Местечковый гламур

159
2 листопада 2008
Художник Владислав Шершевский (слева) и куратор PinchukArtCentre Александр Соловьев (справа)
Театральный режиссер Владислав Троицкий
Директор музея Русского искусства Юрий Вакуленко и искусствовед Алексей Титаренко
Министр культуры и туризма Василий Вовкун открывает "Арт-Киев". Игорь Тарасюк из ДУСи крайний справа
Неглянцевый художник Сергей Поярков (справа)
Философ Андрей Метлев, художники Илья Чичкан и Кирилл Проценко
Художница Маша Шубина (слева), Илья Чичкан
Анатолий Ульянов снимает неглянцевых художников Пинчука и Пояркова
Александр Соловьев и Маша Шубина
Художники Александр Ройтбурд и Илья Чичкан
Неглянцевый скульптор Олег Пинчук
Илья Чичкан "Китай навсегда"
Картина Александра Жерноклюева "Красные Матросы" (композициия III)
Олег Тистол "Вьетнамцы", из коллекции Андрея Супруненко
Илья Исупов "Пляж", из коллекции Игоря Воронова
Влада Ралко "Настоящая звезда", серия "Зависть к реальности"
Работа Арсена Савадова "Мессершмитт на Луне" из цикла "Лунная соната"
Валерия Трубина, "Небесный хор, или из песни слов не выбосишь", из коллекции Игоря Воронова
Оксана Мась "Бирюзовый закат солнца", из коллекции Елены Олийнык"

В Украинском доме открылась III Международная выставка-ярмарка "Арт-Киев". Выставка Александра Гнилицкого "Скромность и жир", с любовью обустроенная галереей "Коллекция" - главное событие "Арт-Киева".

Гнилицкий, живущий между Украиной и Германией, один из классиков украинского contemporary art, принадлежит к самому занятному поколению киевских художников - кругу "Парижской коммуны".

В прошлом году Александр вместе с женой Лесей Заяц участвовал в украинском павильоне на Венецианском биеннале. Стилистику Гнилицкого в галерее "Коллекция" определили как "психоделический реализм": бытовым объектам и повседневности сопутствует некая странность, обычное представляется довольно-таки загадочным.

"Арт-Киев" в целом тянет на вполне психоделическое событие.

Жанр попробую определить, как вернисаж-трип. Галерист Евгений Карась почему-то просил не говорить о деньгах, а только об искусстве. Конечно, деньги любят тишину, но нельзя же вот так лицемерить. Деньги, не смотря на экономический кризис, пока еще никто не отменил, и где же еще говорить о них, как не на арт-ярмарке?

Можно было подумать, что в зале собрались налоговые инспекторы, а не журналисты. На прямой вопрос, расчитывает ли он разбогатеть, господин Карась предпочел не отвечать, дескать, богатство - категория относительная.

Единственная точная цифра, прозвучавшая на пресс-конференции, - это стоимость картины Ильи Чичкана, которая была продана в Лондоне за 40 000 фунтов. На сегодня - это рекорд, по крайней мере, официальный. Чичкан заметил, что деньги прошли мимо, заработал дилер, перепродавший картину.

Между тем, несмотря на присутствие в президиуме вечно "молодого художника" Чичкана, было скучно. Ситуацию спас пожилой дядечка, который обозвал актуальное искусство извращением, а уроженца Киева художника Олега Кулика, соответственно, извращенцем.

Задремавшие журналисты взбодрились и, кто с интересом, а кто и с ужасом, ждали, что идеологический последователь Никиты Хрущева, начнет буянить, снимет ботинок, начнет стучать по столу и кричать: "пидорасы!... ".

Но этого не произошло. Директору "Украинского дома" Наталье Заболотной удалось уговорить дебошира угомониться. А куратор PinchukArtCentre Александр Соловьев прочитал экспресс-лекцию о роли художника Олега Кулика в мировой культуре.

Самый высокоопалачиваемый украинский художник Илья Чичкан (слева) и директор Украинского дома Наталья Заболотная  
Позже состоялось официальное открытие. Речь министра культуры и туризма Василия Вовкуна была неоригинальной, зато приятно недолгой. После этого министр вместе с теледивой Снежаной Егоровой принялся позировать перед камерами. А гости вечера разбрелись по Украинскому дому.

Публике, искушенной европейскими галереями и музеями, следует знать, что прежде, чем оправиться на "Арт-Киев", нужно запастись каплями валерианы. Или не подниматься выше первого этажа.

"Арт-Киев" так устроен, что внизу, преимущественно, contemorary art, а вот этажами повыше - modern art, вперемешку с декоративно-прикладным искусством.

На третьем этаже довелось услышать раздраженный спич от сердитого противника contemporary art, он грозился взять и сбросить вниз бутылку с вином, и спрашивал у собеседников, будет ли эта акция считаться искусством? Думаю, что если бы под ноги министру культуры кто-нибудь бросил бутылку с вином, это был бы хороший перформенс. Но ничего подобного не произошло.

- Легко ли пережить соседство выставки Гнилицкого и "андреевского спуска"? - вопрос был адресован Олегу Байшеву, арт-директору галереи "Коллекция".

Господин Байшев, мужчина приятной и интеллигентной наружности, тяжело вздохнул и сказал: главное, что люди придут и увидят картины Гнилицкого, а потом сокрушенно заметил, ожидалось, что из Москвы приедут Гельман и Овчаренко, но не сложилось. Следует пояснить, что они для актуального украинского искусства сделали в миллион раз больше, чем все украинские галереи вместе взятые.

В зале напротив выставки Гнилицкого разместили экспозицию из частных собраний украинских коллекционеров. Организаторам за экспозицию следует устроить публичную порку. Ну, нельзя же так явно ненавидеть художников и не иметь ни капли уважения к их труду.

И без того "Арт-Киев" производит душераздирающее впечатление. Но эта экспозиция вызывает подозрение, что человек, развесивший картины, не посещал даже школьные уроки рисования. Это жестоко. Особенно, если учесть алчность организаторов - билет посетителю обойдется в 30 гривен.

Изучив топ-50 самых влиятельных людей украинского арта, я пригорюнилась: чтобы описать этот карнавал, нужно быть Ильфом и Петровым. Чтобы снять - Кустурицей.

Кустурицей пробовал работать скандальный арт-критик Анатолий Ульянов - вооружившись видеокамерой, выискивал самую дичь.

Алчный до пиара художник Поярков, под прицелом Ульянова брызгал слюнями и обвинял "Женский журнал" в непрофессионализме. В этом издании Пояркова назвали глянцевым художником, Поярков решил, что судиться с блондинками для мужчины достойное занятие, и выиграл судебное разбирательство.

В сущности, в чем-то Поярков прав, он так безвкусно одевается, что на "глянцевого" никак не тянет.

Поярков, закончив свою гневную речь, сфотографировался с некрасивыми поклонницами. В общем, вел он себя в привычной манере, а Ульянов говорил, что готов подать в суд на Пояркова, так как живопись этого автора наносит ему моральный ущерб. Если Ульянов решится подать иск, то соберет армию желающих присоединится.

Александр Гнилицкий

- Как себя чувствуешь на этой ярмарке? На верхних этажах какой-то "Андреевский спуск"?

- Еще не видел, но вообще, не делю людей на художников и нехудожников. Искусством должны заниматься все, точнее - творчеством.

- Ты разделяешь точку зрения Йозефа Бойса?

- Он говорил что-то подобное. Я очень люблю творческий процесс. Если бы я не рисовал, то все равно занимался творчеством - был бы, например, изобретателем. Творчество - одна из главных составляющих в жизни. С другой стороны, занятие искусством, в медицинском смысле очень помогает, успокаивает. С еще одной стороны, конечно, будоражит амбиции. Не все люди добрые, хотели денег, успеха, или чего-то большего, если не получается, они недовольны, я это прекрасно понимаю. Думаю, что если у Хёрста спросить, он, наверное, тоже скажет, ну да, не все удается.

- А не обидно, что цены в Украине на работы украинских художников занижены?

- Испытаю противоречивые чувства, с одной стороны, обидно за пенсию родителей, с другой, я знаю, что моя живопись конкурентоспособна, а в Украине цены смешные. Как "Скромность и жир" - противоречие налицо.

Художник Александр Гнилицкий 

- Думаю, что украинские галеристы, работающие в contemporary art, просто паразитируют на художниках твоего круга. В украинских художников Овчаренко и Гельман вложили гораздо больше. А наши галеристы просто алчные неудачники, которые работать не умеют, и используют вас задешево.

- Само слово "паразит" - это какая-то структура, которая должна служить обоим сторонам. Я за капитализм с человеческим лицом.

- В Украине он не наблюдается.

- Если галерист просит эксклюзива, он должен, может, и не за квартиру платить, но заботиться о своем художнике. Нужно учитывать и экономический фактор - кто в основном покупает современное искусство на Западе? Средний класс. А тут его нет.

- В Киеве много богатых закомплексованных людей, озабоченных статусом. Им вполне по карману работы современных художников.

- Я художник и, скажем, в физике не разбираюсь. Если человек бизнесмен, он всю жизнь занимался зарабатыванием денег, он в искусстве ничего не смыслит, ему некогда было вникать. Хотя сейчас бизнесмены стали интересоваться искусством больше.

Илья Чичкан:

- Это праздник галеристов и коллекционеров, мы тут свадебные генералы. Художник на ярмарке ничего не решает.

- Но в прошлом веке художники были главными.

- Ты путаешь разные вещи: базар и музей. Ты спрашиваешь, почему никто не бунтует?

- Не в этом дело, почему вы так неправильно себя позиционируете, такое впечатление, что вы благодарны, что вас позвали. А на самом деле ваше присутствие здесь - одолжение.

- Гнилицкий замечательно сказал: мы художники, а не революционеры. И Соловьев прав - закончился агрессивный период в искусстве. Но если мы говорим у том, что происходит вокруг, то это уникальная маргинальная ситуация, в которой есть своя п*******я энергетика. Это интересно. Ты что думаешь, если сейчас загасить эту активность в следующем году будет лучше? Что кто-то скажет, что мы осознали и будем делать иначе? Нет. Но год за годом, все постепенно будет меняться.

- Ты по-прежнему веришь в Дарвина?

- Да, конечно, я за эволюцию. Я не верю, что Толик Ульянов со своими критическими статьями чего-то добьется, кроме самопиара.

- Но почему вы, художники, тут так себя скромно ведете?

- Я себя веду так, как мне хочется.

Все фото Дмитрия Ларина

powered by lun.ua