"Синие носы": "Все прелести капитализма известны, и прелести в них мало"

25
16 лютого 2009
"Голая правда", 2007 год
Секс супрематизм
Революция продолжается, 2005 год
Из серии "Мода на труд", 2005 год
Из серии "Девушка спешит на свидание", 2005 год
Из серии "Террористы-эквилибристы", 2004 год
Синие носы. На дне

Искусство "Синих носов" Александра Шабурова и Вячеслава Мизина дурашливое, занятное и жизнерадостное. Объект насмешек - стереотипы ТВ и массовой культуры. Фото и видеогэги были любимы арт-сообществом до 2007 года.

Широкой популярностью "Синие носы" обязаны экс-министру культуры РФ Соколову, запретившему Третьяковской галерее на выездной выставке во Франции экспонировать фотографию "Эра милосердия", на которой изображена парочка милиционеров целующихся в березовой роще.

"Украинская правда. Жизнь" расспросила "Синих носов" о капитализме, национальной идентичности, арт-рынке и скандальной популярности.

- На Московском кинофестивале, во время питчинга вашего кинопроекта "Олигархи - вампиры", вы сказали: "Русского человека капитализм з****л". Это что было, предвосхищение кризиса?

- Шабуров: Это такой анекдот. Есть в Москве художник Павел Пепперштейн (прим. - прототип Петра Пустоты героя романа Виктора Пелевина "Чапаев и Пустота"), который ведет достаточно замкнутый образ жизни. С незнакомыми людьми общается только в одном случае: когда он едет к кому-то в гости и по пути ловит машину.

Однажды он вышел на улицу, поднял руку, и остановился такой навороченный автомобиль, водителю которого явно не нужно зарабатывать на жизнь частным извозом. Пепперштейн садится в машину и не может понять, в чем прагматика этого поступка.

Водитель рассказывает про офис, фитнес и тому подобное, а в конце пути выдает такую сентенцию: "знаешь, капитализм з****л!". Мы выслушали и подумали, что этот афоризм описывает настроение людей, это было еще до кризиса.

Особенно в Киеве, тут богатство на показ. В 2005 году я не мог ботинки купить, с носами короче 10 см просто не было. Как-то сидел в Пассаже, в кафе, мимо все время проезжали лимузины с открытым верхом, с буквенными номерами "мафия" или "джаз", водители включали музыку, чтобы привлечь внимание, чтобы все видели, как они хорошо стали жить.

Был такой период, когда важно успех продекларировать: да, мы живем в новом мире, светлом, капиталистическом. Через какое-то время привыкли, и стало понятно, что радости это не приносит. Во всех барах и ресторанах сидят девицы, которые насмотрелись сериала "Секс в большом городе" и покупают такие же сумки, сапоги, сигареты, ноутбуки, а в глазах-то у всех тоска.

Все атрибутами обзавелись, а хочется чего-то другого, они воспитаны в иной цивилизации, хочется душевной теплоты и, говоря совсем уж метафорически, любви.

- И тут появляетесь вы.

- Шабуров: Нет, не появляемся, мы по домам сидим. Я к тому, что сословные разграничения надоели, все прелести капитализма известны, и прелести в них мало. Мы выставку такую планировали делать: "Капитализм - з****л". Начался кризис, и сейчас это такая банальность, никакого эффекта она не произвела бы.

- Почему Олигархи - вампиры?

- Шабуров: Как-то смотрел фильм "Стачка" и меня потрясло, что он снят с точки зрения пролетариата. Это то, что не делается в последнее время. Я вчера фильм купил, о том, как плохая милиция арестовывает олигарха и мочит, что бы он отдал бизнес. Во всех сериалах тоже самое. Интеллигенция пропагандирует точку зрения олигархов. Все журналисты пишут с точки зрения проживающих на Рублевке богатеев.

Мы видим, какой в социо-культурном пространстве перекос и стараемся стать на другую сторону. У нас была выставка "Мода на труд". Сейчас во всех журналах топ модели  и топ менеджеры, никаких фермеров и рабочих. И мы придумали такую выставку, чтобы вернуть этих героев в  глянцевые журналы.

Для проекта мы пригласили сборную Белоруссии по боди-билдингу и они на заводе изображали рабочих. Потом появилась мысль снять сериал о специальной службе, которая арестовывает всяких олигархов и богатеев потому, что знает страшную тайну: все они вампиры и пьют народную кровь.

В условиях демократии они не могут им клин в грудь вбить, и приходится придумывать юридические способы как вампира нейтрализовать и посадить в тюрьму.

 

- Смотрю на вас и что-то не похоже, что вас капитализм - з****л, вы его украшаете. Помню в 2003 году на Венецианской биеннале, в палаццо, во время российского приема, где все было очень буржуазно, а вы стреляли из спортивных штанов петардами. Красиво было.

- Мизин: Да вы что! Разве мы украшали? Мы протестовали.

- Шабуров: Не важно, что делает человек, важно какие смыслы он вкладывает. Мы работаем со смыслом не украшающим капитализм, а наоборот. С иным смыслом.

- Мизин: Когда я приехал в Свердловск, то считал, что этот город индустриальное сердце Урала, а тут мне дают огромную книгу, а там написано "Екатеринбург - город мира люкс". Одни бутики, и бриллианты, и вселенные меха, и галактики белья, и спа-фитнес-турбосолярии какие-то... А реклама там: "Наши колготки по праву можно назвать роллс-ройсами в мире чулочно-носочных изделий!".

Или - "Приобретая апартаменты в этом супердоме, вы автоматически получаете статус небожителя!" О, как! Вот мы весь этот фейерверк идиотизма и иллюстрируем - запускаем ракеты из штанов. Меряемся, у кого салют больше. Насмешка такая над всей этой ярмаркой тщеславия, над тем, например, что происходит на Венецианской биеннале, сверхпафосом и идиотскими амбициями.

- Вы хорошо встроены в арт-рынок.

- Мизин: Художнику нельзя быть плохо встроенным, это такая область, если ты профессионализирован, то встроен в арт-рынок. Это не плохо и не хорошо. Это одно из условий существования. Не говорят же, что здорово металлург встроен в металлургический завод, а шахтер - в шахту. Почему существует интенция: художник должен быть голодным? Он может, но не должен.

- Шабуров: Художнику, как пролетарию, нечего терять, кроме своих кистей. Буквально мы не голодаем, и я думаю никогда не будем, у нас есть профессия. Но никакими сверхбогатеями мы тоже не являемся, и пропагандировать их ценности мы по определению не можем.

- А вы где больше востребованы в России или на Западе? Где вас больше покупают?

- Шабуров: Поровну.

- Мизин: Современное искусство - это сфера развлечения прозападных советских элит, и прозападно настроенной интеллигенции, которые сигнализировали: мы разделяем ценности, хотим жить таким же образом, и ценить такое же искусство. Поэтому изначально искусство было экспортным.

Московское современное искусство было не интересно, не понятно у себя дома. То, что делали мы, это всегда была критика этого современного искусства с точки зрения провинциальных обывателей, которыми являемся мы, наши друзья и знакомые.

Из серии "Бригада", 2005 год
Но времена меняются, вдруг у нас в России появилось n-е количество богатых людей, которые начали искусство коллекционировать и покупать. Сейчас организаторы аукционов социалистического реализма, такого уже мертвого искусства, которое всегда в цене, жалуются: соцреализм никто не покупает, всех потянуло коллекционировать современное искусство.

Все хотят вешать у себя какую-то такую билиберду, все ездят на биеннале. А после того, как в Москве открылся "Гараж", и провинциальные деятели к этому стали относится с интересом. В этом отношении в Киеве художникам удобнее жить, потому что здесь таких богатых заказчиков и потребителей десять штук и на них десять художников.

А у нас с Москве таких потребителей тоже десять, а художников сто. То есть быть украинским художником выгодно. Потребители того, что мы делаем, живут на Рублевке, но мы воспитаны в других условиях, для нас важны другие ценности.

- Какие?

- Мизин: Когда делаешь работу, не думаешь, за сколько ее можно будет продать. Нужно сделать хорошую работу, вот в чем ценность. Мода на современное искусство перекинулась на образование, люди идут учиться искусству или архитектуре для того, что бы заработать на этом деньги. У Чуковского была фраза хорошая: работай бескорыстно - за это больше платят.

- Вы себя считаете русскими художниками? Что вообще думаете по поводу идентичности?

- Шабуров: Мы стараемся от этого убежать. Но нам говорят: вы русские художники в шапках ушанках и с бутылкой водки. Хотите видеть это? Мы это вам даем, в доведенном до абсурда виде. Искусство идентичностью не ограничено, хотя самобытность важна.

Раньше было как? Прозападные художники приезжали на Запад, и выяснялось, что там своих до хренища. И тебе не выгодно быть западным художником, художник Кулик ездит в Монголию, нюхом чует, что актуальнее быть восточным художником.

Опора на национальное важна, но деление художников на группы "украинские", "русские", по большому счету, смысла не имеет. И как определять русские или украинские: Кулик, Михайлов, Братков.

Хочешь не хочешь, Советский Союз распался, Украина отдельно, Россия отдельно, все отдельно. Пишут книги "Украина - не Россия", переводят ТВ на украинский.

А иначе все эти образования не жизнеспособны. Мы-то ясно, никакими русскими-украинцами уже не будем, мы по-другому воспитаны, мы советские. Но дети, которые будут воспитаны на мультиках про Мики Мауса на украинском языке, будут чувствовать себя украинцами.

- Да, именно Мики Маус поспособствует становлению украинской идентичности.

- Шабуров: Ничего смешного в этом нет. В России это тоже проблема. У детей из спальных районов комсомола нет, ДНД нет. Они - русские. Но что это такое непонятно. Если ты русский, значит, для начала тебе надо найти не русских. Появляются скинхеды, начинают искать таджиков и убивать. Тут тоже самое - бандеровцы ненавидят русских.

- Давайте поговорим о вашей скандальной популярности.

- Мизин: Почему скандальной? Она заслуженная.

- Верно ли, что художника без скандала ни в одну приличную галерею не берут?

- Шабуров: Чем отличается актуальное искусство от каких-то предшествующих форм? Всякий раз какая-нибудь картина Репина "Бурлаки на Волге" или картина Моне "Завтрак на траве" тоже скандально воспринимались современниками, но всякий раз они привыкали.

Художники ищут такие формы, к которым зритель не адаптирован.

Поэтому, по большому счету, ничего скандального в наших работах нет. Мы что делаем? Чтобы, увидев наши работы, зрители не прошли мимо них, чтобы их цепляла картинка, и после того как зацепило, зритель мог понять другие слои произведения. Это азы профессионализма, а никакой не скандал.

- Ну, с вашими работами, которые были отобраны Третьяковской галереей для выставки в Париже, вышел самый настоящий скандал.

- Мизин: Обычно вовремя сделанная работа, вызывает сильную рефлексию у людей, которые далеки от современного искусства.

- Шабуров: Вот в чем дело, мы все-таки провинциальные выскочки из Новосибирска и Свердловска. Мы привыкли делать такие работы, которые воспринимались бы пионерами и пенсионерами.

Читай також:

Московское искусство герметично и чаще всего никому, кроме самих художников и международных кураторов, не понятно. Наши работы, в большинстве случаев, легко свести к какому-то анекдоту, который каждый воспринимает на каком-то своем уровне. Кто-то считывает только анекдотизм, а кто-то культурные аллюзии.

Когда эту выставку собирались везти в Париж, ее утверждало множество государственных инстанций и большинство произведений были не понятны и не воспринимаемы чиновниками. И только наши работы они смогли заметить и понять.

Бабушку завести в PinchukArtCentre, она посмотрит на "Целующихся милиционеров" и скажет: красиво, целуются, или тьфу, срамота какая, но она, во всяком случае, воспримет. О чем "Целующие милиционеры" понятно даже бабушке.

"Синие Носы" и "Целующиеся милиционеры". Фото Сергей Ильин, PinchukArtCentrе 
А каково министру культуры было сказать что-то плохое о какой-то абстрактной работе: "зеленые прямоугольники, пять оранжевых треугольников - это позор для России". Или "Работы Сэм Тэйлор Вуд, эти большие мониторы, на которых ничего не происходит - это позор для Англии!". Глупость была бы, лучше пройти и не говорить ничего.

- Мизин: Бывший министр культуры считал только один уровень. Мы получили письмо от девушки, которая совсем иначе восприняла нашу работу: "да вам надо премию МВД дать за улучшение имиджа милиционеров".

- Шабуров: Что такое порнография? Произведение, у которого одна единственная функция - возбуждать сексуальные чувства. Произведение искусства тоже может вызывать какие-то эротические чувства, но не только. "Целующиеся милиционеры" могут у кого-то вызывать эротические чувства, но помимо этого, там много других слоев.

- А давайте поговорим о другой, не менее скандальной работе, где Ющенко, Тимошенко и Янукович совокупляются.

- Шабуров: Они там не совокупляются. И даже не собираются. Это трепанация черепа постсоветских обывателей, настоящих людей, которые ходят по земле, это существа из глобализированного мира, которые приходят после скучной работы в офисе, садятся перед телевизором и в головах у них то, что там показывают: Гарри Поттер, Путин, Бен Ладен, Ющенко, Тимошенко, Янукович.

- Мизин: Мы когда это поняли, решили снять современную историю глазами обывателя. Как история выглядит: Троцкий родил Ленина, Ленин - Сталина, Сталин убил Ленина, и т.д.

- Вы увлечены политикой?

- Шабуров: Отчасти нет. Отчасти да. Мы художники не политические. Современное искусство обращается к актуальным технологиям и актуальным темам, и, хочешь не хочешь, политика для нас важна, она нас будоражит.

Поэтому политические реалии в наших работах есть, но мы этими работами освобождаемся от каши, которая у нас в голове.

- Мизин: Арт-терапия.

Все фото http://www.guelman.ru/, http://www.art4.ru/, plucer.livejournal.com, http://www.uralncca.ru/news/item/23

 

Автор -Аксинья Курина

powered by lun.ua