Меценат в Законе

22
21 січня 2010

Отношение украинского общества к современному искусству за последние годы значительно изменилось. Это выражается по-разному: в возрастающем количестве премий, в освоении галереями и другими выставочными пространствами новых территорий, в увеличивающемся числе меценатов поддерживающих современное искусство.

Тем не менее, среда все еще остается неразвитой. И не только из-за отсутствия возможностей ввиду неизданных законов. Благотворительная политика формируется единичными фондами и меценатами.

В США вообще практически вся культурная жизнь основывается исключительно на частных благотворительных фондах, поскольку государственная поддержка в области культуры минимальна.

На западе выделяется примерно третья часть из бюджета на культурные программы, остальное дают спонсоры.

В Украине - иначе. Тем не менее, быть меценатом становится модно. Такого рода благотворительность в последнее время становится выгодна бизнес-сообществу. Ведь она помогает в обеспечении сохранения и развития профессиональных видов в сфере культуры.

Но все же, мы только осваиваем приемы этого вида социально ответственного поведения.

Но даже на данном этапе, поддержка именно современного искусства важна уже потому, что в отличие от "мертвого" антиквариата, помимо вкуса оно формирует тенденции.

Вклад в искусство, культуру и образование - это вклад в новое поколение. Важно участвовать непосредственно в строительстве страны через общественные проекты связанные с развитием искусства и культурные инициативы.

На этом фоне появляются некоммерческие и благотворительные организации, фонды. Но они, сами по себе, ввиду отсутствия других структур, не могут эффективно влиять на динамичное развитие культуры. Для интеграции требуются все "составляющие": центры, институции и меценатство.

По сути, фонды сегодня не являются интегрированными структурами, поскольку в общей правовой и эстетической неразберихе им просто некуда интегрироваться. Поэтому пресловутое несовершенство законодательства, о котором все любят говорить, - лишь одна из причин неэффективности деятельности.

На культурной карте образовался благотворительный фонд "Эйдос". Там "интегрируют художников в международное культурное пространство" галеристка Людмила Березницкая и меценат Петр Багрий.

Такая интересная попытка создания проектов по формированию культурной среды приветствуется, только вот не стоит забывать, что в первую очередь, коллекционеры - это люди, которые готовы платить большие суммы, потому что верят, что так они могут попасть в историю. А благотворительностью такие заявления не пахнут.

Амбиции Эйдоса в популяризации украинского искусства за рубежом периодически отклоняются от своей функции и озвученной задачи. В первую очередь потому что некоммерческие проекты фонда напрямую влияют на эффективность продаж галереи современного искусства принадлежащей той же Березницкой.

Так же проекты современного искусства активно поддерживает меценат Игорь Воронов, коллекция которого состоит более чем из 700 работ украинских и зарубежных художников. На его счету так же выставка "Украинская Новая Волна" в национальном музее и, выставка скульптур Родена, впервые показанная в Украине.

Воронов ступает по шагам Гугенхайма и заявлял о планах открыть музей частных коллекций. Гугехайм, в свое время, создал фонд, целью которого стало коллекционирование картин и помощь молодым художникам. Первое поколение Гугенхаймов были основателями металлургической промышленности. Сейчас нить этой династии уже прервана, и мир помнит не металлурга, заводы которого давно закрыты, а помнит фонд Гугенхайм и его музеи в Нью-Йорке, Бильбао и Венеции.

Энергично занимается пропагандой новейшего искусства и Виктор Пинчук.

Проекты PinchukArtCentre: Выставочная и образовательная деятельность, Премия для молодых художников, Украинский павильон на 53-й Венецианской Биенналле, первый международный конкурс Future Generation Art Prize.

Всего за 4 года, которые функционирует ПинчукАртЦентр, по итогам Art Review, который ежегодно подводит статистику о самых влиятельных деятелях искусства в мире, в 2008 году Виктор Пинчук занял 63 место. По версии американского издания ARTnews, украинец занял седьмую строку в списке 200 крупнейших коллекционеров мира.

Совершенно очевидно, что государство не в состоянии самостоятельно финансировать национальное культурное достояние и тратить на него такие средства. Если говорить о реалиях последнего времени, то в Украине больше нет подобных организаций со столь мощными финансовыми потоками и фонд Пинчука по сей день остается самым главным фондом в Украине в области современного искусства. Но, например, в Нью Йорке, Лондоне, и даже Стамбуле существуют десятки центров с интересными масштабными программами.

Здесь же такая монополия происходит не столько ввиду отсутствия системы регулирования вопросов поддержки отечественной культуры, сколько государственной незаинтересованности в целом.

На этом фоне образовываются новые формы якобы благотворительной деятельности. В России это ярко прослеживается на примере Марата Гельмана - директора Музея современного искусства PERMM и коллекционера, который создал инвестиционный фонд в России.

Заявленная цель фонда - "всесторонняя поддержка актуального российского искусства, где постоянное содействие творчеству художников, рассматриваемых Фондом как ключевые или многообещающие фигуры отечественного современного искусства; организация масштабных выставочных проектов; формирование собственной уникальной коллекции".

Не секрет, что со временем ценность достойных предметов искусства растет. Например, цены на работы художников Дубоссарского и Виноградова за последние 10 лет увеличились почти в 30 раз.

Девиз Гельмана - "Успешное коллекционирование как азартная игра".

Для него главный критерий отбора художников - финансовый анализ потенциального развития рыночной стоимости работ того или иного автора на ближайшие годы. И это честно и понятно.

Так же в России существует международная награда "Меценат Столетия", где деятели культуры и искусства принимают присягу о личной ответственности за сохранение лучших традиций мировой культуры, этики, морали и подписываются под участие в реализации благотворительных программ.

В нашей стране, главный резон меценатства - создание имиджа и "культурного лица". И несмотря на отсутствие законодательной поддержки, в Украине, эта инициатива медленно приобретает популярность. С одной стороны, это дополнительный способ самореализации для личности, добившейся успехов в экономической сфере, с другой - единственная возможность поддержания здоровых тенденций в современном искусстве.

Возьмем к примеру развитые европейские страны, где средства, потраченные на благотворительность, налогом на прибыль не облагаются. В то же время, такой механизм может быть использован для того, чтобы, как вариант, уходить от уплаты налогов.

В любом случае, закон о меценатстве дающий налоговые льготы лицам и организациям, оказывающим материальную поддержку отечественной культуре и искусству, может расположить бОльшее количество борцов за трон милосердия. В таких благоприятных условиях, куколка-коллекционер может попросту превратится в бабочку-мецената.

Ведь, вкладывая средства в развитие и участвуя в арт-процессе, меценат получает дивиденды от значимости собственной коллекции до статуса национального искусства в целом. Вопрос в том, какую форму и масштаб выбрать для реализации своих благотворительных амбиций.

В любом случае, активная и системная деятельность в процессе культурного развития достаточно быстро становится заметной, а проекты из локальных вырастают до национальных и международных.

 

Катерина Тейлор, куратор, специалист по западному искусству 20-го века, для УП

powered by lun.ua