Будь другом. Наставники о том, как можно помогать сиротам

4015
22 листопада 2016

Подарки к Новому году и редкие визиты в детские дома – это не совсем то, что нужно ребенку-сироте. В значительно большей степени они нуждаются в любви, внимании и заботе.

Кроме того, такие дети изолированы от общества, бытовых проблем и плохо понимают, как это – жить в социуме.

В Украине 774 интерната, в них находится более 100 тысяч детей.

При этом непосредственные расходы на содержание детей (питание, одежда, лечение, обувь) составляют только 12% от общей суммы средств, оплата коммунальных услуг – 11%, заработная плата персонала – 70%. О насилии и  плохом обращении с детьми в интернатах написано множество текстов.

"Выдернуть" детей-сирот, лишенных родительской заботы, из интернатов может разве что полноценная реформа всей этой системы.

Но пока о реформе больше говорят, чем внедряют – дети остаются в тех самых условиях и с темы самими проблемами.

Один из способов им помочь уже сейчас – через "Проект наставничества".

Это альтернативный вид нематериальной помощи детям-сиротам. Его цель – социальная адаптация и профориентация детей, да и просто дружеский контакт со взрослым, который может помочь советом.

В 2009 году движение наставничества запустила общественная организация "Одна надежда".

С осени 2016 года наставничество закреплено на законодательном уровне, а наставник получил официальный статус.

За данными "Одной надежды", за предыдущие 7 лет с момента старта проекта своих наставников и опору в жизни нашли более 1.300 детей из интернатов.

Сегодня наставников ждут еще 104.000 детей. Методология успешно прошла апробацию в нескольких интернатах и сейчас масштабируется на всю Украину. Первый этап – Киев и область. Второй – регионы.

"Украинская правда. Жизнь" предложила наставникам поделиться своим опытом и рассказать, насколько это важно для детей-сирот.

Ольга Тулимова, 45 лет
Директор "Арт-отеля", 26-летняя дочь живет в Америке. С марта 2014 года была наставником для двоих детей: Ани (18 лет) и Коли (9 лет)

 

Социальные проекты всегда были частью моей профессиональной и личной жизни. Большинство моих коллег, партнеров и друзей – люди, которые не только участвуют в том или ином социальном проекте, но и создают их сами. Благодаря этим людям я попала в проект "Одна Надежда".

Чтобы стать наставником, нужно пройти специальный тренинг по подготовке наставников для детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Он обязателен для всех, независимо от того, если ли у кандидата в наставники свои дети или опыт общения с детьми в целом.

Программа подготовки наставников включает такие важные вопросы, как: история жизни и актуальные потребности ребенка-сироты; роль наставника в жизни ребенка-сироты; особенности взаимодействия наставника и ребенка-сироты и так далее.

Ведь сироты – особенные дети, и это правда.

После обучения психолог и координатор подбирают пару "наставник – ребенок", с учетом актуальной потребности ребенка-сироты, опыта и ресурсов наставника.

За время участия в проекте, я была наставником для двоих детей: Ани (18 лет) и Коли (9 лет).

С Аней мы познакомились в мае 2015 года. Актуальной потребностью Ани была профориентация – она совершенно не знала, какую профессию выбрать.

С помощью профессиональных тестов на профориентацию, мы смогли определить личные качества Ани, ее интересы и способности, а значит – выбрать три учебных заведения для поступления.

Мы встречались с Анютой один-два раза в неделю. Кроме подготовки к ЗНО и сдачи документов в учебные заведения, мы проводили время вместе, участвуя в городских событиях, выставках и фестивалях. Ходили в кино и кафе, в гости и на концерты, готовили еду, слушали музыку и просто гуляли, много общались.

Я старалась готовиться к каждой из наших встреч. Искала тематические фильмы для совместного просмотра и обсуждения, подбирала мотивирующие аудиокниги, определяла темы для общения с учетом ее потребностей и запросов, а иногда и проблем.

Анюта успешно отучилась год в училище и получила универсальную специальность – "администратор".

Сейчас ей 19 лет. Она работает, у нее своя семья. Мы не часто встречаемся, но всегда на связи.

Сколько бы времени ни прошло, мы знаем: у нее есть я – а она у меня.

В июле 2016 года мне предложили стать наставником для Коли.

 

Актуальной потребностью Коли были поддержка, любовь, тепло и забота. Когда я первый раз забирала Колю на выходные, он спросил меня: "Оля, как ты хочешь, чтобы я вел себя – как обычный ребенок или как золотой?"

Конечно же, я догадывалась, что такое "золотой ребенок", но мне хотелось узнать, что в эти слова вкладывает Коля: "Это когда ребенок ведет себя хорошо, не капризничает, слушается, не говорит плохие слова…"

"Удобный ребенок", – подумала я.

Я сказала Коле, что, несмотря на то, что я взрослая – я "не золотая". Бывает, что капризничаю, злюсь или грущу, а иногда употребляю плохие слова.

Однако только после месяца общения Коля стал вести себя так, как ведут себя обычные дети – то есть, по-разному. Он стал больше доверять нам, а нам стало легче его понимать.

С Колей мы встречаемся 1-2 раза в неделю, часто забираем его на выходные к нам домой. Коля с удовольствием общается с нашими животными – таксой Анфисой и кошкой Марусей.

Мы проводим время в детских центрах и развлекательных комплексах, ходим в кино, гуляем, отдыхаем с друзьями и их детьми, читаем, учим стихи, слушаем музыку, смотрим образовательные передачи, готовим блюда и всегда много общаемся.

Обнимаемся, говорим друг другу "доброе утро", готовим завтрак и садимся вместе за круглый стол. Впереди новогодние праздники, и мы собирается в цирк и на новогоднюю елку.

Мы хотим написать писать письмо Деду Морозу и сделать еще много всего хорошего и полезного.

Конечно, иногда нам с Колей бывает трудно. К примеру, когда нужно отказать ребенку в просьбе или принять решение, которое ему не понравится. Но мы изначально хотим и готовы сделать и дать ребенку-сироте все, что можем!

Поэтому, когда такая ситуация возникает в нашей семье, мы задаем себе один простой вопрос: "Что бы мы сделали, если бы это был наш ребенок?" Решение приходит быстро и здравое.

Мы обозначаем это ребенку и обязательно объясняем, почему приняли именно это решение, отвечаем на вопросы – до тех пор, пока все не придем к согласию и миру.

 

Я думаю, что каждый ребенок-сирота, втайне надеется или не тайно просит-хочет, чтобы его усыновили близкие ему люди. За время общения наставник становиться именно таким человеком для ребенка.

Я не раз вытирала Колины слезки, видела его переживания и крепко его обнимала. Им страшно, что с ними будет дальше.

Это сложный вопрос, он не может не ранить мою душу.

Мы открыто говорим Коле, что так случилось в его жизни, что он в приюте, и нужно стойко и мужественно переносить трудности – но мы всегда рядом и поможем ему.

Мы подарили ему военный жетон с надписью "Мы рядом…" и номерами наших телефонов "Ольга и Вадим". Мы хотим, чтобы он не боялся будущего и знал, что все будет хорошо. Своим примером и поступками мы показываем ему, что в жизни многое зависит и от нас самих.

 

К сожалению, пока не у всех детей есть наставники. Ребенок, который имеет наставника, переполнен эмоциями и впечатлениями от встреч, общения и событий, которые произошли в его жизни с наставником. Возвращаясь в приют, он восторженно и гордо рассказывает о своем наставнике.

То, что в обычной жизни является нормой – ребенок гордится своими родителями, а родители гордятся своими детьми – в жизни детей-сирот имеет другое значение.

Дети, не имеющие наставника, расценивают это как очередную несправедливость в их жизни. Кто-то расстраивается и плачет, а кто-то протестует против этой "несправедливости" и задирается.

Вот почему наставники так нужны этим детям.

Для меня как наставника пока сложно сказать, что изменится в проекте наставничества с новым законом, и в какую сторону.

Мне придется подтвердить свой статус наставника через новую процедуру, которая сейчас находится в разработке. Остается только надеяться, что процедура будет несложной, а также будет эффективно регулировать и координировать взаимодействие между всеми участниками проекта: госслужбами, наставниками, партнерами и прочими.

Для 104.000 детей, лишенных родительской опеки, принятие закона "Про наставничество" справедливо дает им право как можно быстрее обрести друга – наставника, получить поддержку, заботу, тепло и любовь.

Денис Бандурко, 35 лет
предприниматель, Наставник с двулетним стажем, сейчас помогает трем мальчишкам – Саше, Паше и Юре

Денис Бандурко (в центре), за ним - Саша, справа Паша, а слева - Юра 

До знакомства с "Одной Надеждой", я помогал в рамках студенческого христианского движения студентам, а также судимым и наркозависимым старшего возраста.

Если честно, им помогать непросто. Если человек уже достаточно взрослый и при этом он несколько раз был в тюрьме, зависимый, а ко всему ещё и сирота – на него сложнее повлиять. У него уже сформированный уклад жизни и мышления.

Помогая им, я часто думал: "Как было бы хорошо, если бы они были младше…"

Наблюдая открытость подростков и детей, я параллельно искал возможность помогать и им. Мне нравятся слова царя Соломона: "Наставь ребенка на верный путь, он и в старости не собьется с него" (Притчи 22:6).

Два года назад я присоединился к проекту наставничества. Координаторы проекта подобрали для меня ребенка, учитывая как мои пожелания, так и нужды ребёнка.

Его зовут Саша. Тогда ему было 13 лет. Я пообещал приезжать раз в неделю, чтобы вместе проводить время.

Первый раз мы поехали гулять по Киеву. У Саши есть родной брат Паша. Он на год младше, и в первый раз остался в центре (дети жили в центре социальной реабилитации "Ковчег").

Паша сильно плакал, когда мы уезжали без него. Со следующего раза мы уже всегда проводили время втроём. Поначалу на территории центра – это Киевская область, Пуща-Водица. Позже я всё чаще стал забирать их за территорию "Ковчега".

Мы много гуляли и весело проводили время, ходили по музеям, на пляж, постоянно куда-то ездили, а также много общались на разные темы.

Понадобилось какое-то время для того, чтобы построить близкие и доверительные отношения, хотя это оказалось не так уж и сложно. Парни искренние и весёлые.

В общем, наше взаимодействие я бы условно разделил на две части. С одной стороны, это весёлое времяпрепровождение и отдых, а с другой – изучение или обсуждение какой-то темы, полезной для формирования навыков к самостоятельной жизни.

Мы ожидали, что в ближайшее время у них будет возможность жить вместе со своей родной мамой, и готовились к восстановлению их семьи. Что со временем и произошло.

Если говорить о трудностях, то я бы выделил зависимость от компьютерных игр. Братья при малейшей возможности всё время сидели за играми в телефоне и на компьютере.

В центре социальной реабилитации этот вопрос контролировался воспитателями. Но с момента, когда они стали жить с мамой и ограничения "ушли" – у меня сложилось ощущение, что их зависимость переросла в одержимость.

У нас немного разные взгляды с их мамой по этому вопросу. Но, тем не менее, мы совместно предприняли определённые действия в этом направлении.

Сейчас я ещё стараюсь помогать Юре. Он вынужденно переехал из Луганской области. Мы, как и раньше, еженедельно встречаемся, часто на выходных идём на богослужение, вместе обедаем.

Юра немного старше Саши и Паши, в этом году поступил в колледж. Его волнуют уже более взрослые вопросы. Он очень креативно мыслит и любит всё, что связано с маркетингом.

Я в любом случае планировал продолжать наставничество, но благодаря изменениям в законодательстве надеюсь, что теперь будет проще взаимодействовать с государственными учреждениями.

Я надеюсь, что сама идея наставничества для детей будет широко распространяться, приобретая всё большие масштабы, и со временем покажет ещё более существенные результаты.

powered by lun.ua