Город в украинских джунглях

23
28 квітня 2009

Продолжение. Начало: "В Зоне отчуждения по своей воле" и "В двух шагах от четвертого энергоблока"

- Что нового в городе? - спросила белая кобра, не отвечая на приветствия. - Что нового в великом городе, обнесенном стеной, в городе сотни слонов, двадцати тысяч лошадей и несметных стад - в городе князя над князьями? Я стара и давно не слыхивала боевых гонгов.

- Над нами только джунгли - сказал Маугли."

Редьярд Киплинг. "Маугли"

Признайтесь, вы ведь даже и не думали, что и в Украине могут быть джунгли? Что стоит только жителям покинуть город хотя бы лет на десять, как самые обычные и хорошо знакомые деревья, кусты и травы поглотят все, что создавали люди в течение многих лет.

Что как только вечно беспокойный и озабоченный человек перестанет обустраивать свою жизнь, природа в два счета превратит его крепкие постройки в развалины, засыплет его дороги, и там где раньше был проспект, будет лес, а на площади зашумит зеленый луг...

 
Припять, город в двух километрах от известной на весь мир Чернобыльской атомной станции, теперь являет собой самые настоящие непроходимые джунгли. А ведь люди оставили его всего лишь 23 года назад.

Необыкновенное, потрясающее зрелище. Улицы, превратившиеся в лесную чащу, телефонные будки, почтовые ящики и автобусные остановки кажутся фантастическими, нереальными в этом лесу.

На крышах двух высотных зданий - гербы Союза. Поржавевшие надписи: "Дворец культуры "Энергетик", "КБО" (комбинат бытового обслуживания), Кафе "Припять".

 
Еще 25 лет назад здесь шумела жизнь, люди были озабочены своими самыми обычными проблемами: как заработать денег, как получить квартиру, куда пойти вечером... И вот в один день их всех вывезли отсюда. Говорили, на время, оказалось - навсегда
 
- А здесь тоже был пожар? - наивно спрашивает одна туристка, оглядывая окна домов - не то что без стекол, но даже без рам.

- Нет, - отвечает наш экскурсовод из центра "ЧернобыльИнтерИнформ" Сергей, - здесь были вандалы.

 
Припять погибла в 16 лет, причем из 50 тысяч жителей 15 000 были детьми. Поэтому неудивительно, что родильное отделение было всегда полным.

В Припяти меня поразили две вещи: выбитые окна и пустота квартир. Это притом, что до 1996 года город стоял почти нетронутым. От бомжей и вандалов его надежно защищала колючая проволока, сигнализация и милицейские патрули. Но когда стало ясно, что жители этих домов уже никогда не смогут вернуться сюда, патрули сняли.

 
Я и раньше знал, что Припять грабят. Но скажите, кому могли понадобиться занавески на окнах? Кто и зачем оторвал одну половинку двери лифта в городской больнице? Кто вынимал не то что стекла - рамы из окон и куда он их дел? Кто отдирал трубы отопления и почему, отодрав, бросил их посреди холла бывшего бассейна?
 
До 1996 г. этот бассейн работал, обслуживая сотрудников всех околочернобыльских служб. Его многократно дезактивировали и постоянно следили за радиационным фоном в нем. А теперь он выглядит, как после бомбежки.

В бассейне нас ждала интересная встреча. Там мы увидели людей, одетых... в скафандры. Присмотревшись, мы поняли, что это всего лишь одноразовые комбинезоны. Человек в них практически неуязвим для радиоактивной пыли, особенно если еще и оденет респиратор.

- Вы, кажется, зажали для нас комбинезончики, - подкатили мы к нашему Сергею, который как раз общался с экскурсоводом группы "марсиан".

- Скиньтесь по сорок долларов - и мы всех вас так оденем, - ответил этот экскурсовод. - Это ведь шведы приехали, они пожелали быть защищенными, у них денег много. А у вас?

- Не переживайте, - утешил нас потом Сергей. - Сейчас радиационный фон в Припяти около 50 р/ч, то есть в пределах нормы. Я тут уже раз сто бывал, а может и больше, и ничего. К тому же, лучшее средство от радиации - 100 грамм: разгоняет кровь, выводит радионуклиды, да и вообще...

Я потом долго рылся в Интернете, пытаясь найти подтверждения словам Сергея, но так ничего и не нашел. Писали о пользе яичной скорлупы и перепелиных яиц и ни слова ни о коньяке, ни о водке, ни о красном вине. А между тем Зона активно использует эти средства народной медицины.

 
Следя, чтобы мы не лезли, куда не надо, Сергей позволил нам подняться на смотровую площадку отеля "Полесье" на площади Ленина. Отсюда и Припять, и злополучная станция видны, как на ладони.
 
Хорошо, что мы приехали именно в начале апреля, когда на деревьях еще не появились листья. Летом из "Полесья" наверняка видно только одно зеленое море.

Побродив по пустынным комнатам "Припяти", поросшим березками, погуляв по утонувшему в паутине кустов и трав речному порту, я понял, почему на уже неработающей станции до сих пор держат 3 500 человек персонала. Если бросить ее, через несколько лет разруха придет и туда. А с атомной энергией так нельзя...

 
Унесли, как видно еще не все. По словам Сергея, сейчас большой популярностью среди барыг пользуются чугунные радиаторы из брошенных домов. Если их промыть и покрасить, они выглядят, как новые. Ну а уровень радиации в них при покупке ведь мерить не будут...

Я невольно вспомнил о том, с какой серьезностью милиционер в Дитятках проверял у нас паспорта. Инструкция №46...

 
В музыкальной школе я увидел стоящий на боку, уничтоженный водой рояль.

В парке культуры поражают заржавленное чертово колесо, карусели и детские машинки. Так хотелось бы, чтобы дети, катавшиеся на них до аварии, все же выжили, спаслись, вовремя убежав из отравленного города.

 
Наш автобус остановился и на мосту, откуда открывался отличный вид на станцию. Сергей рассказал о том, что на этот мосту в день аварии собирались люди, желающие получше рассмотреть необычное малиновое зарево над пылающим четвертым энергоблоком.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что никого из этих людей в живых уже нет. Мост находится как раз на запад от станции, куда ветер понес первую, самую сильную порцию радиоактивной пыли.

Под мостом - грузопассажирская станция Янов. В ночь, когда взорвался четвертый энергоблок, через эту станцию проходил поезд "Хмельницкий - Москва". Так вот, его пассажиры в обмен на свои билеты могли потом получить удостоверение пострадавшего в результате аварии на ЧАЭС.

 
Выезжая из Зоны, все мы прошли индивидуальный дозконтроль. А потом, в Дитятках, милиционер с дозиметром убедился, что и наш автобус чист. 

Последней остановкой в Зоне был мост через Припять. Широкая полноводная река текла через пустынные, еще голые леса. Мы едва разглядели внизу скрытую под слоем листвы и наполовину размытую дорогу. Было необыкновенно красиво и чисто, от чего и на душе становилось легче, и заработанная на станции радиофобия постепенно растворялась в весеннем воздухе.

 

Дмитрий Синяк, kiev.abyrvalg.com

powered by lun.ua