Олег Скрипка: "Я похож на человека, который собирается в депутаты?" Часть ІІ

38
7 квітня 2008

Продолжение. Первую часть читайте здесь. 

- В какой момент ты решил заниматься не только собственным творчеством, но и организовывать культурное пространство для других людей?

- Когда я понял, что для меня нет культурного пространства в этой стране, и нужно какая-то отдушина, где можно спокойно дышать и общаться с нормальными творческими людьми.

И создаются какие-то мероприятия, которые на мой вкус, абсолютно субъективный, организованы адекватно по отношению к зрителю, и адекватно по отношению к артисту.

Потому что когда мы оцениваем того или иного исполнителя, уровень мастерства, его стиль, и тому подобное, мы совсем не говорим качестве записи аппаратуры, о том насколько хорошо организовано то массовое мероприятие, в котором выступает артист.

Сольных концертов мало. В основном это "солянки", которые часто организованы бездарно. Какой бы гениальный артист ни был, попадая на неправильно выбранную сцену, с плохим звуком, плохим светом, с плохим контекстом, артист не может выступить так, как это было бы в нормальных условиях.

Мне хотелось создать такое пространство, которое имеет определенную творческую идеологию, определенный вектор. Что бы всем было комфортно.

Похвастаюсь - первое, что слышу как комплимент в отношении наших фестивалей: ах, какая атмосфера! Атмосфера не бывает случайной, атмосфера строится, это режиссерский замысел. Те внутренние ощущения, которые получает зритель и артист, есть определенная внутренняя стратегия. Это необходимо строить, для этого требуются умение и опыт. 99 % мероприятий оставляют желать лучшего.

- Какой проект самый любимый?

- Каждый проект любимый. Самое большое мероприятие - "Країна мрій", за которую постоянно идет борьба за финансирование, борьба за разрешения получить все эти бумаги.

- Каждый год?..

- Каждый год! И это сизифов труд. Очень тяжело. Каждый раз за две недели до фестиваля сижу и думаю - зачем мне это нужно? Больше никогда этим заниматься не буду! Легче не становится.

- Как бы сложилась жизнь, если бы ты не вернулся из Франции?

- Думаю, что я снимался бы в кино. Такую задачу я себе ставил - делал бы карьеру как киноактер. Играл бы в театре. В музыке я скорее всего кроме "ВВ", которое бы я продолжал, и записывал диски, сделал бы этнический проект.

Но это, скорее всего не украинский проект, это было бы то, что называется World Music, там были бы мексиканцы, бразильцы, африканцы. Я в таких тусовках уже находился, в разных коллективах играл. Я думаю, что мне не хватило пары лет, и такой коллектив сложился бы. Даже, наверное, сделал бы карьеру и с таким коллективом приезжал бы в Украину.

- А здесь какие планы?

- Есть авантюрные вещи. Мы сняли документальный телефильм. Проект очень сложный. Это не то, что бы я как режиссер принимал участие, скорее как продюсер: нашли деньги, концепцию придумали, организовали процесс. Снимали украинскую свадьбу, одели 150 человек в костюмы и по традиции все сделали. Как свадьба в ХIХ веке. Хотим, чтобы фильм вышел на ТВ.

"У себя в ноутбуке я записываю такие вещи, которые 10 лет назад требовали серьезной студии". Фото Сергея Волкова
У меня есть режиссерские амбиции, приятно, что фильм "Катерина" представлен на Берлинале. Я пытаюсь все активнее принимать участие в производстве клипов, иногда я явлюсь режиссером, часто пишу сценарий, подбираю декорации.

Я как кинофанат когда-то в молодости употреблял большое количество кинопродукции, сейчас, к сожалению, намного меньше, нет времени. Мы все немножко верим в сказку, а самый эффективный способ создать сказку - это кино. Поэтому приблизится к сказке - интересно. Технологии построения сказки - это предназначение артиста.

- Было 20-летие "ВВ", помню говорили о том, что было бы здорово снять фильм о "ВВ". Не хочется?

- Моих ресурсов на это не хватает. Я не вижу возможностей самостоятельно собрать команду, снять фильм, договориться с каналами. Внешней инициативы нет. Естественно, желание есть, но я не знаю, как это сделать.

Если даже наши клипы не крутят по ТВ! При том, что ВВ известный коллектив, его - как новинку, покрутят недельку, а потом - платите, и т.д Я не думаю, что нужно заносить деньги, чтобы по ТВ шли наши клипы, это совсем другая игра.

Заигрывать с каналами, играть в их игры? Можно это делать, но зачем? Это не является смыслом моего творческого существования.

- А в депутаты не собираешься?

- Я что, похож на человека, который собирается в депутаты? Идти в депутаты, это все равно, что надеть майку с надписью: "я - конъюнктурщик".

Быть депутатом - мощный инструмент власти, с одной стороны, но с другой стороны, у нас никто не уважает власть. Почему не уважают власть? Ее пока что не за что уважать. И если знаешь, что никто не уважает власть и идешь во власть, значит ты согласен на очень жесткие компромиссы.

- Так почему не любишь восточную Украину?

- Откуда такие идиотские мысли? Откуда растут их корни? Кто от меня слышал что-либо подобное? Я очень люблю Восточную Украину, потому что мои корни из Восточной Украины.

Музыка, которую мы играем, - это типично восточно-украинская музыка. Как раз наша музыка не очень соответствует темпераменту Западной Украины.

Украина делится на два типа темперамента. Темперамент степной - эх, раз, тачанка, два тачанка. И лесная Украина - более спокойный и осторожный менталитет.

А люди более динамичные - они из восточной Украины. Но пора прекратить эту глупую зловредную игру "Восток-Запад": везде есть герои, и везде найдутся подхалимы.

- Вы часто выступаете в России, чем отличается, публика, атмосфера?

- Разницы нет. Отлично принимают. Но факт антиукраинской пропаганды в России сказывается: в зависимости от периферийности.

В Питере вообще ничего подобного не наблюдается, в Москве чуть-чуть, на концерте 1-2 голоса могут квакнуть: что, не можешь на русском петь. И таких голосов будет больше в глубинке. Их не так много, но к сожалению, этот фон который присутствует.

Специфика Москвы в том, что там музыкальная жизнь именно та, которая необходима моему коллективу. В клубах Москвы - наши фаны, наша публика, атмосфера, и мы играем тот репертуар, который хотим представить. Такого в Киеве вообще нет.

Но с другой стороны, мы в России вот уже несколько лет вытеснены с больших площадок. В Украине мы как раз играем на больших площадках. Поэтому, происходит компенсация.

Есть также благодарная аудитория - диаспора в Канаде и США. Для украинского артиста это лакомые концерты. Ты вышел на сцену и сказал "добрий вечiр", и это уже твоя публика. И себя иногда побаловать такой публикой тоже здорово.

И в Киеве, и в Москве, в Питере публика экзальтирована, зрители много переваривают информации, и "ВВ" они видели много раз, в очередной раз завоевать этого зрителя порой сложно, но интересно.

"Новая цивилизация возьмет все наши технологии. Китайцы будут уметь крашенки делать, вышивать". Фото Сергея Волкова

- Отношение к музыке меняется? 10 лет назад, 20...

- Мне сложно определить. Скорее наблюдатель со стороны сможет сделать выводы. Конечно, что-то меняется. Мир поменялся, о чем говорить! 10 лет назад, по моему мнению, был глобальный культурный кризис в музыке, по крайней мере, который в Европе царил.

- В 90-е было много электронной музыки. Из Лондона что-то интересное приходило.

- Для меня как для музыканта, опять-таки - это мое субъективное мнение - это были технари, которые занялись музыкой. Пришла новая техника, артисты в этой технике не разбираются, и они, да и я сам, были в растерянности.

И пришли ди-джеи, компьютерщики. Это не артисты, и не музыканты. И технологи и инженеры стали делать музыку. И для меня, как для музыканта, она была не интересна вообще.

Но мы это все переварили. Инженеры частично стали музыкантами. Музыканты инженерами. Мы освоили новую технику, и техника стала ближе к людям. На сегодняшний день мы имеем технологическую свободу.

У себя в ноутбуке я записываю такие вещи, которые 10 лет назад требовали серьезной студии, кучу времени, инженеров, которым ты ничего не мог объяснить. А мне сейчас ничего не нужно никому объяснять - у меня дома своя студия. Я все сам делаю, это доступно, и сократилось время от замысла до реализации.

И поэтому определенная свобода, которая чувствуется в музыке, легкость появилась, и душевность. Мне кажется, что наконец музыка снова обрела душу. Это как в 60-е годы, когда был золотой век, в мире экономическое процветание. И появилась музыка 60-х, и рок, и эстрада красивая в сопровождении симфонических оркестров.

То, что сегодня - эхо, отражение тех лет. Но это быстро пройдет, мы не живем в стабильном мире. Мир быстро меняемся, и думаю, музыка тоже быстро изменится.

Но то, что мне вообще на сегодняшний день нравится, это мода на этническую культуру, она проникает не только в рок, World Music, но и в попс, в эстрадку, которую я всем сердцем ненавижу, но когда в ней возникает этника, она дает богатство.

Или какие-то поп проекты, индийский ар-н-би [R&B - ритм-н-блюз], или те же латиноамерикосы, которые делают испаноязычную попсу, популярную во всем мире, я аплодирую, я очень рад, что такие процессы происходят.

Это не то что бы дает надежду, что украинская музыка, или та же русская, когда-нибудь будет популярна во всем мире, думаю, такого не произойдет. Слишком этот рынок неподъемный. Украинцы его точно не поднимут. Мы тут внутри не можем разобраться.

- А что скажешь об идее экспорта украинской культуры? Есть всего две страны, которые сумели заинтересовать национальной массовой культурой остальной мир - США и Япония. С США все и так понятно, но японская массовая культура самобытна и востребована не только на родине. Если пофантазировать, что-то в этом направлении мы могли бы предложить.

- Стоп, стоп, стоп! А куда подевалась британская музыка? А почему Швецию забыли? Как-никак, это третья страна по объёмам экспорта музыкального продукта в мире, после США и Великобритании!

Что же касается популярности японской культуры, то она подтверждает одно простое правило: невозможно, чтобы национальная культура стала любимой в мире, если она нелюбима у себя на родине.

Задача номер один - внутри страны построить что-то, а потом уже экспортировать. Экспорт украинской культуры не интересует сегодня бизнес и урядников. Государственный аппарат серьезно занят только "Евровидением"....

- Есть еще чемпионат мира по футболу...

- Это другое. Это механизм вхождения в Европу, нам дали еще один шанс. Если мы его не протрынькаем... И нам это необходимо для внутренних вещей - хотя бы дороги в стране построят.

В принципе, задача экспорта хорошая и надо действовать. Но о чем мы говорим, если в парламенте шарики месяц надували. Какой после этого имидж у Украины за рубежом?

- Думаю, что украинский хоррор, как направление в кино это могло бы быть интересно. Фольклорные традиции, украинская демонология - хороший материал. Индустрии нет, но предпосылки есть.

- Думаю, что "Вий" Гоголя - для традиционной украинский культуры это модерн. Я уверен, что автор зачитывался, кем-то вроде Эдгара По. "Вий" - это готика. На украинской традиционной иконе нет сцен ада.

- Но религиозное искусство - это другое.

- Это менталитет. В песнях есть много плача, но там нет хоррора.

- А сказки? У меня в детстве была книжка "Сказки Верховыны".

- Ну может быть, я просто сам не люблю фильмы ужасов, Может фэнтези, мистика?... Понятно, что все используют своих гномов, мумитроллей, горцев.

Для Олега Скрипки организовать "Країну Мрій" - сизифов труд. Фото www.krainamriy.com
Но на самом деле проблема не в том, что именно использовать, а в принятии решения, что это надо делать. Мы живем в современном мире, который очень богат и талантливый человек всегда найдет материал для работы. Таланты есть, были бы средства.

Это тоже самое, как с фильмом, почему мы не делаем фильм. Нет возможности. Есть желание, но нет возможности. Ты снимешь кино, и потом оно будет лежать на полочке, съездит на пару фестивалей и все. А задача в том, что бы оно поступило в прокат, нет дистрибуции. Где эти "Штольни" все? Нигде.

- Да наоборот. По крайней мере, в случае со "Штольней" я не говорю о качестве самого фильма, его критиковать даже и неловко, но был широкий прокат по всей Украине, выпустили диски, и что самое главное, продали мировые права. Это круто. Не по чайной ложке продавали в каждую отдельную страну. "Штольню" продвинули как раз хорошо.

- Значит дело в схеме, в том, что бы это было на потоке, и денег нужно в сотни раз больше, чем они выделяются. Нужно реально понимать, что мы живем в бедной стране.

Вроде все красиво в Киеве, полно дорогих автомобилей, но это бедная страна. Но, безусловно, наши правнуки будут хорошо жить.

- Правнучки будут наложницами у китайских олигархов...

- Точнее - праправнучки. Рассказываю. В Одессе, кафешка, суши бар. Заходит китаез-амбал в костюме "пума", и две блондинки-одесситки. Китаец сидит, ест суши, а девочки чаек ему наливают.

А я даю интервью московскому ТВ. Нормальное интервью, говорим об искусстве, а потом начинается: вы не любите Москву! Я говорю, знаете что, это настолько ерунда по сравнению с китайскими олигархами, которые к нам придут, и очень скоро, и мы с вами будем одним фронтом им чаек наливать.

И апельсины, которые вы с нами не можете поделить, такая фигня, по сравнению с теми процессами, которые скоро начнутся.

- Что же можно этому противопоставить?

- Я думаю, что тут как говорится "куме, одягайте біле простирадло, і потрошку повзіть в бік кладовища".

- Ну как-то не оптимистично...

- Это реальность. Нужно понимать, что мы - последние поколения белой расы. Это конец огромнейшей эпохи, и этой цивилизации не будет. Мы представители цивилизации, которая заканчивает свое существование.

Это империя, которая падет, как когда-то пал Рим. Мы не знаем, как быстро это произойдет, но это неизбежно. На сегодняшний день технологии рождения детей в национальных масштабах, это технологии, которые побеждают.

- А как же научный прогресс, может белых людей научатся клонировать...

- Все равно китайцы будут делать все лучше, чем мы. Белые ученые будут работать на китайцев. Я как-то наблюдал, как китайские спортсмены прыгают в воду.

Выходит белый человек, и ты понимаешь, что весь Шекспир с "Макбетом" у него в душе. Он концентрируется, прыгает, кто-то поборол в себе Шекспира, а кто-то нет. Но брызги все равно пошли. Выходит китаец, он согнулся, прыгнул идеально, никаких брызг, и никакого "шекспира" внутри.

- Робот?

- Не робот - просто у человека нет сомнений. Они в прямом соревновании нас победят, к сожалению. А места на земле все меньше.

- Может, скажешь что-то оптимистичное напоследок?

- Ну понятно, что все смешаемся. Новая цивилизация возьмет все наши технологии. Китайцы будут уметь крашенки делать, вышивать.

- Они уже венецианское стекло делают вместо итальянцев!

- Уже поступают партии китайских вышиванок. Вышиванки - хороший бизнес, и они делают не очень качественно, зато дешево.

- Да-а, звучит очень "оптимистично"...

- Все это, конечно, фентези. Приглашаю всех творить наше прекрасное будущее.

powered by lun.ua