Маленькая трагедия

4
29 липня 2009

Из десятков и сотен трагических событий, ежедневно происходящих в стране, только единичные случаи становятся достоянием общественности. Нас интересуют происшествия, отличающиеся масштабами или количеством жертв, либо затрагивающие публичных людей, либо уникальные по своей природе и характеру. Трагедии "рядовые" сегодня не могут надолго удержать наше внимание.

Это объяснимо, потому что нормальный человек не в состоянии пропускать через себя всю череду событий и эмоций, круглосуточно сопереживать и близким, и дальним, и совершенно незнакомым людям. Проблема в том, чтобы естественные барьеры, защищающие твой мир от избыточных душевных нагрузок, не разрослись в высоту и вширь настолько, чтобы способность по-человечески реагировать на все, происходящее вокруг, была утрачена или сведена к неразличимому минимуму.

В нашем случае речь о банальном трагическом происшествии, случившемся 6 июля в Киеве на одном из массивов (Оболонь). Средь бела дня на пешеходном переходе автомобиль "Фольксваген Гольф" сбивает восемнадцатилетнюю девушку. Дорога была пуста, переход хорошо просматривался издали, асфальт сухой, солнце, жара. Водитель - трезв, с места происшествия не скрывался, не депутат, не звезда и не крупный чиновник. Писать не о чем.

Пострадавшая - студентка института журналистики Киевского университета. "Скорая" приехала сравнительно быстро, доставила девочку в больницу скорой помощи в тяжелейшем состоянии, в коме. По словам врачей - практически в состоянии клинической смерти. Несколько дней за ее жизнь безуспешно боролись, но 10-го июля она умерла. Девушка из обычной семьи, наркотиками и политикой не интересовалась, шла из библиотеки - опять ничего интересного для сюжета.

Единственную интригу вносит то, что водитель автомобиля, против которого было возбуждено уголовное дело, - иностранец, пребывал в нашей стране временно. С учетом этого, сразу же возник вопрос, будет ли он нести ответственность по украинским законам, или же сможет укрыться от нашего правосудия за пределами Украины. На эту тему была публикация на "Народной правде" ("Исправит ли горбатого чужая могила?").

На сегодня возможностей скрыться стало гораздо больше, поскольку 22 июля решением Апелляционного суда г. Киева водитель Фольксвагена был освобожден из-под стражи под небольшой денежный залог. По иронии судьбы, буквально на следующий день на всю страну прогремело известие о задержании господина Пукача, в свое время отпущенного на свободу тем же судом. Как известно, найти генерала потом не могли в течение шести лет. Но обоснованность подобных решений - вопрос к суду и, возможно, головная боль для следователей с прокурором, которые могут остаться без обвиняемого. У нас речь не об этом.

Мы сейчас говорим о дефиците общественного внимания, точнее, сопереживания к нерезонансным делам. Смерть молодой девушки, почти ребенка, трагична априори. Человек уходит из жизни, не успев совершить и десятой доли того, что планировал и о чем мечтал. Не написав, не отсняв и не опубликовав. Не создав семью и не подарив жизни хотя бы одному ребенку. Уходит вдруг ("смертен внезапно"), в расцвете молодости и красоты. Такая трагедия убивает или калечит самых близких, может надолго выбить из колеи окружающих, вызвать слезы у знакомых и друзей. У остальных - сочувствие, любопытство и дальше вниз по шкале.

С существованием такой регрессии эмоций ничего нельзя поделать, изменить или исправить. Самое печальное, что ничего НЕ НУЖНО пытаться изменить, потому что объективно наш мозг не смог бы справиться с переживаниями о судьбах многих и многих вокруг, с кем случается беда. На помощь себе, любимому, приходит спасительная формула - "всем не поможешь". Она универсальна и, опять-таки, объективно справедлива. До тех пор, пока можешь положительно ответить себе на вопрос: а кому и когда ты реально помог или пытался помочь. Когда последний раз проявил сострадание или сочувствие? Способен ли еще пустить внутрь чужую боль?   

Думаю, что лишь немногие и очень специфичные люди были бы рады признаться себе в отсутствии способности сочувствовать чужому горю. И маленькие чужие трагедии, подобные Оболонской, для каждого из нас могли бы служить лакмусовыми бумажками, отражающими степень душевной "неочерствелости".

P.S. Перечитал написанное, и появился логичный вопрос - что со всем этим делать? К сожалению, ничего, или почти ничего. Разве что, потратить немного эмоций по поводу этой не очень масштабной трагедии. Приоткрыть на минуту дверцу своей брони и бросить пару душевных калорий в общую копилку.

Быть может, помолиться за погибшую девочку, которую звали Аня, и которая так и не успела принять равнодушие окружающего мира. Прочитать ее полудетские-полувзрослые статьи в Интернете. Женщинам - прослезиться, мужчинам - выпить по пять капель.

Стать на какое-то время лучше самим и внимательнее к окружающим. Вдвойне осторожно вести себя за рулем. Остановить ребенка, собирающегося перебежать через дорогу. Не промолчать, не отвернуться, не обойти. Или просто забыть, ведь таких происшествий великое множество.

powered by lun.ua