10 детей в лодке без весел: как выжил детский дом из Макеевки

5837
6 лютого 2017

Одиннадцатилетние Даниил и Денис навещали бабушку. По возвращении домой устремились к родителям. Мальчики показали маме, Диане Родиковой найденные на железнодорожных путях пули.

"Там дядя с автоматом ходит", – рассказал Даниил матери.

Ей стало страшно. Она поняла, что ее большая семья не может больше оставаться в Макеевке.

Спустя два дня, 12 июля 2014 года, в Макеевку, вплотную прилегающую к Донецку, вошли танки с флагами Российской Федерации, на горсовете повесили полотнище самопровозглашенной "ДНР".

Семье Родиковых, которая воспитывает 10 детей, позвонили знакомые из благотворительного фонда: "Приезжайте к нам в санаторий на Хортицу, на 10 дней. В Макеевке все успокоится, и вы вернетесь обратно".

Родиковы взяли рюкзаки, сложили туда летнюю одежду – и 14 июля отправились в отпуск в Запорожье. Бессрочно.

Даниил и Денис нашли пули в Макеевке

Летом 2014 года детский дом семейного типа (ДДСТ) Родиковых не знал, что в Макеевку уже не вернется, а жизнь разделится на "до войны" и "после".

Сейчас у них новый дом в Киевской области и новая жизнь, в которой от прошлой остались лишь воспоминания, да еще перевезенная мебель.

В Киеве их именуют переселенцами, они же себя называют кочевниками ХХI века.

Им пришлось самим испытать, что значит, почти год кочевать с 10 детьми, когда в рюкзаках лишь летняя одежда и документы, и решать вопросы, где поселиться большой семье, когда государство, которое должно ими опекаться, говорит "нет ресурсов"?

Таких переселенных, или, точнее – переселившихся ДДСТ в Украине 63.

По данным Минсоцполитики, на конец 2014 года из Донецкой и Луганской областей выехали 40 и 23 ДДСТ соответственно. 17 вернулись обратно. По сведениям облгосадминистраций, на неконтролируемых территориях ОРДЛО все еще остаются 38 ДДСТ.

Министерство также сообщало, что из оккупированных территорий в Украину перевезли 1,797 детей-сирот. 579 детей из Луганских и Донецких областей усыновили.

Родиковы называют себя кочевниками 21 веками

МЕЧТА О БОЛЬШОЙ СЕМЬЕ

Дом Родиковых расположен в селе Гатное под Киевом. В двухэтажном здании бледно-желтого цвета четыре комнаты. На стене между первым и вторым этажами выставка семейных портретов.

Самым младшим – Насте и Артему – по шесть лет, Милане, Каролине и Катерине – по восемь. Следом разместились портреты одиннадцатилетних Даниила и Дениса и двенадцатилетней Валерии. В конце стены висят изображения самых старших детей – семнадцатилетней Александры и девятнадцатилетнего Богдана, уже работающего в Тернополе.

Владимир Родиков, глава семейства, называет их "двойняшками" и "тройняшками", хотя биологические родители у них разные.

Владимир говорит, что дети осуществили его мечту. Огромную мечту о большой семье.

Младшие дети сразу бегут обниматься, еще не зная имени гостьи. Голубоглазая Настя садится на колени, знакомится и начинает болтать.

Родители просят Настю и Артема поиграться вдвоем. Дети берут мандарины и поднимаются на второй этаж.

Тем временем Диана и Владимир садятся на диван в прихожей. Рядом огромный аквариум – в Макеевке отец разводил аквариумных рыбок. Теперь он занимается продажами оборудования.

Диана и Владимир вместе 21 год

Они познакомились в Макеевке в новогоднюю ночь 1995 года, обоим было по 18 лет. Как сейчас вспоминает Владимир, он тогда "отбил" Диану у ее 27-летнего парня. После новогодней вечеринки провожал ее домой под дождем. Владимир спрятал себе под кофту ее туфли, которые она брала переобуться, а она спрятала под свитер подаренную им шоколадку.

У Владимира есть старшая сестра, Диана же росла единственным ребенком. Когда ей был год, родители развелись. Диану растила больше бабушка-протестантка, которая учила внучку не врать, не красть, приучала к труду, доброте.

Владимир вспоминает, что его родители жили вместе "только из-за детей" – но он хотел по-другому. Хотел большую и счастливую семью.

"Я думаю, что нашим предназначением было создать семью. Мы всегда очень любили детей, и каждый ребенок был желанным", – говорит Диана.

6 октября 1995 года Диана и Владимир поженились.

Владимир сначала занимался строительствам, затем разведением аквариумной рыбы. Диана несколько лет проработала инспектором в газовом цеху.

НОЖ В СЕРДЦЕ

После свадьбы Диана долго не могла забеременеть, семья стала подумывать об усыновлении. Но как только начали обсуждать такую возможность, Диана узнала, что ждет малыша. Родился Богдан, через два года Александра, потом Даниил.

Четвёртый ребенок умер, не родившись. И Диана с Владимиром снова заговорили об усыновлении. Семья впервые пошла в интернат.

Там к Владимиру подбежал мальчик и спросил: "Ты мой папа?.."

"Это было как нож в сердце", – вспоминает Владимир.

В доме малютки тогда пребывала девочка, которую можно было усыновить. Пара познакомилась с ней и решила подумать.

"Усыновление – очень сложный шаг. Это чужой ребенок, его нужно принять не только в семью, но и в сердце", – убежден Владимир.

Во время сбора документов Диана узнала, что снова ждет ребенка – Каролину. А ту девочку тем временем удочерили другие родители.

Во время сбора документов Диана узнала, что снова ждет ребенка – Каролину

В 2010 году Диана в пятый раз готовилась стать матерью. Беременность была тяжелой. Врачи советовали сделать аборт, потому что ребенок мог родиться с патологиями:

– Существует лишь 25% вероятности того, что ребенок будет здоровым.

– Мы войдем в эти 25%, – безапелляционно заявила Диана врачам.

– Мы еще никогда не видели, чтобы пятый ребенок был таким желанным, – удивились доктора.

Настя родилась весом 1,2 килограмма, в первые дни потеряла еще 300 грамм. За ее жизнь сражались три месяца. После рождения Насти Диане сказали, что она не сможет больше иметь детей.

"Когда Настя лежала в барокамере, неизвестно было, выживет ли она, – рассказывает Владимир. – Тогда я вспоминал, сколько раз мы хотели усыновить ребенка. Необходимо было решиться, пока мы молоды и дети маленькие. Иначе могли бы всю жизнь жалеть. Диана очень боялась, что не сможет полюбить чужого ребенка, но все-таки согласилась".

Через три месяца Настю выписали с весом в три килограмма.

За жизнь Насти сражались три месяца

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ДЕТСКИЕ ДОМА СЕМЕЙНОГО ТИПА?

Окончательное решение было принято через полтора года. Сначала семья планировала усыновить ребенка, но в службе по делам детей их намерения изменили. Владимиру объяснили, что около 70% детей из домов малютки и интернатов усыновить нельзя.

"Меня тогда очень поразило то, что мне рассказала социальная работница, – вспоминает Владимир. – К примеру, есть брат и сестра, чья мама в тюрьме. Они не могут быть усыновлены. Когда их мама выйдет, не факт, что она восстановит родительские права. Какова их дорога? Пробыть в детском доме до 16 лет, затем очень часто – улица, бурса, панель или наркомания. Второй путь – попасть в семью.

Я тогда сразу решился создать детский дом".

Владимир и Диана собрали документы, прошли обучение, и им предложили взять на воспитание брата и сестру – Дениса и Катерину.

Когда пара поехала знакомиться с 3-летней Катей, девочка еле разговаривала. Директор детского дома Ольга Кондратьевна спросила:

– Катя, посмотри, вот твои папа и мама. Нравятся они тебе?

– Да, – не глядя, резко отрезала она.

Сначала семья познакомилась с Катей

Затем они поехали в другой интернат и познакомились с Денисом. Вскоре дети оказались в семье. У их биологической матери статус "пропавшая без вести", поэтому детей нельзя усыновить.

Через три месяца Владимир предложил Диане взять еще троих детей. Диана долго не думала.

Так заполнилась  их семейная лодка: в детском доме семейного типа могут воспитываться до 10 детей.

В доме малютки к ним привели 4-летнюю Милану. Она сразу села Владимиру на колени, обняла за шею и спросила: "А у вас машина есть?"

Владимир смеется: "Сразу подумал, что Милана станет преуспевающей бизнес-леди".

Сестре Миланы, Лере было 7 лет. Лера помнит первую встречу с Дианой и Владимиром. Первое, что она подумала: Родиковы заберут ее. Когда она пришла в свой новый дом и познакомилась с братьями и сестрами – Лера сразу почувствовала себя частью этой семьи и подружилась с Каролиной.

Брату девочек, Артему было 2 года. Детей забрали у матери, которая будто бы не замечала их существования.

Первый год своей жизни Артем провел в коляске, его ни разу не вывозили на улицу. Когда его переносили из комнаты в комнату в приюте, он начинал кричать. В 2 года ребенок не умел улыбаться.

Детей привезли в дом Родиковых. Артема посадили в кресло. Там он просидел два дня, глядя в одну точку.

Владимир начал подозревать у него признаки аутизма и целую ночь проплакал.

На следующий день сестры начали играть с Артемом. Они бегали за кроликом, мальчик начал с бегать вместе с ними.

Спустя несколько дней Артем впервые попытался состроить гримасу. Это он так учился улыбаться.

Адаптироваться в семье Артему помогли его братья и сестры

Так исполнилась мечта Владимира. В семье появились "двойняшки" и две пары "тройняшек".

Никакой "тяжести" от удвоенного количества детей они не испытывали. И Диана, и Владимир беззаботно и весело рассказывают, что даже не заметили пополнения – так быстро и легко дети адаптировались.

"В адаптации нам помогли наши дети. У нас был налажен быт. Мы сразу объявили: никакого разделения на своих и чужих, все общее. Наши биологические дети больше объясняли, что можно и что нельзя", – рассказывает Диана.

Когда в семье стало десять детей, семья начала думать об увеличении дома.

Но прогремели "Грады".

ССОРЫ С СОСЕДОМ

В Макеевке Богдан учился в русском классе, Александра – в украинском. Семья не чувствовала какой-то напряженности. Они хорошо относились к проживающим в поселке русским, а те – к украинцам. Но затем начал работать телевизор.

"Вот, дружат два соседа, у них прекрасные отношения, но если сосед лезет в наглую ко мне через забор, тогда он уже вор. Дружбе конец", – так Владимир описывает начало конфликта.

"Украина прожила 22 года без войны. Я всегда удивлялся, как во всех республиках СНГ происходят теракты, войны – а у нас лишь морды бьют тихо-мирно в Раде, люди смотрят на это по телевизору, и все.

После начала оккупации кто-то действительно поддержал сепаратистов. Но большинство просто боялись, были в растерянности, потому что все были мирными людьми", – вспоминает отец.

Вскоре по поселку начали ходить вооруженные люди.

Тогда семья решает поехать во Львов и принять участие в акции "Единая страна – Єдина країна". Их пригласили на две недели на Пасхальные праздники, чтобы ознакомиться с культурой города.

"Я приехал настороженным, думал: как же эти западенцы будут встречать нас, русскоязычных донбассцев? Тогда я решил устроить проверку. Зашел в супермаркет – и продавщица сразу на русский перешла. Сначала я не поверил, думал случайность, затем пошел в другой супермаркет. Точно так же", – рассказывает Владимир о своей борьбе со стереотипами.

После возвращения из Львова в поселок, семью начали называть "бандеровцами" и "фашистами". Неприязнь нарастала.

...А потом Денис, Даниил и Лера, возвращаясь от бабушки, нашли на переезде патроны.

РАЗРЫВ С ПРОШЛЫМ

17-летняя Александра очень хорошо помнит те дни. Она заканчивала 9 класс и сдавала экзамены в школе. Завтра у нее должен был быть выпускной. Тогда в семье обсуждали возможный отъезд, но пока не было решено, когда именно они уедут.

В день выпускного, 14 июля, родители разбудили детей в пять утра: "Собирайтесь".

В день отъезда у Александры должен быть выпускной

Красивое платье, новые туфли Александры так и не дождались выпускного. По словам девушки, еще двое ее одноклассников тоже покинули Макеевку. Пятеро девятиклассников пошли воевать под флагом ДНР. Один погиб под "Градом".

14 июля Родиковы навсегда покинули дом, в котором строили так много планов на будущее.

"Это был самый тяжелый момент в нашей жизни. Мы бросили свой дом, в который душу вложили, порвали связи с родственниками. Мы оторвали все свои корни от земли, на которой выросли. Мы как маленький росточек: у которого чуть-чуть корешка, а корень весь остался в земле", – грустит Диана.

26 июля 2014 года "ДНР" запретила вывоз детей-сирот. Родиковы поняли, что вернуться домой не смогут.

"Теперь мы понимаем наших дедушек и бабушек, которые говорили, что есть жизнь до и после войны.

Наша жизнь так разделилась", – говорит Диана.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Санаторий в Запорожье, куда их пригласили знакомые из благотворительного фонда, был летним. Родиковы начали думать о будущем. Собрали свои нехитрые пожитки и уехали в Киев.

Владимир написал в Фейсбуке: "Еду в Киев и буду стоять на вокзале с табличкой: "Многодетная семья ищет жилье".

Отцу-воспитателю позвонил Николай Кулеба, тогда еще глава киевской службы по делам детей, и предложил помощь. Семью поселили в христианской школе под Фастовом в Киевской области – до 1 сентября.

Владимир начал писать письма президенту, премьеру, в Минсоцполитики. Ответ приходил приблизительно всегда один: "Понимаю проблему, помочь не могу".

Отчаявшись, Владимир позвонил супруге президента Марине Порошенко.

– У нас нет ресурса, – ответил ее помощник.

– Хоть у кого-то в этой стране есть ресурс? Кому мне еще написать?!.. – сорвался Владимир.

Все это время семья без денег, одежды и еды выживала благодаря украинцам.

"Говорят, родину не выбирают. Нам политики не помогали, но это не вызвало отрицательного отношения к стране.

Потому что политики – это не страна, это не родина. Мы не обозлились на государство, на политиков – да", – рассказывает Диана.

В школе в Фастове семью кормили киевляне. Однажды приехали двое мужчин. Принесли коробки со сладостями, дали денег. Владимир спросил, кто они.

– Меня Василий зовут, – ответил один из них.

Второй ничего не сказал, развернулся и ушел. Диана говорит, что они явились как ангелы.

Другой фонд купил одежду для всех детей, выдал сертификат на 15 тысяч гривен. Тогда у детей даже колготок не было.

Спустя две недели приехал представитель Марины Порошенко. 30 августа 2014 года он предложил переехать в Киево-Святошинский район в пятикомнатную квартиру. Одновременно бизнесмен Александр Титов начал строить семье дом.

1 июня 2015 года семья отпраздновала новоселье.

Сейчас расходы семьи составляют около 30 тысяч гривен на месяц. Половина доходов – детское пособие, другая половина – доходы от интернет-торговли аквариумным оборудованием. Кроме того, Родиковы хотят заниматься разведением шпицев. Сейчас у них во дворе уже бегают несколько громких и пушистых собак.

Родиковы хотят разводить собак

Теперь у Родиковых есть новый дом, есть деньги. Но из старых друзей почти никого не осталось. Многие родственники перестали общаться.

"Война открыла многое. Конфликт сильно изменил людей. Мы с Дианой остались как два кеда, и десять шнурков возле нас бегают", – с грустью говорит Владимир.

Ночью 23 декабря 2016 года неизвестные подожгли дом Родиковых в Макеевке. Теперь им некуда возвращаться. Они, правда, и не хотят.

ДВА КЕДА С 10 ШНУРКАМИ

По словам супругов, этот сложный период жизни укрепил их отношения.

"Будет ли человек ругаться, если его вместе с другими посадить в одну лодку без весел и оставить посреди бушующего моря? Нас в 2014 году жизнь вытолкнула в пустой лодке без весел. Это проверило наши чувства. Мы стали дружнее", – уже улыбаясь, рассказывает Владимир.

Оба супруга уверяют: жить лишь ради детей не стоит. Несмотря на огромную любовь к своим отпрыскам, они понимают, что в будущем останутся одни, поэтому им важно беречь свои отношения, чувства. Один-два раза в месяц Диана и Владимир уходят вдвоем на прогулки, в ресторан, кино или парк.

"Мы не живем ради детей. Мы женились ради любви, дети – ее результат. Они вырастут, и мы останемся вдвоем", – говорит Владимир.

Он ненавидит украинские стереотипы о большой семье, когда она ассоциируется с бедностью.

"Я хочу, чтобы дети не жалели о своем детстве в многодетной семье. Хочу, чтобы они гордились своим проведением времени. Я стараюсь сделать все, чтобы война не повлияла сильно на детей", – уверяет Владимир. Супруги долго перечисляют украинские и не только города, в которых побывала семья.

Дети, похоже, ничуть не жалеют о жизни в большом семействе.

"У нас дома никогда не бывает скучно. Всегда можно с кем-то поделиться секретами, – рассказывает Денис. – Даже убирать не сложно, ведь делать это нужно раз на три дня, и то, в паре с братом или сестрой".

Лера, к примеру, каждое утро помогает расчесывать младших сестер. У нее также есть обязанность развешивать белье. Иногда она присматривает за детьми.

"В семье заключается счастье. Одной в жизни – и в беде, и в радости – не останешься, – говорит Александра. – Деньги не главное в жизни, в них счастья нет. Деньги придут и уйдут, а семья останется".

Вскоре Родиковы собираются всей семьей в Карпаты. Летом – тоже в горы, только уже с палатками.

Как настоящие кочевники.

Диана Буцко, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua

Головне на сайті