Одна страна. Как волонтеры из Луганска и Львова работают вместе

15
13 січня 2015

"Я точно успею принести одеяло?" – волнуется женщина, сверля глазами наручные часы. "Точно, мы тут до семи" – подбадривают ее три краснолицые девушки в фартуках "Допоможи фронту". Холод невыносимый.

Люди с пакетами, полными подарков и продуктов рассыпаются по домам. Среди этого праздничного шума, под памятником, образовалась небольшая группа людей – три раза в неделю сюда, к волонтерам, жители Львова несут необходимую фронтовикам помощь: от крупногабаритных теплых вещей до фонариков, батареек и трусов.

Поток тех, кто приходит помочь не останавливается на протяжении двух часов: пожилая пара ставит на землю объемное ведро с домашним салом.

Студентка диктует волонтерам свой номер телефона и убеждает их в том, что хорошо вяжет носки. Пенсионерка, появляясь из ниоткуда, молчаливо бросает в ящик для сбора денег 500-гривневую купюру и растворяется в нарядной толпе.

"Я даже не представлял, что священник может что-то дать людям..."

Сергей Глотов вспотел, замерз и еще не успел отдышаться – только что вернулся с почты, где грузил коробки с помощью для военных. Недавно он работал биологом в заповеднике Станично-Луганской области, изучал природу и писал диссертацию.

Сейчас он живет во Львове, работает в одном из музеев города. Глотов – один из создателей волонтерской  организации "Допоможи Фронту". Свою деятельность волонтеры начали в конце февраля еще будучи дома. Тогда 80-ая бригада (Луганская обл. – прим. авт.) приехала охранять аэропорт.

"Наши активисты вернулись с Майдана и мы, несколько десятков человек, объединились для помощи военным. Практически каждый день возили помощь в аэропорт. Сначала возили карематы, спальники, продукты. Тогда вообще у нас не было ни армии, ни одежды, ни носков, ни раций. Когда начали появляться сепаратистские блокпосты, все равно возили помощь пограничникам по всей области. Потом уже, когда у нас захватили административное здание, сепаратисты схватили и вывезли на речку несколько наших активистов и журналистов, немножко побили", - Сергей хорошо помнит те события.

Сергей Глотов 

Он рассказывает, что в тот день, когда пророссийские активисты захватили Луганскую ОГА, в городе появились Уралы, набитые вооруженными людьми в камуфляже и с георгиевскими ленточками.

"В Станичном районе, где мы работали, из 150 сотрудников милиции 10 остались верны присяге. В Луганске об этом, я думаю, вообще речь не идет. Целые батальоны формировались из сотрудников милиции, которые теперь воюют на стороне оккупантов. Это – самая большая структура, по вине которой произошли все эти события. Потому что, когда сепары захватывали админздания, не было оружия, ничего не было, милиция переходила на сторону, вязала себе георгиевские ленточки", – Сергей выдерживает паузу и закуривает вторую.

Когда стало очевидно, что с появлением пулеметов, что действовать в условиях гражданского общества уже нельзя, часть активистов, в том числе и Сергей Глотов, еще смогла продержаться в городе около трех-четырех месяцев.

Но в конце июля, когда все магистрали уже были перекрыты сепаратистами, практически все активисты выехали из города.

Сергей Глотов переехал во Львов. В этом ему помогли волонтеры Богдан Дидыч и Володимир Муравський, было организовано место для сбора пожертвований, а с помощью фейсбука – налажена связь с людьми, готовыми помочь.

 

Рабочий день волонтеров ежедневно начинался с рынка Нижний Шувар. Администрация рынка разрешила поставить корзинку для сбора пожертвований. Глотов говорит, что это очень спасло ситуацию: все, что елось на протяжении двух месяцев в луганском аэропорту доставлялось именно из Львова и собиралось на рынке Нижний Шувар.

Помощь шла трем бригадам: 80-ой, 25-ой и 1-ой танковой. Сергей Глотов не рассказывает, как доставлялись продукты, когда сепаратисты парализовали работу Новой почты, Укрпочты.

Волонтеры постоянно находят новые способы логистики. Продукты они доставляют и на оккупированную территорию. "Даже туда, где с момента оккупации не было украинских войск", -  уточняет Глотов.

Фиксированной структуры помощи у волонтеров нет. Сергей называет это "сарафанным радио": кто-то попросил, кому-то помогли, кто-то дал телефон. Каждый месяц – от 30 получателей в зоне АТО. Это может быть маленькая посылка с коллиматорным прицелом, а может – поддон с едой, средствами гигиены, теплыми вещами. В неделю группа передает от полутора до трех тонн груза.

"Неделю назад объехали 11 наших блокпостов, были в 16 км от Луганска. Потребности все время меняются. Вот сейчас нужны были бочки для воды, чай, сахар. Макароны, тушенка у военных пока есть, мы им привезли даже деликатесы из Италии и Канады", - рассказывает волонтер.

Многие луганские волонтеры поселились в Харькове, Днепропетровске, в Донецкой области. Они частично передают грузы и помощь военным собранную группой "Допоможи фронту".

Склад "Допоможи фронту" 

Сергей Глотов рассказывает, что насчитал не меньше 30 стран, откуда волонтерам пересылали помощь для украинских военных. Из ЮАР, например, прислали кобуры для пистолетов. 

Еще, что поразило Сергея Глотова во Львове, - это поведение католических священников.

"Тут священники активно помогают. Часть вещей, которые люди приносят в церковь, они раздают сами, а часть передают нам, когда мы едем в зону АТО. Как человек, проживший в Луганске, я даже не представлял, что священник может что-то дать людям. У нас все было наоборот: люди несли деньги в церковь, которые там не раздавали никому", - рассказывает волонтер.

"Чужі люди, але водночас всі рідні"

"Хтось з хлопців написав у фейсбуці, шо в них нема шкарпеток, і мене це щось так розізлило!" – скромная Люба Возняк резко меняется во взгляде, – Думаю: шкарпетки це те, що може принести кожна людина, незалежно від її достатку. Ну я і написала, що буду стояти біля Короля Данила, взяла чоловіка, дітей, коробочку і ми пішли. Шкарпетки, які зібрали, надіслали хлопцям поштою. Почали так стояти, почали збирати ще й засоби гігієни. А потім наш кум відправлявся з полігону і каже: нам видали картонні берци, уявляєш. Вони просто розлазяться".

Тогда волонтеры собрали на целую роту третьего батальона территориальной оборони все необходимое: берцы, разгрузки, очки, рукавицы, наколенники и налокотники, тепловизоры. Это была первая рота, которую одевала Люба Возняк – теперь уже "официальный волонтер" "Допоможи фронту".

 

В присутствии этой добродушной женщины кажется, что коробки и мешки, разбросанные вокруг, наполнены не вещами, едой или лекарствами, а особенной, несокрушимой силой.

А все, что происходит в офисе "Допоможи фронту" похоже на танец: волонтеры двигаются плавными перебежками с пакетами в руках, быстро, но аккуратно перепроверяют посылки с медикаментами, исчезают под лестницей с очередным грузом для АТО.

Больше сорока постоянных волонтеров и три склада, в которых никогда нет свободного места. Кроме того, на каждую новую работу всегда находятся новые люди, желающие помочь. И этот поток уже стал основой львовских будней.

"Раніше ми збирались в обідній час, коли було літо, – рассказывает Люба. – Я планувала так, щоб малий спав. Доходила до центру, він засинав в колясці. Юрчикові – два з половиною рочки. Катрусі – чотири. А потім ми перенесли на вечірній час – багато людей не встигало. Тепер, коли вже почалась зима, приходять дівчата, а в четвер-суботу, коли дома може залишитись свекруха або її чоловік, приходжу я".

– А это что? – неожиданно появляется Глотов, словно услышав, о чем мы говорим. Он показывает на яркий ковер, который выделяется среди тусклого желтого света и темных вещей.

– Це Юрчику, щоб не плакав – улыбается ему Люба, – щоб бавився, коли тут. Розумієте, повсюди я майже весь час з ними сама. І на полігон Юрчик зі мною їздив, їздив закупати речі. А зараз в нього пневмонія, – Люба отыскивает мой взгляд, – він приходив зі мною на склад з температурою, а я не знала, що в нього запалення.

С детьми она практически все время сама. Муж Любы – подполковник милиции. Когда речь заходит о муже и том, что он – сотрудник милиции, Люба выпрямляется, расправляет плечи.

Когда в прошлом году во Львове была так называемая Ночь гнева, ее мужа побили.

"Люди злі на систему. А він – частина системи, хоче він цього чи не хоче", - говорит Люба.

Последние слова Люба произносит почти шепотом. Но тут же берет себя в руки.

– Питання стояло так, – уверенно продолжает она, – він сказав: "Я звільняюся". А я йому відповіла: "Вова, ти не звільняєшся до першого неправомірного наказу." В нас була така домовленість.

– Вы помогаете неизвестным людям.. – не успеваю закончить я, как Люба тут же вдохновляется еще больше.

– Вот эти неизвестные мне люди защищают мою жопу! – от обиды на реплику, Люба переходит на русский язык. – Мій чоловік вдома, їхні чоловіки вдома, а "эти неизвестные" нас захищають. Того, що вони там – більше, ніж достатньо. Вони всі чужі люди, але водночас всі рідні. До того ж, займатися цим легше, аніж не займатися. Спостерігати набагато важче. Раніше навіть не встигала новини читати. Тоді було дуже легко. Приходиш додому, ліг, заснув. А так сидиш в новинах і думаєш – там правду пишуть чи неправду? Сходиш з розуму. В глобальному плані змінити щось важко. А допомогти якійсь конкретній людині – це дуже реальна допомога.

Люба кивает головой в сторону: еще недавно весь пол был уставлен вещами, теперь же там практически ничего не осталось. Пока мы разговаривали, волонтеры успели незаметно снести все на погрузку.

 

"Бачили, скільки там мішків стояло? То ми на переселенців відправили в Київ. В нас є волонтери, які їздять в Європу, вивозять щось із Німеччини, Італії, щоб ми могли купувати це за нормальну ціну. Зимову форму: бушлат і зимові штани ми можемо купити за 15 євро. Це дуже дешево. А найкраще взуття – за 40 євро. Був випадок, нам треба було за півдоби зібрати 23 тисячі гривень, щоб купити оптичний приціл. І ми з шостої вечора до дванадцятої дня зібрали 26 тисяч, на карточку", – гордиться Люба.

 

Здесь, за стенами и окнами, не чувствуешь уличного мороза. Наш разговор затихает, Люба задумчиво смотрит сквозь стекло. Площадь Данила Галицького усыпана ночными огнями.

"Наш кум приїхав на ротацію і ми всі збираємся в нього. Різдво – дуже сімейне свято. Не треба не святкувати Різдво, навпаки, треба всю ніч молитися. Кум – командир роти, він хоче святкувати, каже "не знаю, чи повернуся", – возвращается ко мне Люба.

Подарок от волонтеров на Святой Вечер


Місця збору продуктів і речей для війська:

- біля пам'ятника Королю Данилу, у вівторок, четвер і суботу 17.00 - 19.00.

- Рукавичка на Луганській, п'ятниця і субота 10.00 - 18.00

- Нижній Шувар, вт, чт, пт, сб 10.00 - 15.00

- магазин Практікер

- Рукавички в Жидачеві і Бродах, дні і час збору треба уточнювати.

- Магазини Барвінок (адреси уточнюйте) п'ятниця - неділя, 11.00 - 20.00

- м.Пустомити:

вул.Грушевського, навпроти РДА

скриньки з логотипом "Допоможи фронту" в супермаркетах та закладах громадського харчування м. Пустомити.

пункт збору в Харкові: вул. Героїв Труда, біля супермаркету "Сільпо" намет ГІ "Допоможи фронту" тел. 0984437987 (Євген)

Координатори волонтерів, Львів:

Нижній Шувар - 098 4814478, Світлана

Барвінок, Рукавичка, Практікер - Тарас Рудницький 093 8458405

Картка Привату для збору коштів:

5168 7420 1409 6287, Глотов Сергій - найнагальніші потреби

6762 4683 1016 7170, Масляк Богдан - гуртові закупки

4149 4978 0011 4789 Возняк (Лучкевич) Любов - теплий одяг і взуття

4731 2171 0235 4048. Микитюк Наталя - медичні потреби для зони АТО

5168 7553 7729 1386 Богдан Дідич - цілеві збірки 24 бригада, рем.рота і снайпери 80-ки

powered by lun.ua