Как это – работать в наркоцентре

3883
20 лютого 2018

Анна Мартынюк – менеджер в социальной сфере Всеукраинской благотворительной организации "Конвиктус Украина".

Работает в "Конвиктусе" уже более 9 лет. Начинала как волонтер, потом – соцработник, затем – старший соцработник.

После стала вести программы, например, арт-терапию для наркозависимых на стимуляторах. Тем, говорит, очень нравилось рисовать и лепить.

Теперь работает в центре для наркозависимых на столичной Троещине.

Анна Мартынюк работает в наркоцентре вот уже 9 лет

Это учреждение функционирует с 2008 года, финансируется Альянсом общественного здоровья (на деньги Глобального Фонда).

Начинали с размещения в квартирах, однако оттуда выгоняли, считая такое "соседство" неблагополучным.

"Помещение снималось, в том числе, на первых этажах в жилых многоэтажках. К нам приходили соседи и говорили, мол, мы вам двери смолой зальем, мы вас подожжем", вспоминает Мартынюк.

При этом, одна женщина – глава ОСББ, была на стороне коммьюнити, так как ее сын работал в подобной организации, которая занимается борьбой с ВИЧ/СПИДом, но даже ей не удалось убедить своих соседей в целесообразности таких центров.

Теперь, когда центр располагается на Троещине, а позади него – промзона, организацию все равно попросили поставить забор за свой счет, чтобы клиенты не бродили в округе.

Вход в центр никак не обозначен. С улицы нет вывесок или указателей, которые "вели" бы сюда.

Среди постоянных посетителей центра, в основном, жители Троещины и Лесного массива.

Здесь работает обмен шприцев – утилизированные меняют на новые бесплатно. Это – часть программы снижения вреда, смысл которой в уменьшении рисков для наркопотребителей.

Возможность обменять использованные шприцы на новые уберегает от повторного использования инструмента, а значит, и заражения инфекциями.

Также тут предлагают провести экспресс-тестирование на ВИЧ – тоже бесплатно.

Тут предлагают провести бесплатное экспресс-тестирование на ВИЧ

Есть психологические группы, можно и просто прийти попить чай и пообщаться с работниками.

"Это важный момент, когда ты можешь зайти и просто потусить. Клиентов не заманишь фразами вроде "мы поможем тебе переосмыслить жизнь", а вот пригласить потусить, а заодно узнать что-то новое – пожалуйста", – объясняет Мартынюк.

Анна рассказывает, что сейчас в Киеве всего несколько центров, подобных этому месту.

Рядом с этим центром на Троещине, почти двери в двери расположено такое же учреждение, но для подростков – единственное в столице, куда несовершеннолетние наркозависимые могут обратиться, даже если их родители не знают о зависимости совсем.

Здесь двери открыты для всех людей, употребляющих наркотики, если им нужна консультация или помощь.

Также специалисты центров проводят работу на улице – это называется аутрич.

Специалисты центров проводят работу на улице – это называется аутрич

Задача уличных работников – найти людей, употребляющих наркотики, установить контакт, привести в центр и заинтересовать, чтобы человек захотел пройти тестирование, стать частью комьюнити, задумался о возможности перейти на заместительную терапию.

Обычно находить новых людей помогают те, кто уже состоит в сообществе: приводят соцработника в свою компанию, происходит взаимодействие "своих" со "своими".

"Нередко в подобных организациях и центрах работают люди, которые ранее сами были членами этого сообщества. Не все, конечно, но очень многие.

Это помогает установить доверительные отношения между организацией и клиентами: "своим" верят больше, их быстрее признают", – говорит Мартынюк.

Сама Анна тоже в прошлом тоже употребляла наркотики, переболела гепатитом С. Лечение было длительным, сложным и болезненным.

 Комьюнити очень андерграундное, а потому и центр должен соответствовать этому

В центре, где мы встречаемся, несколько комнат.

Одна – кабинет, где работают местные сотрудники, здесь стоят столы с компьютерами.

Другая – где проводят тестирование.

Еще одна – для обмена шприцев, здесь есть специальное место, что-то типа локального секонд-хенда, банк одежды, где одни оставляют б/у одежду, а другие могут подобрать себе что-то и забрать. Сегодня на вешалке – только серый мужской пиджак и цветастая рубашка.

Работники профильных общественных организаций сотрудничают и с государственными соцслужбами. Но те, в основном, занимаются бумажной работой – заполняют статистику, а аутрич-работники центра проводят разъяснительную беседу с людьми.

"Комьюнити такое очень андерграундное, а потому и центр должен соответствовать этому.

Открытый доступ, комфорт, простой интерьер, такой, как все привыкли видеть дома у себя или друзей, чайник, кухня, возможность попить чай и пообщаться поближе", – рассказывает собеседница.

Атмосфера здесь и правда скорее напоминает квартиру, чем офис.

Мы сидим в одном из кабинетов центра на мягком диване. Напротив – письменный стол с бумагами и канцелярскими принадлежностями, на стенах – нарисованные от руки цветные плакаты, где рассказывается о путях передачи ВИЧ/СПИДа и важности предохранения во время секса. Из стены торчат полочки с картинками в рамочках.

Атмосфера здесь и правда скорее напоминает квартиру, чем офис

"Для многих наркотики – это не проблема, – рассказывает Мартынюк. – И нам нельзя однозначно за человека решать.

Мы даже наше направление назвали: "по работе с людьми, которых коснулась наркозависимость и ВИЧ". То есть, убрали слово "проблема".  

Употребление действительно приносит вред и самим потребителям, и окружающим, и задача таких мест, как это – снизить этот вред, уменьшить риски.

Для этого и существуют специальные программы снижения вреда, такие как обмен шприцами, тестирование на ВИЧ/СПИД и гепатиты, бесплатное снабжение клиентов спиртовыми салфетками, презервативами и лубрикантами.

Мартынюк поясняет, что наркозависимые уже перестали быть основной и главной группой, где распространяется ВИЧ.

По ее мнению, это происходит из-за перехода на другой тип наркотиков.

Раньше была популярна ширка, которая варилась в кустарных условиях в общей посуде, и употреблялась, соответственно, тоже коллективно. Уже готовое вещество могли перепродавать друг другу сразу в шприце, что повышало риски.

"Сейчас "в моде" другие наркотики, такие как соли, спайсы, бошки и другая "химия". Они распространяются через "закладки", где продавец оставляет покупателю сырье.

Покупатель готовит его сам, у себя дома, для самого себя же. Таким образом, это уже индивидуальное потребление, и риски не такие, как при потреблении коллективном, – поясняет Анна.

Меняется и способ получения наркотика: прямой контакт между продавцом и покупателем больше не нужен.

"Есть куча телеграмм-каналов, где это продают, разнообразные сайты, на которых действуют скидки, есть системы лояльности, а все заказы складываются в корзину в личном кабинете – как в любом другом интернет-магазине, – рассказывает собеседница.

В основном, все делается через Приватбанк. Деньги на карту закинул, пришла смс, где закладка с наркотиком, пошел, забрал и приготовил дома".

Вместе с этим возник вопрос, как работать с этой новой группой наркозависимых.

Это не инъекционщики, большинство из них не относят себя к наркозависимым, как к группе в принципе, не видят в этом никакой проблемы, а такие программы как бесплатные шприцы или услуга тестирования, их не интересуют.

Задача для профильных организаций – заинтересовать такую группу наркопотребителей и вовлечь их во взаимодействие.

Один из вариантов – новые тесты на определение вещества. Это такие специальные компактные устройства, в которые можно забросить, допустим,  немножко порошка и посмотреть, что вам продали: амфетамин или нет.

Распространение таких устройств среди наркопотребителей могло бы заинтересовать их, привлечь к программе снижения вреда.

Также это – возможность, наконец, понять, из чего делаются эти самые новые наркотики, что в их составе, и, соответственно, чем устранить передозировку, если что.

Анна Мартынюк отмечает, что в Украине многие люди не знают или не понимают своего истинного отношения к наркозависимости в принципе. А все потому, что общество недостаточно проинформировано.

"Мы как-то ездили в Германию на одно мероприятие, и там я задумалась о том, как разнится понятие толерантности в этой стране и у нас.

Там толерантность – это не мешать. Человек волен делать со своей жизнью, что пожелает, и я не должна вмешиваться или критиковать это, пока это как-то не коснется меня лично, – вспоминает собеседница.

В Украине нужно обязательно обговорить всех вокруг: бабушки на лавочке должны обсудить, кто проститутка, а кто – наркоман. Все слишком много интересуются чужими жизнями, но не своей, что очень странно".

Александра Горчинская, журналистка, специально для УП.Жизнь

Фото автора, со страницы ВБО "Конвиктус Украина"/Facebook и kwest/Depositphotos

Головне на сайті