-истеблишмента широкую гамму эмоций от восторга до раздражения. В рамках подготовки к dOCUMENTA она сажала в парке бронзовые деревья Джузеппе Пеноне рядом с настоящими, делала спекулятивные заявления о том, что у растений и животных тоже есть собственное творчество, а также разговаривала с пчелами.

Все это, наверное, для того, чтоб подчеркнуть собственный "анти-антропоцентризм", ставший на пару с сопровождающей ее повсюду собачкой, частью яркого медийного образа.

В отличие от большинство кураторов, которые конструируют выставки, исходя из определенной концепции, тем самым давая собственную трактовку произведениям, Каролин выстраивает визуальные или, шире, феноменологические связи между произведениями искусства и различными объектами, в спонтанном взаимодействии которых обнаруживаются новые, порой весьма неожиданные смыслы на стыке материальной культуры, истории и современной политики.

В Турине перед кураторкой стоит намного более прозаичная, но оттого не менее комплексная задача объединения двух очень различных по своей природе художественных институций: расположенной в центре города, более конвенциональной и поэтому доступной модернистской галереи и элитарного, а также крайне суггестивного музея загородной резиденции Савоя где произведения из коллекции тонко вписаны в дворцовый интерьер.

Пока вызов был принят ею буквально: реализованы несколько выставок, работающих в паре, и запущен автобус, налаживающий коммуникацию между ними. Теперь после вернисажа в GAM, как ее привыкли здесь называть, зрители могут бесплатно и с комфортом добраться и до Кастелло, чтобы посмотреть вторую часть выставки и взять личный реванш по части фуршета.

Катерина Филюк, Сергей Канцедал, специально для УП.Культура

Титульное изображение на странице: Ladiras/Depoitphotos

powered by lun.ua

Головне на сайті