Связь поколений: что нужно знать об украинских выставках в PinchukArtCentre

1274
5 липня 2017

Уже второй год PinchukArtCentre развивает направление Исследовательской платформы работы над архивом современного украинского искусства, сопряженного с проведением исследований, публикацией книг и организацией выставок.

Нынешние украинские проекты Центра – выставка "Федор Тетяныч. Канон Фрипулья" (куратор Валерий Сахарук), "Родина в огне" (куратор –Татьяна Кочубинская), "Versus" (куратор – Сергей Братков) – проходят в рамках работы Платфомы.

Все проекты расположены на четвертом этаже, и зритель волей-неволей оказывается в исследовательском пространстве, быстро переходя от одной темы к другой. Каждый из проектов достоин отдельного внимания и разговора, более пристального и сфокусированного.

Специально для УП.Культура Катерина Яковленко рассказывает о всех трех проектах и о том, как можно их прочитать, если смотреть комплексно.

Автор отмечает, что ее взгляд не претендует на выстраивание канона. Это скорее – речь влюбленного, короткие мысли вовлеченного в экспозицию человека.

ФЕДОР ТЕТЯНЫЧ. КАНОН "ФРИПУЛЬЯ"

Федор Тетяныч родился в 1942 году в с. Княжичах Киевской области во время немецкой оккупации Украины. В 1966 году окончил Киевский государственный художественный институт, работал на Киевском комбинате монументально-декоративного искусства, а в 1973 году стал членом Союза художников УССР.

Работая на государственный заказ, он создавал гигантские жанровые полотна, в том числе и на казацкую тематику. Понятие "Фрипулья" (Живое Единство Всей Бесконечности, Живая Бесконечность) впервые появилось в конце 1970-х годов.

Черно-белая температура. Фрипулья в пространстве жизненной необходимости. Плакат. Предоставлено семьей художника. Фото: Сергей Ильин

На протяжении всего времени Тетяныч-Фрипулья развивает собственный метод. В 1990-е о Тетяныче будут говорить преимущественно как о "мусорном" художнике, живой инсталляции, человеке-перформансе, который устраивал свои акции на Андреевском спуске.

Куратор выставки Валерий Сахарук решил уйти от "мусорного канона" Фрипульи и показать его с точки зрения концептуального искусства, придав выставке черно-белую эстетику.

Дипломат Фрипулья. Найденный дипломат, металл, фрагменты печатной машинки, антенна, коллаж Предоставлено семьей художника. Фото: Сергей Ильин

"Например, с самого начала всем нравилась живопись такая гладенькая, знаете, такая без мазков. А я начал домешивать туда песок, потом разные предметы, – говорит Фрипулья Дмитрию Десятерику в интервью газете "День".

– Потом все больше и больше, вплоть до того, что даже людей в краску обмазывал, к полотну приклеивал. А потом мне пришла в голову идея, и я взял и к полотну приклеил земной шар. Весь. Приклеил земной шар, понимаете?

Ну, как я это технически сделал, – уже другой разговор, но вот с тех пор земной шар, вся Вселенная – все это приклеено к моему полотну. И после этого дальше у меня начались философские изыскания – стихи начал писать, понял, что я – планета Земля, а Солнце – мой орган.

Без Солнца как без сердца, я не могу жить, если оно погаснет, то я тоже умру. Я в этом плане ощущаю, что и планеты разные, и Вселенная – в них я вечно буду жить".

Объекты и фрагменты инсталляций, которые находились в мастерской Федора Тетяныча, фотографии интерьера мастерской. Фото: Сергей Ильин

Основную часть экспозиции занимают разработки биосферы, архивные материалы, артефакты и в первую очередь – тексты, которые куратор выставки выделил в отдельные элементы экспозиции.

Стоит сказать, что в этом году о Тетяныче говорили не единожды – некоторые его работы были подарены вдовой художника Ганной Тетяныч в коллекцию Национального художественного музея. Также планируется еще несколько проектов о его творчестве.

РОДИНА В ОГНЕ

Работы выставки "Родина в огне" рефлексируют на тему украинского травматического опыта, переживания катастрофы, как физической – аварии на Чернобыльской АЭС, так и метафизической – огонь как метафора внутреннего кризиса и катастрофы.

Георгий Сенченко. Сакральный пейзаж Питера Брейгеля, 1988. холст, масло. Фото: Сергей Ильин

На выставке представлены произведения Сергея Браткова, Владимира Кожухаря, Эдуарда Колодия, Николая Маценко, Бориса Михайлова, Георгия Сенченко, Ильи Чичкана и группы "Перцы" (Олег Петренко и Людмила Скрипкина), которые отражают тему раннего периода независимости Украины.

Выставка имеет прямую отсылку к литературному произведению и киноповести Александра Довженко "Украина в огне", в которой украинский писатель и режиссер описывает повседневную жизнь украинцев во Второй мировой войне.

Но на этой выставке как никогда актуально другое сравнение – фильм Дэвида Линча "Твин Пикс", и его известная фраза "Огонь, иди за мной". Фильм Линча построен на использовании образа двойников, которые противопоставляются друг другу: две горы, черный и белый вигвамы, добродетель и зло.

Илья Чичкан (в соавторстве с Петром Виржиковским). Атомная любовь, 2003 видео. Фото: Сергей Ильин

Темные стены, как некий своеобразный Черный вигвам отсылают к царству двойников, обладающих негативными качествами и злым умыслом.

Метафора главного злодея Боба, который вселяется в героев, также не случайна. Каждая работа выставки о том, что этот Боб все 25 лет находился внутри многих из нас.

Символический образ двойников раскрыт в нескольких работах: в живописи Эдуарда Колодия "Без названия" изображены двое обнаженных мужчин-близнецов, расположенных лицом друг к другу.

Эдуард Колодий. Без названия, 1998. Холст, масло. Фото: Сергей Ильин

В руках они держат автоматы Калашникова. Огненный фон подчеркивает воинственность персонажей. Работа была сделана в период разработки концепции украинского бренда в момент, когда украинское оружие стало темой для гордости, массированной в массмедиа.

Еще одной работой, отсылающей к "двойному дну", является работа Николая Маценко "Дары полей", созданная в рамках его геральдического цикла. В таких произведениях художник часто делит изображение на две части, которые наделяет одинаковыми элементами и символами.

В интервью газете "Капитал" в 2014 г. он отмечал, что "создавая свои геральдические картины, всегда соблюдает симметрию – противостоящую энтропии и вселенскому хаосу. Ведь все созданное Богом – люди, растения – почему-то симметрично".

VERSUS

Выставка "Versus" Сергея Браткова – это результат долгосрочного сотрудничества приглашенного куратора Сергея Браткова с новой генерацией художников, бывших студентов Московская Школа фотографии и мультимедиа им. А. Родченко (Москва): Юлия Голуб (видеоинсталляция), Зина Исупова (видео), Алина Клейтман (видео), Александр Кутовой (скульптура), Анна Ротаенко (инсталляция, мультимедийная инсталляция), Дмитрий Старусев (фотография).

Несмотря на то, что все художники активно участвуют в выставках, как в коллективных проектах, так и с персональными, для большинства из них в Украине данная выставка стала премьерной.

Алина Клейтман. Зачем ты мне врешь? 2017, видео. Создано при поддержке PinchukArtCentre. Фото: Сергей Ильин

Выставка проходит в рамках проекта PAC UA: Переосмысление. Политическая конфронтация Украины и России актуализируется на выставке вопросом о месте художника и его роли: что делать украинскому художнику, который живет и работает в России [в любой другой стране и в особенности, если это Россия]; как воспринимается его позиция и творчество в Украине; подпадает ли искусство этих художников под тег "украинского национального искусства", может ли сегодня, в ХХІ веке вообще существовать маркер "национального искусства" и т.д.

Дискуссия о том, что является украинским наследием начинается с начала ХХ века и часто сопряжена с политическими вопросами и нынешней повесткой дня. "Versus" как раз опровергает определение "украинского" искусства с точки зрения физического присутствия в стране, его включенности преимущественно в локальную художественную среду.

Работы молодых художников, представленных на выставке в PinchukArtCentre, более чем украинские.

Юлия Голуб. Бабушка в космосе, 2017 3D-анимация. Фото: Сергей Ильин

Например, мультимедийная инсталляция "Рушнык" Анны Ротаенко, которая несколько лет прожила в Украине, – это рефлексия на украинскую культурную ситуацию постсоветского периода.

"Рушнык" Анны – это черное полотно с длинными симметричными белыми полосками с правой и левой стороны, которые отсылают к визуальной культуре 1990-х годов и эстетике субкультур.

Анна Ротаенко. Полотенце, 2017, ткань, сабвуфер, смешанная техника, аудио по мотивам композиции «Биография» группы «Кровосток». Создано при поддержке PinchukArtCentre. Фото: Сергей Ильин

Так художница, которая занимается изучением субкультур, представила зрителям свою личную историю, связанную с Украиной, в доступной для нее и для аудитории форме, скрестив символику Adidas с украинским рушныком.

Путь в Украину ярко выражен в работе Дмитрия Старусева, выходца из Макеевки. Его работа "Моисей" – два почти одинаковых дагерротипа.

Дмитрий использует библейскую историю про откровение Моисея, который из куста неопалимой купины получил призыв Бога к освобождению еврейского народа и, фактически осознал свой путь домой.

Работы Анны Ротаенко и Дмитрия Старусева в экспозиции. Фото: Сергей Ильин

Тема пути домой – одна из центральных в творчестве молодого автора.

Мысль о возвращении домой не единожды повторил куратор выставки Сергей Братков. "Спасибо PinchukArtCentre за то, что мы приехали домой", – неоднократно говорил он на открытии.

***

Несмотря на то, что все три выставки очень разные – по выбору медиа, по экспозиции, по темам, поднятым в искусстве, их можно объединить одной невидимой нитью – школой.

Каждая из выставок рассказывает о художниках разных поколений: Федор Тетяныч начал работать в конце 1960-тых годов; художники выставки "Родина в огне" сформировались в 1980-е – начале 1990-х, художники проекта "Versus" Сергея Браткова – это, собственно, студенты самого Браткова из школы Родченко, молодые люди из Украины разных лет, преимущественно родившиеся еще в Советском Союзе, но сформировавшиеся уже в период независимости.

Символично, что и выставка "Родина в огне" завершается именно работой "Оператор ада" Сергея Браткова.

С одной стороны, это – альтернативный [случайно сконструированный] взгляд на историю и на систему современного искусства, начало которого было заложено еще в 1960-е года. С другой стороны, представленное искусство – все позднесоветское.

Ярким сравнением будет работа Юлии Голуб "Бабушка в космосе" с художественной практикой Ильи Кабакова, выходца из Днепропетровска. Если герой Кабакова улетел в космос, то бабушка Голуб не может вылететь из квартиры, она летает по замкнутому пространству в поисках "дыры".

Квинтэссенцией всех этих сложных отношений является интервенция Коллектива конкретных дат, которые для чего-то притащили в помещение современного искусства совершенно не современную работу Сергея Григорьева "Прием в комсомол" (1949) из Национального художественного музея.

Коллектив конкретных дат. О побочных эффектах об(л)учения соцреалистической живописи, 2007. Дидактическая интервенция, растянутая во времени, с использованием произведений искусства и сопроводительных материалов. Фото: Сергей Ильин

На картине изображена молодая девушка, школьница, которую принимают в комсомол. Изначально Григорьев на картине написал и бюст Сталина, но позже в связи с развенчанием культа Вождя, лично зарисовал портрет.

Негласно живопись рассказывает о тех самых связях и школе художников, об академической среде. Григорьев – ученик Федора Кричевского (выставка которого недавно открылась в Национальном художественном музее Украины, – прим. УП.Культура), одного из основателей художественной Академии в Киеве. А ученики Григорьева сегодня занимаются обучением молодых авторов.

Все связи и сравнения, о которых я написала, возможно, не имеют ничего общего с официальной интерпретацией кураторов, а являются лишь индивидуальным пониманием, punctum-ом, некой особенностью, которая была установлена между мной и экспонируемыми объектами.

В этой ситуации читателю/зрителю ничего другого не остается, кроме как перепроверить данную интерпретацию со своей собственной.

Катерина Яковленко, специально для УП.Культура

powered by lun.ua

Головне на сайті