Дядя Сережа. Жизнь с нуля

366
23 березня 2016

Почему так часто мы при жизни не ценим настоящих людей? Наверное, потому что не говорим о них. Надо говорить, нужно ценить и помогать при жизни.

Сегодняшний рассказ – о судьбе человека, который сейчас лежит в кардиореанимации Киевского военного госпиталя. О настоящем волонтёре и Человеке, которому приходится начинать жизнь с нуля.

Война делит жизни многих людей на свои "до" и "после".

В той, довоенной донецкой жизни его знали как Мастера, отливающего уникальные прорезные колокола, которые и сейчас звонят в Вифлееме в Храме Девы Марии. А для того, чтобы отлить созвучную звонницу, привлекали профессоров из Донецкой консерватории имени Прокофьева.

Для волонтёров и воинов на "передке" он – дядя Серёжа.

Они знают его как безотказного водителя-волонтёра зелёного микроавтобуса, который никогда не отказывался от поездок и неделями колесил по военным дорогам.

Микроавтобус – это единственное, что он смог вывезти из Донецка.

 

О дяде Серёже уже писали год назад. У него уже тогда болело сердце, но он жил только поездками на фронт:

"Как будете жить дальше?

Войну надо закончить. В голове пока что ничего, кроме этого, нет. Сердце у меня болит, потому что эту страшную нечисть надо гнать с Украины.

Помните, как звонят церковные колокола? Такой размеренный и глубокий звук, пробирающий до самого нутра.

Люди часто наделяли их необычайными свойствами и, возможно, они правы. А теперь на Востоке слышны лишь те далекие времена, еще Петра І, когда в Российской империи колокола переплавляли на пушки.

Слышно бомканье сброшенных в советские времена колоколен на "нужды индустриализации" и укрепление военного потенциала Страны Советов.

Слышно, как гудят пилы тех, кто ворует станки, и режет острый взгляд беспринципного металлоискателя в поисках бронзы. И не слышно колоколов. Они спрятаны. Кто теперь их будет выливать?""Когда колокола молчат", ДТ, Владимир Малинка.

"Дядя Сережа", мастер литья Сергей Максимец

На войне он получил несколько серьёзных контузий, баротравму, частично потерял слух.

Эта война отобрала у него практически всё, что заработал за жизнь: дело всей жизни, собственное литейное кузнечное производство с уникальными станками – станки распилили и сдали на металлолом ДНРовцы, дом...

Но когда Сергей Иванович, по сути, самоучка, рассказывает про колокола – всегда кажется, что он только и ждёт той минуты, когда сможет вернуться к любимому занятию.

"Используется специальная колокольная бронза. Сначала ставят лекало и делают стержень, который выкатывается и потом сушится.

Дальше на стержень накладывают еще одно лекало и из гипса делают "псевдоколокол", который обкатывают воском и украшают иконами, надписями, узорами.

Интересно, что, по старинным правилам, воск для таких "нарядов" переплавляют из перегоревших церковных свечей. Формуют смесь, закрывают, отправляют в печь и прогревают до 150 градусов.

Воск вытекает, а оттиски остаются на основе. "Псевдоколокол" вынимают, верхнюю форму снова закрывают, заливают раскаленным металлом, который повторяет все формы и узоры…"

Январь-2015. Очередная поездка безотказного зеленого бусика в зону АТО

Их с женой дом виден из посёлка Пески. Поэтому дядя Серёжа, привозя на передовую очередную партию груза, необходимого бойцам, иногда смотрит в бинокль на свой дом.

И думает, вернётся он туда или нет.

С самого начала Майдана Сергей Иванович горячо переживал и объяснял рабочим и знакомым, что на самом деле люди, которые собрались в Киеве, хотят достойной жизни для них.

В Донецке это было подвигом. И когда начался захват административных зданий после так называемого "референдума", нахлынуло недоумение и ощущение, что это дурной сон, который должен скоро развеяться.

Но 2 июня позвонили знакомые и предупредили, что на него есть донос, и за ним придут из "службы безопасности ДНР" – и ночью с двумя сумками пришлось бежать из дома.

Потом, уже поселившись под Киевом, Сергей Иванович хотел вступить в армию, но по возрасту его не взяли. 63 года.

"Мне звонили волонтеры, которым надо было вывезти людей. Еще как только мы приехали в Киев, я рвался на фронт. Но в армию не взяли из-за возраста. В соцсетях жена увидела, что волонтеры ищут водителя. Так это все и началось.

Когда несколько дней как сижу в столице, не нахожу себе места. Мне нужно назад. Весь на нервах, там же ребята ждут…"

Тогда он стал ездить в зону АТО в качестве разведчика, хорошо зная местность. В одну из поездок он даже был задержан в Донецке, его допрашивали несколько дней, но ничего инкриминировать не смогли, и он был освобождён.

Мы познакомились с дядей Сережей осенью 2014 года, в одной из поездок в зону АТО. Это были поездки на фронт и доставка помощи детским домам и приютам в прифронтовой зоне.

Эвакуация мирных граждан из Водяного

Я помню слёзы в глазах этого сильного и большого мужчины, когда он вывозил детей из-под обстрелов. Как он сохранял спокойствие под "Градами" и миномётным огнём.

Он помогал в вывозе мирных граждан из Дебальцево, Водяного, Мироновского – все время под обстрелами.

Дядя Сережа с вывезенной из Водяного маленькой Олечкой

Он не спал сутками, ел на заправках, много курил, нервничал… Всё это сказалось на здоровье.

Сергей Иванович попал в госпиталь. Инфаркт.

При детальном исследовании был обнаружен один полностью затромбированный сосуд и второй, не пропускающий кровь на 75%. Понадобился стен, который был оплачен волонтёрской помощью.

Теперь сердце работает на 60%. И для того, чтобы жить и восстановить силы, дяде Сереже необходимо полностью пересмотреть ритм жизни. Никаких поездок за рулём. Реабилитация и восстановление.

Дядя Серёжа и сироты. Автор фото - Александр Чекменёв  

И тут возникла проблема.

У таких волонтёров-добровольцев, как Сергей Иванович, на законодательном уровне нет никакого статуса. Совсем. Есть только большое сердце, которое полностью износилось на дорогах в АТО.

По состоянию на сегодняшний день, с точки зрения документов, даже связать его болезнь сердца и контузию, полученную на фронте – очень тяжело.

Будем честны – практически невозможно.

Волонтёры на свой страх и риск едут на передовую. Они не защищены ничем. Я хочу надеяться, что в будущем такие вопросы будут решаться.

Сейчас наш Дядя Серёжа нуждается в нашей с вами помощи. Поэтому для всех, кто может помочь материально, публикую его карту:

ПриватБанк 5168 7420 1806 0040
Максимец Сергей Иванович

Ему нужен дом, работа. Давайте покажем, что мы лучше, чем наше государство, и способны ценить поступки настоящих Патриотов.

Отец Максим и дядя Серёжа 

Ирина Солошенко, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua