Метадоновый страх

34
12 січня 2010

Вторая половина 60-ых. Я на студенческой практике в городе Золотоноша. Вместе с местным фельдшером на старом медицинском ПАЗ-ике езжу по домам. Оказываем скорую и неотложную медицинскую помощь.

Один вызов особо памятен. Зашли на покосившуюся веранду старого деревянного дома, нас ждал непонятного возраста человек с нервным, измученным лицом. Мы ехали к нему долго, очень долго. Так сердито заметил он.

Фельдшер Борис, ни о чем не расспрашивая пациента, раскрыл фанерный ящик с медикаментами, из особой коробочки достал ампулу с наркотиком и, к моему изумлению, молча ввел его пациенту. Потом, уже в машине, Борис объяснил мне: этот человек - наркоман, давно состоит на специальном учете, каждый день получает наркотик.

Так всем спокойнее - и ему, наркоману, и милиции, и медикам. Тихий человек, почти никогда не выходит из дома, семьи нет, убирает и готовит мать, живущая по соседству.

Теперь я знаю: тогда, в давние 60-ые прошлого века, я присутствовал при проведении "заместительной терапии". Два красивых слова, прикрывающих бессилие медицины, и сегодня не умеющей освободить человека от пагубного пристрастия.

Совсем не терапия, не лечение. Вынужденное замещение одного наркотика, нелегального, "уличного", другим, специально созданным в официальных, легальных лабораториях.

Таков метадон - тяжелый наркотик, созданный для освобождения наркоманов от героиновой зависимости. Для тех, кто не смог вернуться к нормальной жизни, несмотря на неоднократные попытки "завязать". Увы, наркотик держит очень крепко. Некоторых - пожизненно.

Если мы, законопослушные граждане, не хотим, чтобы нас грабили на улицах, потрошили сумки в метро или автобусе, мы должны смириться с тем, что некоторые из наркозависимых получают наркотик открыто, официально. И, вполне возможно, на деньги налогоплательщика. Так будет спокойнее нам. Что тут поделаешь, мир не состоит из одних лишь прямых линий.

Но при одном условии, очень важном и не дискутируемом - все без исключения наркоманы должны попытаться освободиться от зависимости самостоятельно, без метадона. Должны пройти мучительный путь немедикаментозной реабилитации. Потому что зависимость от метадона - все та же наркозависимость.

Вот здесь и начинается наше отличие от других, более цивилизованных стран: наше родное государство реабилитацией наркоманов не занимается. Минздрав - не может, Министерство труда и социальной политики - не умеет, а, якобы, компетентное в этой сфере Министерство по делам семьи, молодежи и спорта - не хочет. По-видимому, еще в футбол не наигралось...

А существующие на частной инициативе реабилитационные центры далеко не всегда работают квалифицированно, да и оплата реабилитации в некоторых из них достигает 3000-5000 долларов в месяц.

Когда-то, находясь в центральном офисе фонда Сороса в Нью-Йорке, я спросил милую, умную, молодую даму, отвечающую за эту проблематику в фонде: "Как же так, метадону, да и вообще заместительной терапии должны предшествовать реабилитационные программы. А у нас в Украине таких программ, таких центров нет. Во всяком случае, государственных. Давайте инициируем их...".

Милая дама ответила искренне: "Семен, это дорого. У нас в фонде нет на это денег".

Прошли годы. Меняется характер наркозависимости в моей стране. Все меньше инъекционных наркоманов, все больше и больше ловим кайф на щедро поставляемых нашими аптеками таблетках и растворах.

Введение метадона в Украину в качестве "заместительной терапии" привело к ожидаемому: он стал банальным уличным наркотиком. Да и по цене стал более доступным, увы.

Как утверждают компетентные эксперты, известный украинский фармацевтический олигарх сейчас готовится выпускать свой, отечественный метадон - технология его изготовления достаточно простая и дешевая.

Две недели тому назад я получил необычное письмо. Ко мне обратилась группа мам, чьи дети отбывают наказание в украинских колониях. Их сыновья - наркоманы, распространявшие снадобье.

Мамы в ужасе, они узнали, что фонд Сороса вместе с главным наркологом Минздрава уговаривает руководство тюремного ведомства впустить метадон в зоны - легально впустить! Мамы понимают: они навсегда потеряют своих сыновей, просят у меня помощи. Как помочь?

А вдруг тюремное начальство уступит? Как уступило жесткому давлению Виктора Андреевича Ющенко руководство СБУ и МВД, ранее категорически не желавшее впускать в страну метадоновые программы.

Кто знает...

 

Автор - Семен Глузман



powered by lun.ua