Страна кривых зеркал

9
5 березня 2009

Мы - очень дисциплинированная страна. Как только ООН, Совет Европы или другая международная организация предлагает нам подписать ту или иную декларацию или конвенцию, мы все немедленно подписываем. В этом смысле мы почти безукоризненны. Хуже обстоит дело с выполнением обязательств. Это касается всех сфер нашей деятельности, в том числе и сугубо внутренних, к примеру, нашего здравоохранения.

Международная классификация болезней, являющаяся своеобразным диагностическим кодексом в цивилизованном мире, плохо воспринималась советской идеологией. Особенно это касалось психиатрической практики.

В 60-70-е годы прошлого века ведущие психиатры мира собирались на диагностические симпозиумы. Там все вместе оценивали состояние пациентов по подробно описанным историям болезней.  Как рассказал мне уже в послесоветские времена знаменитый швейцарский профессор Норманн Сарториус, симпозиумы заканчивались тем, что в большинстве случаев генералы советской психиатрии ставили диагноз вялотекущей шизофрении.

Читай також:

Диагноз, мировому сообществу неизвестный и непонятный!

Украина, став независимым государством, достаточно быстро присоединилась к международной классификации болезней в полном объеме. Наш родной Минздрав подписал соответствующий протокол, издал соответствующий внутренний приказ...

На том все и закончилось. Если бы не инициатива, усилия и деньги общественной организации, Ассоциации психиатров Украины, фактического перехода к новым диагностическим критериям не было бы: украинское государство не озаботилось переводом на украинский и изданием достаточным тиражом книги под названием "Международная классификация заболеваний. 10-й пересмотр. Классификация психических и поведенческих расстройств".

Но было и прямое сопротивление. Помню, как во время одной из психиатрических конференций в Полтаве наш тогдашний главный психиатр Минздрава, он же - директор отраслевого НИИ, глубокомысленно изрек: "А зачем нам эта чуждая западная классификация. Давайте создадим свою, украинскую!"

Не получилось, аудитория эту новационную идею известного профессора не поддержала. Мы стали полноценными членами мирового диагностического клуба МКБ-10. Сугубо формально!

Если вы посмотрите ежегодные статистические отчеты МЗ, особенно, по психиатрии детского возраста, и сравните с текстом МКБ-10 (Международной классификации болезней. 10-й пересмотр), ваше внимание неизбежно привлечет отсутствие в нашей стране целой группы заболеваний.

Ну, не болеют ими наши дети. Мадагаскарские - болеют, шведские - болеют, аргентинские - болеют, а украинские - не болеют. Радоваться надо, такая здоровая нация...

Но нет, и не может быть причин для радости. Болеют и наши дети. Но врачи-психиатры их не видят. А если видят - то выставляют совершенно иные диагнозы.

"А коль нет диагноза, нет и лечения. Эти "странные" и очень добрые дети (именно так, добрые!), не получая необходимого внимания, утомляют школу". Фото teagananddaisy.blogspot.com 

Возьму один из них - синдром дефицита внимания с гиперактивностью. В нашей минздравовской статистической форме такой графы нет. Потому что такой диагноз детские психиатры не ставили.

По мнению зарубежных специалистов, в любой популяции этим расстройством страдает от 3 до 10% детей школьного возраста, у 30-50% пациентов он сохраняется в подростковом возрасте и переходит во взрослое состояние.

Есть они и у нас, в Украине. Но идут, как правило, по совершенно иным статистическим графам министерства образования и министерства здравоохранения.

Как их только не называют: трудновоспитуемые, педагогически запущенные, умственно отсталые...

А они имеют совершенно нормальные интеллектуальные способности, но, строго говоря, больны и нуждаются в лечении. В различных методах лечения, от педагогической коррекции, психосоциальной реабилитации до лечения медикаментами. Того лечения, которое современная психиатрическая наука считает эффективным в этом конкретном случае.

А коль нет диагноза, нет и лечения.

Эти "странные" и очень добрые дети (именно так, добрые!), не получая необходимого внимания, утомляют школу. Ни отцовский ремень, ни материнский окрик, ни учительская оплеуха эффекта не дают. Школа зачастую выталкивает этих детей на улицу. Или в специальный интернат для "слабоумных".

Как утверждают серьезные исследователи, такие дети чаще других компенсируют свою "инаковость" наркотиками или алкоголем в уличной субкультуре. А дальше - тюрьма. Или психиатрический интернат на всю оставшуюся жизнь.

В нашей стране плохие экономисты. Никто из них, работающих в государственных структурах, не умеет считать так называемые непрямые расходы. А если б умели (и - хотели), то отчетливо показали: невнимание к таким детям неизбежно вгоняет нас, украинских налогоплательщиков, в неимоверные расходы по содержанию в тюрьме или интернате людей, имевших реальный шанс на нормальную жизнь.

И мы, так называемые здоровые украинцы, тяжело больны. Синдромом социальной гипоактивности и дефицитом внимания к собственным детям. И от этого расстройства эффективного медикаментозного лечения не существует. Увы. Эту социальную болезнь необходимо осознать, лишь в этом - надежда на выздоровление.

 

Автор - Семен Глузман, голова Експертної Ради Міністерства праці та соціальної політики України, член Національної Ради з питань охорони здоров'я при президентові України

powered by lun.ua