Лаура и Кристина Марти: Украинский джаз еще молод, и у него все впереди

1899
12 жовтня 2017

Лаура и Кристина Марти (Мартиросян) – одни из немногих украинских вокалисток, которые остаются верны джазу и, более того, сами его создают. 

На счету у сестер уже три альбома, последний из которых они недавно презентовали в столице.

Армянки по национальности, выросшие в Харькове, Кристина и Лаура называют себя космополитами. Хотя часто обращаются к своим корням и в музыке, и в стихах.

Марти работают с лучшими музыкантами страны. А своей миссией сёстры амбициозно называют развитие не просто украинского джаза, а, в первую очередь, красивой, искренней музыки от сердца.

В интервью УП.Культура Лаура с Кристиной рассказали, как это – петь джаз в Украине, и почему именно в нем можно делать все, что угодно.

Лаура и Кристина Марти во время интервью в Fandom Coffee Bar. Все фото: Дмитрий Ларин

– Недавно вы презентовали третий альбом Try to feel сразу двумя концертами – в Киеве и во Львове. Наверняка получили первые отзывы. Они совпали с вашими ожиданиями?

Лаура: Фидбек и благодарности получили, вроде бы всем понравилось. Конечно, если быть честными и откровенными, всегда есть, над чем работать. И ты всегда внутри знаешь, что у тебя получилось, а что нет, делаешь какой-то анализ и проводишь работу над ошибками. Критиковать в лицо пока никто не осмелился (смеется).

– Вы пересматриваете свои концерты, переслушиваете записи?

Кристина: Запись альбомов и концерты, в первую очередь, – для нашего слушателя. А для анализа всегда полезно пересматривать.

Лаура: Для меня это была огромная работа над собой. Проходило несколько месяцев, и только тогда я спокойно могла посмотреть свой концерт. Но сейчас заставляю себя. Надо становиться не только исполнителем, но и своим же главным слушателем.

Знаешь, как говорят – эту музыку мне нравится исполнять, а вот эту – слушать. Так вот только сейчас я поняла, как важно уметь слушать себя со стороны и делать правильный анализ. Потому что насколько ты сможешь это пропустить через себя и дать честную оценку, настолько потом ты сможешь правильно принимать оценку людей.

Если ты сам не можешь себя слушать, ты в итоге становишься подвержен чужим мнениям, и у тебя нет четкого понимания – хорошо это или плохо. А ведь очень важно, чтобы в тебе был стержень, и тогда ты сможешь повести за собой и влюбить людей в свою музыку.

И именно в этом году я стала себя заставлять садиться и слушать себя, как любого другого артиста.

 "Мне нравятся свободные люди, которые не сидят в одном стиле" (Лаура Марти)

– Критикуете друг друга?

Лаура: Мы не критикуем, но, конечно же, говорим об ошибках. Учимся говорить это мягче…

Кристина: Мы как зеркало друг для друга. Можем видеть, что не так, а что наоборот – хорошо. И это нас вдохновляет еще больше.

– А есть исполнители, на которых вы ровняетесь?

Лаура: Их очень много. В последнее время очень люблю Эсперансу Сполдинг, но сейчас мало кто ее не любит. У нее нет рамок, границ.

Мне нравятся свободные люди, которые не сидят в одном стиле. Хотя, если это соответствует внутреннему миру музыканта, и он хочет творить в рамках одного стиля – пожалуйста, это тоже прекрасно!

Но я сама не такая. Нам с Кристиной нравится меняться, искать что-то новое, удивлять как людей, так и себя.

Я слушаю очень разных артистов. Но цепляет музыка, даже не сам артист. Бывает, что ты любишь исполнителя всего лишь за одну стоящую песню. Я стараюсь всегда идти за музыкой. Музыка - отправная точка, а уже потом все, что вокруг.

– В вопросах записи, выпуска и презентации альбома мне всегда интересна материальная составляющая. Потому что у нас в стране это неприбыльно, а наоборот – затратно. Ваши альбомы покупают? Билеты на концерты продаются? На концерте в киевском клубе "Атлас" я видела много ваших друзей и коллег, которые, предположу, пришли по пригласительным.

Лаура: Я все больше встречаю людей, которые ценят и хотят именно купить наш диск. Даже когда мы дарим, они говорят: "Нет-нет, мы купим, а вы подпишите". Я думаю, это культура, которая постепенно воспитывается. И мне нравится, что людям становится приятно оплатить.

Сейчас, конечно, огромных доходов мы не имеем, мы больше вкладываем. В сети, кстати, даже что-то покупается. И эта тенденция дает смелость надеяться, что в скором будущем окупятся и затраты команды, и это будет приносить доход.

Для нас важно, чтобы залы действительно продавались, чтобы люди хотели купить билет. И тогда они захотят купить и альбом. А если мы будем постоянно просто приглашать друзей на шару, мы не сдвинем ничего глобально, как минимум, в Украине.

А у нас есть такая цель – поставить это на совершенно другой виток. И мы, как мне кажется, делаем для этого все возможное. Но мы тоже заложники рекламы. И все, кто хочет об этом писать и говорить – пишите, пожалуйста, и вы тоже станете частью этой большой миссии.

 "Джаз и есть той платформой, где можно делать и создавать все, что угодно" (Кристина Марти)

– Общаясь с украинскими музыкантами, я не раз слышала мнение, что в джазе вряд ли уже можно написать что-то новое и выразить себя. Поэтому многие инструменталисты и вокалисты, поиграв джаз, уходят в другие более современные направления музыки. Вы же остаетесь верны джазу. Почему?

Кристина: У каждого из нас, конечно, свое мнение. Но для меня как раз джаз и есть той платформой, где можно делать и создавать все, что угодно. Синтезировать всевозможные стили. Могут быть такие коллаборации, которые не всегда возможны в современной музыке.

Когда же люди находят источник в каком-то другом стиле и там чувствуют свои силы – это уже другой вопрос. Это очень индивидуально.

Джазовую музыку могут любить многие. В ней что-то создавать тоже могут хотеть многие, но не каждому удается сделать что-то, что останется в сердцах людей.

Лаура: Я не соглашусь с мнением, что в джазе уже ничего не напишешь. Джаз настолько разнообразен, и столько стилей выросло из джаза.. Блюз, соул, все, что сейчас модно, на самом деле, идет из джаза. Он просто очень эволюционирует, очень меняется.

Сравнить джаз 30-х годов и современный, который мы слышим на больших фестивалях. То, что делает та же Эсперанса, Херби Хенкок…

Я думаю, джаз – это тот водопад, тот источник, из которого можно черпать и черпать, сочинять и сочинять. Но я прекрасно понимаю музыкантов, потому что любому творческому человеку хочется признания, чтобы зал был полон. Хочется, чтобы диски покупали.

Все мы питаемся не воздухом, и нам хочется зарабатывать деньги, опять-таки, чтобы писать альбомы, ездить. А так как людей, слушающих джаз, сравнительно меньше, многим музыкантам хочется делать более масштабное, более окупаемое и массовое.

 "Мы расширяем наши горизонты все время. Мы идем от музыки"

– Лаура, в одном из интервью ты говорила, что хотела бы "качнуть" стадионы. Джаз вряд ли можно назвать музыкой масс. Думаешь, возможно, у нас с джазовым репертуаром собрать стадион?

– Я вижу огромный интерес к джазу у разных людей, которые до этого слушали и рок, и электронную музыку… Важна музыка, а не ее стиль. Я убеждаюсь в этом каждый раз. Важны мастерство исполнения и сама музыка, а стиль – это уже второе.

Никто не говорил, что мы всегда будем оставаться в рамках джаза. Мы и сейчас поем не традицию, не бибоп. Мы расширяем наши горизонты все время. Мы идем от музыки. Вот какая музыка родилась, в такое платье ее и одеваем.

Мне кажется, люди все больше тянутся к красивой, хорошей, настоящей музыке, к интересным артистам. Такие артисты есть в любом стиле, любом жанре. И мне кажется, стадионы будут собираться джазом, насколько бы наивно это сейчас не звучало.

На Майлза Девиса же ходили просто толпы людей! Все люди стараются идти в ногу со временем, быть в тренде.

– Джаз тоже в какой-то степени можно назвать трендом. Стоит только посмотреть на Alfa Jazz Fest, куда уже несколько лет подряд съезжается весь киевский бомонд. И даже не потому, что все они любят джаз, а просто потому, что это стало модным.

Лаура: Да, так и есть, но эти люди потом продолжают слушать джаз.

Кристина: Благодаря тому, что сейчас модно сочетать стили, джаз становится более актуальным. Это вечная история, по кругу. Это будет происходить потому, что расширяются рамки, открываются горизонты, появляется больше креативности, меньше зашоренности и желание создавать что-то новое вместе и экспериментировать.

 "Настоящих джазовых педагогов у нас нет"

– Для меня было приятным удивлением услышать на вашем концерте джазовую композицию с украинским текстом (Dance me). Кто автор этой песни?

Лаура: Слова Татьяны Костиной, музыка Наташи Лебедевой.

– Вы не думали продолжать петь джаз на украинском языке, ведь в связи с квотами вас и по радио могут крутить?

Лаура: Мы отправляли эту вещь на несколько радиостанций, не буду их называть. И нам сказали переделать аранжировку, сделать ее проще.. Но менять песню и делать из нее другой стиль, чтобы ее крутили… Какой тогда смысл в меседже, который ты вкладываешь в дело всей своей жизни?

Я все-таки верю, что рано или поздно найдется и радио, и телеканал, как, например, те же "Аристократы". Это все должно идти от сердца.

– Момент, когда во время концерта трубач Ханс Петер Салентин вдруг начал вокально импровизировать вместе с Лаурой, для меня лично стал неожиданностью. Это было так задумано?

Лаура: Конечно, нет, это была импровизация. Как-то Наташе Лебедевой одна певица задала вопрос: "Ну скажи, как ты это все учишь?" Действительно, выучить это все сложнее. И я преклоняюсь перед классиками, которые учат невероятные партитуры, запоминают это все наизусть. Конечно, импровизировать намного легче, чем учить все наизусть.

– Тем не менее, классно и легко вокально импровизировать могут лишь немногие джазовые певицы, особенно в Украине, и ты в их числе.

Лаура: Это как раз таки проблема, что именно вокальный джаз, да и вообще джаз в Украине очень молод. И, по сути, не в обиду сказано, но настоящих джазовых педагогов у нас нет. Я прошла эту школу, и могу сказать: когда будут хорошие педагоги, тогда и будут свободно импровизирующие вокалисты.

Хотя над вокалистами смеются во всем мире, в рамках джаза. Ведь чтобы хорошо импровизировать, недостаточно одних ушей. Надо очень много заниматься гармонией, ритмом наравне с инструменталистами. И часто вокалисты просто не выдерживают этого.

Ну а что требовать от наших педагогов, если они сами учились с нуля. Не было информации, учебников, был железный занавес. Они просто ко всему приходили сами. Поэтому никого винить нельзя. Мы – молодая страна относительно джаза, у нас еще все впереди.

 "С самого начала и до того момента, как ты начнешь импровизировать – огромная пропасть" (Лаура Марти)

– А расскажи подробнее, как ты сама училась импровизировать?

– С самого начала и до того момента, как ты начнешь импровизировать – огромная пропасть. Садишься за инструмент, начинаешь играть гармонию. Учишь ее наизусть. Поешь бас. То есть ты играешь целую гармоническую сетку и тренируешься петь только басовую линию.

Потом тренируешься слышать ее в аккордовой цепочке и пропевать уже внутренним голосом. Такая же работа с терцовым тоном, септовым. Потом поешь надстройки. И не просто именно в этом аккорде, а и в каждом последующем без остановок, желательно в реальном времени.

Работать с метрономом. Много снимать с записи, делать расшифровку и анализ музыкальных фраз.

– Это же колоссальный труд…

– Ну да, но инструменталисты при этом не жалуются и занимаются так без конца. Это один путь – когда ты сидишь и раскрываешь свои уши и голову, учишься быстро попадать на те ступени, на которые нужно…

В любом случае, есть свои технические моменты. Наташа Лебедева дала мне очень много советов в музыке. И два года назад я ездила в Германию к Тамаре Лукашовой, очень хорошей джазовой певице родом из Одессы. Она со мной делилась знаниями в течение двух недель.

Презентация нового альбома сестер Марти в киевском клубе "Атлас"

– Вам, несомненно, повезло с командой музыкантов – это и Наташа Лебедева, и Игорь Закус. Но также вы в хороших отношениях с Алексеем Коганом. И это априори залог успеха, потому как и фестивали, и концерты под его патронатом вам обеспечены…

Лаура: Мы рады, что это так и, насколько мне известно, это искренне. Ничего специально для этого сделано не было, мы действительно дружим. Ему нравится наше творчество. Но человек тебя или любит, или не любит, и заставить его невозможно.

Наша команда никаких баснословных денег не получает. Просто хотят делать хорошую музыку и делают ее.

Кристина: Здорово, когда рядом с тобой талантливые музыканты и личности.  

Лаура: Мне хочется верить, что все это честно. И что люди, которые купят билет на наш концерт или наш диск, сделают это действительно потому, что им нравится, а не потому, что они просто прочли в журнале или услышали от Алексея Когана.

Поэтому и призываю людей больше слушать и разбираться самим. Твоя это музыка или не твоя. Потому что все, что разрекламировано на пустом месте, рано или поздно разрушается.

– А Коган может вам что-то советовать или критиковать? Прислушиваетесь к его мнению?

Кристина: Например, в новом альбоме я представила свою первую аранжировку (Meditation Mood), и Алексею эта композиция понравилась. Меня это очень вдохновило. В тот же вечер я села за инструмент и написала еще две новых песни.

 В течение месяца Лаура и Кристина Марти ездили по Армении с выступлениями

– Я знаю, что вы обе преподаете вокал…

Лаура: Я уже год как не преподаю. Шесть лет преподавала в джазовой музыкальной школе. У меня не было никогда таких педагогических амбиций, чтобы сказать: вот, это мой ученик.

У меня у самой был пройден довольно сомнительный этап с педагогами по вокалу… Поэтому у нас с Кристиной, в первую очередь, была задача раскрыть человека, который пришел учиться петь.

– Кристина, в прошлом году ты готовила солиста группы "Сальто назад" Сашу Таба к национальному отбору на "Евровидение". Сама не планируешь пойти на нацотбор? Или, может, записать дуэт с "Сальто назад"?

Кристина: (смеется). Вообще, мы с Лаурой открыты ко всем интересным предложениям. А по поводу моих друзей "Сальто назад" и Вани Клименко (лейбл Rookodill’a) – есть идея совместного творчества. Я уже написала песню, но в связи с занятостью, перенесли на позже. Думаю, получится интересно.

– Вы когда-нибудь ездили в Армению с концертами?

Лаура: Да, это было с подачи мамы. Она нашла тогда фестиваль, который в течение месяца ездил по городам Армении. И мы поехали в маленьком составчике: Кристина, Наташа Лебедева и я.  

– Родители вами гордятся? Поддерживают?

Лаура: Да, конечно. Мама, папа, все родственники. Мама перепощивает в соцсетях наши видео.

Кристина: Мы безгранично благодарны нашей маме за то, что она нас с детства поддерживала в нашем выборе и всегда в нас верила. Когда мама и папа тобой гордятся – это большая удача. Мы счастливы и благодарны.

 "Все должно соответствовать твоему внутреннему миру сейчас, на данный момент"

– И напоследок: если не джаз, то что?

Лаура: Мне интересны разные сотрудничества. Мне интересен как и чистый джаз, так и его разновидности. Я много пою бразильской музыки, этно. И я буду джаз смешивать, скрещивать.

Мой сольный проект "Shine" еще более развернут в сторону публики. Там есть джазовый бекграунд, но в чистом виде джазом его вообще не назовешь.

В планах – быть профессионалом своего дела. Трогать сердца, свое сердце. Себя радовать – в первую очередь. Людей радовать – во вторую очередь. И не важно, в каком стиле.

Все должно соответствовать твоему внутреннему миру сейчас, на данный момент. Я знаю, что и у Кристины также. Но мы не знаем, что будет завтра…

Тамара Кудрявченко, специально для УП.Культура

powered by lun.ua

Головне на сайті