Бахчисарай. Наш – не наш

18
12 березня 2014

Возле военной части автомобильного батальона в Бахчисарае подозрительно пусто: ни "народных дружинников", ни вездесущих казаков, ни "зеленых человечков". Их нет вокруг – потому что все они уже внутри, за забором. По территории рядом с украинскими военными ходят вооруженные молчаливые люди в черных масках.

Выглядит это жутковато.

Как будто ты приходишь к себе домой, а там уже живут другие люди: варят борщ в твоей кастрюле, вытирают руки твоим полотенцем...

9 марта во время автопробега пророссийских активистов по Бахчисараю командир части Владимир Садовник, будучи, по свидетельствам очевидцев, сильно пьяным, врезался на мотоцикле в колонну машин. После этого его почему-то отвезли в симферопольский военкомат, где продержали целые сутки.

На следующий день он пришел в часть, где уже находились российские военные и "группа поддержки" в виде так называемой крымской самообороны. Командир предложил подчиненным самим решить, как быть. В итоге, по его словам, половина состава части перешла на российскую сторону, а захватчики поселились прямо на территории военной базы.

"Когда произошел силовой захват части, были выстрелы, они пробрались через ворота, – рассказывает командир. – Теперь они тут живут, в наших казармах".

Под глазом у Садовника небольшой фингал: то ли от драки, которая произошла после аварии, то ли в военкомате его "припечатали". Правда, связь ДТП с захватом части он называет "простым совпадением". 

(Подробнее о военных частях в Бахчисарае читайте "Российский военные приехали "защищать" в/ч в Бахчисарае от эфемерного Правого сектора")

Из военной части я отправилась к главе Бахчисарайской райгосадминистрации. По дороге через весь город не встретила практически ни одного человека, и в самой администрации было пусто и гулко.

Ильми Умеров устало сидел в своем кресле.

– Вы один из тех чиновников, кто объявил бойкот референдуму. Насколько это эффективно и как на это реагируют в Бахчисарае?

– Бойкот не всегда эффективен. Это мнение или позиция...

Ильми прерывает разговор, чтобы подписать письма на имя Турчинова и Яценюка, в которых просит их не признавать результаты референдума и заставить крымских чиновников не выполнять преступные наказы. Следом подписывает обращение к жителями Бахчисарайского района с просьбой бойкотировать референдум 16 марта.

 

– Бойкот референдума – это позиция, которая не всегда приводит к его срыву. Если я один бойкотирую референдум, даже если я глава РГА, и если сельские советы, общественные организации и политические партии его поддерживают – они (крымские власти – прим. авт.) его все равно проведут. Я не могу в одиночку сорвать референдум.

Другое дело, что я считаю его незаконным, потому что он противоречит Конституции Украины и закону о референдуме в Украине. Здесь нельзя проводить региональные референдумы по вопросу статуса территории и изменению административных границ. Но это правовой аспект.

А есть еще аспект моральный. Решение о референдуме принималось на сессии Верховной Рады, где кворум был под сомнением и сессия проходила под дулами автоматов. Сколько бы ни говорили, что этого не было, что нет никаких "зеленых человечков" – на самом деле они там были, мы их там видели, и они не отрицали, что они – российские солдаты. А их же руководители это отрицают.

Сначала они хотели провести сессию 26 февраля, но мы им не позволили, собрали большой митинг. Правда, на грани фола.

Меджлис призвал все проукраински настроенные силы и людей собраться, чтобы не допустить проведения сессии Верховной Рады, но "Русское единство" тоже организовало там митинг. Крымских татар вытолкнули, были стычки и, наверное, пострадавшие.

В этот день сессия не собралась, но в ночь на 27-е здания Верховной Рады и Совета министров оккупировали человечки с оружием – тогда их называли просто неизвестными людьми с оружием. Эти человечки принимали депутатов, отбирали у них мобильные телефоны, сопровождали их в зал.

"Зеленые человечки" на балконе ВР АРК, Симферополь, 27 февраля. Фото Светланы Гавриленко

Сейчас в листке референдума есть два вопроса, по сути, не отличающиеся друг от друга.

Разницы нет, потому что если вспомнить конституцию 92-го года, то Крым назывался просто республикой, он заключал договора с Украиной. Теперь вернется конституция 92-го года, и нынешнее руководство Крыма составит этот договор не с Украиной, а с Россией. Поэтому людей просто обманывают, говоря, что есть какая-то альтернатива.

– Какой может быть выход?

– Выход – бойкотировать, обращаться к руководству Украины, чтобы оно принимало адекватные меры, обращаться к мировому сообществу, руководителям развитых стран, Евросоюза, ООН с просьбой, чтобы они реагировали на то, что здесь происходит.

Украинская страна должна воспринимать иностранные войска, которые мы все здесь видим, как террористов, если они не россияне, а если они россияне, то – как оккупантов. Третьего варианта нет.

– Как думаете, может ли бойкот оказаться массовым? Ведь его объявили только вы и глава Белогорска. Кто вас поддерживает?

– Думаю, палитра примерно такая: крымские татары поддерживают поголовно – 99,9 процентов. Что касается другой части населения, то, по моему мнению, примерно половина не будет участвовать в референдуме, а другая половина исправно проголосует за присоединение к России.

С точки зрения позиции тех, кто организовал референдум, он все равно состоится, как бы кто ни противился. Во временном положении о референдуме не указано, сколько людей должно прийти, чтобы он состоялся.

Даже один человек если придет – значит, референдум состоялся.

Ильми Умеров. Фото www.brda.gov.ua

– Вам, как главе райгосадминистрации, поступали угрозы? Пытались снять с должности?

– Нет. По крайней мере, в период Майдана и когда события перекочевали на Юг и в Восточный регион. Думаю, что в этом никакой необходимости нет.

Я уже девятый год работаю, и экономические показатели улучшились, хотя в таких ситуациях это не работает. Работает только "наш – не наш".

– Ну, вы по нынешним понятиям – "не наш".

– Да, для некоторой части руководства. Три года назад Янукович меня уволил, и сделал это со всеми главами администраций по Украине. Единственным, кто был назначен повторно, оказался я. Это произошло через 21 день под давлением общественности.

Янукович лично провел со мной собеседование прямо здесь, в Бахчисарае. Это беспрецедентный случай, когда Янукович провел собеседование с руководителем такого маленького уровня.

– Почувствовал, что вас поддерживают?.. А знаете что-то об отрядах крымскотатарской обороны в Бахчисарае?

– Разумеется, знаю.

– Как они организованы и какие у них планы?

– На самом деле они не сформированы в какие-то серьезные отряды. Это группы, которые у нас называют экипажами. Пять человек садятся в автомобиль и патрулируют отведенный им участок. В том микрорайоне, где я живу, 36 таких по списку.

Фактически их бывает больше, каждый день добавляется. Эти экипажи распределяются по улицам и курсируют ночью в границах закрепленной за ними территории.

Они не нападают и не обороняются, у них нет оружия, у них просто функции наблюдателей. Если что-то происходит, они должны доложить председателю местного Меджлиса, тот сообщает в региональный – и так избирается мера реагирования.

Разговор снова прерывается: Умерову звонят из Симферополя и сообщают, что Верховная Рада Крыма приняла решение подчинить себе районные госадминистрации.

– Еще одно незаконное решение, – комментирует Умеров.

– Что в этой ситуации будете делать?

– Не подчиняться, – улыбается он.

– А если придут ребята из "самообороны"?

(тяжело вздыхает) Самое страшное или опасное, что после ребят из самообороны они выступят в роли провокаторов. И если им дать отпор, тогда придут российские войска и скажут, что здесь русским угрожают.

– И как же теперь поступать?

– Понимаете, шизофреник дорвался до власти...

– Это вы кого конкретно имеете в виду? Их, по-моему, много.

– Аксенова. Понятно, что милиция не поможет, она деморализована и сотрудничает с "самообороной". Как поступить? Я не знаю, еще не думал об этом.

Я знал, что они когда-то это сделают, но думал, что будут назначать своих в администрациях. А они сначала переподчинили и теперь, видимо, будут менять. Посмотрим...

 

– По-вашему, крымскотатарский народ будет держать толерантность дальше?

– Я уверен в этом. Потому что на этом мы стоим. Мы никогда не провоцировали и никогда не начинали первыми каких-либо конфликтов, хотя они бывали.

– При этом сейчас Бахчисарай выглядит очень спокойно.

– Цену этому я знаю, – говорит Умеров и снова вздыхает. – С каждым общаться по отдельности, каждому говорить, что он прав, что он хороший, но что есть люди, которые думают по-другому, и с их мнением нужно считаться.

Толерантность воспитывается годами, результаты достигаются постепенно, а рухнуть все может в одну секунду.

После этой встречи стало известно, что Владимир Путин лично пригласил бывшего лидера Меджлиса, а ныне депутата Верховной Рады Украины Мустафу Джемилева на беседу в Кремль.

А нынешний глава Меджлиса Рефат Чубаров заявил, что, несмотря на предложение ВР Крыма предоставить пакет преимуществ крымскотатарскому народу, референдум они законным ни в коем случае не признают.

Фото: Катерина Сергацкова, Светлана Гордиенко

powered by lun.ua