Кластер новой жизни. Евгений Уткин про синергию бизнеса, волонтерства и вызовов войны

61
17 червня 2015

"Теперь я не совсем волонтер, я ведь работаю в оборонном департаменте "Квазар-Микро", – говорит Юрий Добронравин.

Еще полгода назад он курировал ИТ-отдел волонтерской организации "Армия SOS", которая разрабатывала и поставляла на передовую планшеты с баллистическими калькуляторами Ярослава Шерстюка.

Сегодня Юрий с десятком единомышленников работает над более сложными задачами в оборонном департаменте, который называет KM Defence.

Партнеры Добронравина – компания КМCore, которая принадлежит Евгению Уткину. Она не только оплачивает труд программистов, но и помогает своими экспертами, чтобы усилить команду.

Теперь, описывая новинку своей команды, Юра осторожно говорит: "Мы работаем над автоматизацией рабочих мест артиллерии". Потому что это секретные разработки.

Если раньше речь шла об индивидуальном планшете артиллериста, то сейчас – о создании некой сети, в которой у каждого участника могут быть разные задачи и функции.

Система – "Армия SOS. МАПА" – уже на фронте. В кабинете, где находятся разработчики, на больших досках прикреплены заметки о работе системы с пожеланиями, как сделать их работу лучше.

"Это отзывы с передовой" – подтверждает Добронравин. Сами планшеты производит киевская фирма, которая часть комплектующих заказывает у Китая. Она привозит гаджеты уже с теми спецификациями, которые заказывают разработчики.

Юрий Добронравин раньше координировал работу ИТ-отдела "Армии SOS". Сегодня он работает на более сложными задачами в KM Defence 
В команде Добронравина - больше 10 человек, но не все они сидят в офисе на Северно-Сырецкой. "Квазар-Микро" дает разработчикам своих специалистов, чтобы усилить команду

Команда Юрия Добронравина работает в рамках инициативы кластера сетевых технологий, который появился в феврале. 

Тогда бизнесмен Евгений Уткин инициировал создание Сетевого кластера высоких технологий, а управлять им стало новосозданное Украинское агентство по перспективным научно-техническим разработкам UA.RPA.

У UA.RPA – довольно амбициозные цели – создавать отечественную индустрию высоких технологий, но сперва решить проблемы технологического отставания украинской армии.

Поэтому Евгений Уткин о конкретных наработках говорит осторожно – чтобы не разглашать их секретность.

В хай-тек кластере сегодня работают над технологиями защищенной связи.

Но технологическое обеспечение армии – только одно из направлений, которое называется "безопасность и оборона".

Есть еще энергетика, сельское хозяйство и медицина.

Президент компании КМ Core, который до недавнего времени спонсировал главным образом гуманитарные проекты, – Дом культуры и образования "Мастер-класс", фестиваль ГОГОЛЬfest и джазовые концерты (в частности при его финансовой поддержке появился джазовый оркестр NewEraOrchestra), – теперь вкладывает силы и средства в технологических разработки.

Уткин часто говорит о том, что он русский. Родился в Донецке Ростовской области, работал и учился в России. Но Родиной считает Украину.

Мы встретились с Евгением поговорить об оптимальной модели поддержки бизнесом армии в нынешней ситуации. Но разговор вышел за рамки этой темы. Говорили и о кризисе, как ресурсе для развития страны, и о потенциале украинской науки, и о волонтерском движении.

Это первая статья из серии "Бизнес для армии" и, наверное, самый яркий пример финансовой и интеллектуальной синергии.

Я ВИЖУ ВОЗМОЖНОСТИ ПО ВОССОЗДАНИЮ СОВРЕМЕННОЙ HI-TECH-ИНДУСТРИИ В УКРАИНЕ

После Майдана у меня было три ожидания.

Первое – то, что к руководству придут истинные патриоты и государственные мужи, которые за короткое время проведут быстрые и эффективные реформы.

Второе – что произойдет консолидация бизнеса и бизнес-элит. Что прекратятся, наконец, эти вечные споры: "Я сделал 3G", "Нет, это я сделал 3G". Да какое 3G, если уже 5G надо делать?

Вот это "эго", "нарциссизм" – болезнь нашей страны. Я ожидал, что бизнес начнет объединяться, фокусироваться на чем-то исключительно конструктивном, выходить на новые площадки, осваивать другие рынки.

Третье ожидание – что волонтерская энергия консолидируется, и мы сможем это капитализировать.

Я сейчас говорю про свою отрасль, я называю ее не IT, а hi-tech, куда входят, в том числе, информационно-коммуникационные технологии, микроэлектроника, нанотехнологии, новые материалы, биотехнологии.

Так вот. Из названных трех ожиданий только третье оправдалось. Второе – только отчасти – да, есть площадки, на которых люди объединяются, но нет еще необходимой консолидации.

Ну, а о первом я молчу…

Евгений Уткин: "Когда Украина будет успешной, все поменяется и в России" 

Вернемся к теме оправданных надежд. За последний год я был просто поражен. То, что делают наши ребята, раньше стоило бы в десятки раз дороже и реализовывалось бы в разы дольше.

Я знаю, о чем говорю – я в этом бизнесе с 1976 года, был главным конструктором в НИИ микроприборов, а это сотни, тысячи проектов, которые осуществлялись под моим руководством.

Так вот, я вам ответственно заявляю – на сегодняшний день все, что делается такими ребятами, как Юра Добронравин – это в разы быстрее и дешевле!

Заметьте, пока нашей страны по-нормальному на карте мира – нет. И именно за это на самом деле идет война. Поэтому для нас сейчас стоит вопрос – быть или не быть в принципе.

Но когда тебя загнали в угол – ты способен на чудеса. Вот мы способны на чудеса

Да, сейчас на наших глазах наша техническая интеллигенция – делает чудеса.

Команди Юрия Добронравина разрабатывает систему автоматизиции работы артилерии. Ведь есть много должностных лиц, у них разные обязанности.  

Для командира батареи и корректировщика ставятся задачи разведки, а вот для офицера батареи, командира оружия будут важные задачи баллистических и метеорологических вычислений

В системе прописаны типы оружия, даные от командно-наблюдательного пунтка, производятся подробные расчеты для каждого выстрела. Все это уменьшает время между выстрелами и увеличивает точность попадания в разы

К слову, Силиконовая долина стартовала тоже благодаря войне в 1943 году, когда был сформирован первый заказ на радиолокационные устройства.

Поэтому возвращаясь к моей мечте и этой ужасной войне – в этом всем я вижу возможности по воссозданию отечественной современной hi-tech-индустрии.

Например, одна из наших компаний, которая входит в кластер UA.RPA разработала симулятор для подготовки пилотов. Его стоимость в 60 раз меньше, чем то, что мы закупаем.

Просто ребята реализовали совершенно новый подход. Они на базе игры, а у нас самые лучшие специалисты в мире по разработке игр, создали симулятор. И сделали это быстро, эффективно и очень дешево.

Сейчас миром владеет уже не тот, кто владеет информацией, а тот, кто владеет знаниями, как эту информацию технологизировать. Динамика развития бизнеса – сверхскоростная. Поэтому можно из коммерческого сектора привносить в военный новые подходы, новые бизнес-идеи.

Раньше было наоборот – военный рынок развивался быстрее.

ВСЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ ДЕЛАЮТСЯ МАЛЕНЬКИМИ СТАРТАПАМИ

Ни одно изобретение за последние 15 лет не было сделано в больших компаниях. Все изобретения созданы маленькими стартапами.

Ну а потом гиганты – такие как Oracle, Microsoft, Intel, теперь как Google, Apple, Facebook – как пылесосом собирают эти все эти разработки.

Долгое время Google был исключением – там создавалась специальная атмосфера для entrepreneurship внутри компании. Один день в неделю человек работал на себя. У них очень инновационный подход был в этом плане. Это реализуется, к примеру, в том, что разработчик может запросто подойти к президенту СЕО и поделиться своим предложением. И это приветствуется.

Хотя, как правило, на больших предприятиях так не принято.

Собственно поэтому все идеи рождаются и реализуются быстро именно в маленьких стартапах. А капитализация происходит в больших компаниях с их ресурсами.

Что у нас? Вот, например, наши разработчики сделали продукт, который позволяет проводить самую точную в мире физическую верификацию микросхем. Это сумасшедшая математическая задача – мы ее решили.

Но войти в этот рынок сложно. Потому что он уже на 95% заполнен большими компаниями. Поэтому разработать – это одно, а капитализировать – задача другого уровня.

И вот мы выходим на большую проблему – у нас есть идеи, но нет возможностей для их капитализации. Нет денег на защиту таких идей, их развитие, внедрение и производственную реализацию. Нет финансовых инструментов для этого.

Украина пока известна как площадка для аутсорсинга, а не страна, которая создает свои технологии. Нет финансовых инструментов для создания малых и средних предприятий, которые рождают инновационные продукты.

Почему если ЕБРР выдает деньги под 5%, до бизнеса они доходят до 18%. Куда деваются 13%?

Размер ИТ–рынка сократился до уровня конца ХХ века. Очень многие предприятия на грани выживания, кроме сектора аутосриснга.

Этот сектор в прошлом году продал услуг на 2,5 миллиарда долларов иностранным заказчикам. За редким исключением, он работает на кого-то. Да, есть чисто наши компании, они растут и развиваются. Это фактически украинский бизнес, который будет капитализирован здесь.

Но в основном – это либо российские, либо индийские, либо американские, либо норвежские компании, которым мы оказываем услуги.

А у нас должно быть свои Google, Apple. Чтобы компании делали какой-то прорыв к тому, чтобы капитализироваться на лондонской или нью-йоркской бирже.

Хотя, у нас есть хорошие примеры выхода на иностранные рынки в перерабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве, но в индустрии hi-tech – нет.

В UA.RPA работают над множеством задач - начиная от создания легкого и почти безшумного велосипеда для разведчика до создания защищеной связи для передачи даных на передовой 

РАНЬШЕ, СРАВНИВАЯ УКРАИНУ И РОССИЮ, Я ВИДЕЛ, ЧТО МЫ БЕЗГРАНИЧНО ОТСТАЕМ. СЕГОДНЯ ЭТО НЕ ТАК

Есть такая организация Darpa. Это самая крутая организация в мире, они придумали интернет в свое время, они управляют проектами на сотни миллиардов долларов.

Это агентство, которое породило, наверное, больше всего инноваций в мире. Мы сделали по его прототипу UA.RPA.

У нас нет тех сотен миллиардов, у нас, может быть, сотни тысяч, да и то гривен. Но UA.RPA уже сделала несколько десятков инновационных проектов, которые прямо сейчас могут работать на армию.

Например, наши ребята сконструировали электронно-оптический прибор ночного видения для танков. Потому что танк, который ночью не видит, – это просто мишень. Современная война – это война технологий. Поэтому вопрос стоит так – куда инвестируем – в мишени или в технологии?

Какова наша модель помощи армии? Объясню. Когда команда занята разработкой какой-то идеи, невозможно генерировать никакого cash-flow. А людям нужны деньги! Поэтому мы запустили грантовый фонд "Борщ Foundation" и выдаем гранты разработчикам, чьи проекты решают задачи армии.

Грубо говоря, мы не покупаем бронежилеты, а мы разработали технологию по производству нанопорошков, из которых можно изготавливать бронежилеты.

В этом плане, если говорить о моем третьем ожидании, я очень оптимистично настроен.

КОГДА УКРАИНА БУДЕТ УСПЕШНОЙ, ВСЕ ПОМЕНЯЕТСЯ И В РОССИИ

Когда-то я работал в России. Сравнивая обе страны, я видел, что мы отстаем от них где-то на 3-7 лет. Сегодня это не так, если говорить об идеях, разработках и моделях нового бизнеса. Но пока что это не подкреплено финансовыми инструментами.

С российским бизнесом я не общаюсь полтора года – никаких бизнес-отношений. Человеческие отношения, конечно, остались. Я родился там, учился. Есть разные истории. Мама и сестра – они участники Болотной. Для мамы Немцов – герой. Она у меня – настоящая революционерка, борец за справедливость.

Но сегодня в России очень сложно. Люди не могут говорить то, что думают. Кто-то боится потерять работу, кто-то – мнения соседей. Но в эти нарисованные цифры – что 90% россиян поддерживают Путина как президента – в это я абсолютно не верю.

Среди моих знакомых есть немало тех, кто не поддерживает войну, кто далек от политики – они ни за, ни против Путина. Но все думающие, интеллигентные люди, конечно, все понимают.

В 2004 году я работал в Москве, а у нас тут был Майдан. Я понимал, что происходит – они – нет. Доходило до драки. Я пытался рассказать им, что их телевизор врет.

"Я с вами в одной комнате жил, мы родственники практически. Я вам говорю, что это не так, а вы этому ящику верите", – я страшно возмущался.

И знаете, те люди, с которыми я общаюсь, постепенно начинают меня слышать. Они все понимают.

В России все может поменяться в один момент – я уверен.

И на самом деле, когда Украина будет успешной, для России  это станет ключевым поворотом сознания. Нам нужен просто успех, прежде всего экономический как аргумент правильности нашего выбора. Успех как субъекта, как страны.

И тогда Россия, моя историческая Родина, изменится. 

Я ВООБЩЕ НЕ РАЗДЕЛЯЮ, HI-TECH И КУЛЬТУРУ. У ЧЕЛОВЕКА ДВА ПОЛУШАРИЯ И ОБА ДОЛЖНЫ РАБОТАТЬ

Я не меценат и не называю это меценатством. Все делается на желании, порыве. Если говорить о "Мастер Классе", то это почти на 100% волонтерство. Ну, или очень небольшие, просто мизерные деньги.

К примеру, очень часто мы проводим арт-форум. Я вижу, что есть колоссальная потребность в культуре. Люди приходят на украинскую поэзию или уроки истории – полный зал.

Я вообще не разделяю эти два направления – hi-tech и культура – для меня это одно и то же. В 21 веке основной капитал – человек. У человека два полушария и оба должны работать.

И новая экономика – экономика вокруг человека – это, прежде всего, культура, гуманитарные вопросы. И на это есть запрос.

Посмотрите, сейчас многие открывают "hubs" (узел связи) – называют их по-разному – у кого-то "Инновационный хаб", у кого-то "Креативный квартал". Главное – единое пространство людей. У меня эта технология работает и в компании, и в "Мастер Классе".

Здорово, когда возникают креативные и инновационные пространства. Ведь это площадки интеллектуальной свободы, вокруг которых все развивается. За этим – будущее.

Подсумки для планшетов тоже делают в Украине  
Доска в офисе разработчиков с отзывами с передовой и планируемыми или уже решенными задачами  

Все фото Дмитрия Ларина, УП

powered by lun.ua