Так ли мешает новой власти независимое оценивание?

18
31 березня 2010

Согласно недавнему телефонному опросу, проведенному институтом Горшенина, только 37,5% украинцев верит в скорую перспективу изменений к лучшему в экономике страны в связи с приходом к власти новой политической команды.

И с этой третью сограждан трудно не согласиться. Ведь только в сказке или во сне сладкие коврижки произрастают на кисельных берегах "по щучьему велению".

"Дерни за веревочку - дверца и откроется..."

К слову сказать, среди многих секретов нынешнего процветания наиболее развитых европейских стран не последнюю роль играет национальное отношение тамошних чиновников к образовательной политике. Она стабильна, прагматична и прогнозируема.

Во всех этих странах видят прямую причинно-следственную связь между средствами, адресованными образованию, качеством подготовки специалистов для государственных нужд и благосостоянием нации.

На беду нашу, в Украине подобная взаимосвязь очевидна не всем власть имущим. В итоге, политика не в ладах с образованием. А политики - друг с другом. Как следствие, наибольшую озабоченность нынешним бедственным состоянием школы - как высшей, так и средней - демонстрируют работодатели.

На их взгляд, немалый парадокс состоит на сегодняшний день в том, что в условиях массовой безработицы крайне трудно подыскать хорошего специалиста с отечественным высшим образованием.

Не случайно они с интересом отнеслись к образовательной реформе, нацеленной на повышение качества отбора будущих студентов. В то время как общественность оценила в ней не менее важный аргумент - несомненное повышение гарантий равенства прав абитуриентов на высшее образование.

Что такое невтерпеж, и как с этим бороться?

Кадровые назначения новой власти в образовательной сфере не могли не вызвать смуту в обществе. Причем, реакция была разной - от искреннего недоумения до радикальных нападок на Табачника. Власть же восприняла тревогу сограждан как атаку против команды - и замкнулась на неприятии любых сомнений. Между тем, речь шла о рисках поспешных решений министра как для правительства, так и страны в целом.

Наибольший резонанс вызвало обещание существенно изменить условия вступительной кампании. Причем незамедлительно - за три месяца до ее начала. Очевидно принцип правовой определенности, известный даже школьникам, а уж тем более судейскому корпусу Международного суда по правам человека, в расчет не брался. Да и зачем?

В этой связи уместно было бы вспомнить известную притчу о весельчаках, затеявших выкапывать картошку, спустя лишь неделю после ее посадки с объяснением: "Уж больно кушать хочется". Но было не смешно. А меньше всех было смешно полмиллиона школьникам и миллиону их родителей, которым "улыбалось" играть по новым правилам, объявленных во время игры.

Согласитесь, для подобного "экстрима" нужны более чем веские аргументы и обоснования.

О здравом смысле замолвите слово

Уместно напомнить, что внешнее оценивание в начале этого десятилетия рождалось совместными усилиями разных властей, в том числе и нынешнего министра образования.

Кропотливое ваяние и внедрение этой системы было вызвано как полным отсутствием сравнительной информации о качестве обучения в наших школах, так и растущим недовольством в отношении несправедливой системы поступления в университеты.

К примеру, по результатам репрезентативного исследования мнения молодежи, проведенного центром "Социальный мониторинг" в 2002 году на вопрос: "Считаете ли Вы систему вступительных экзаменов в высшие заведения образования прозрачной и объективной?" 63% респондентов ответили категорически - нет, а 21 % поставили справедливость такой системы под сомнение.

Независимое оценивание, как нельзя лучше, оправдало чаяния абитуриентов. По крайней мере, согласно прошлогодним исследованиям фонда "Деминициативы", 78% абитуриентов оценило его в качестве эффективного средства борьбы против коррупции, а 72% их родителей высказало доверие ЗНО как к эффективному средству справедливого отбора в высшие учебные заведения страны.

Теперь представьте себе недоумение и немалую тревогу людей, узнавших от руководителя гуманитарного блока нового правительства о незамедлительной реанимации вступительных экзаменов. К слову сказать, реакция общественности была взята новой властью на заметку.

От идеи повсеместного введения экзаменов вскоре отказались, пообещав их лишь абитуриентам, окончившим школу до 2007 года и поступающим на заочное отделение.

А что, заочникам выдают дипломы какого-нибудь особого образца? Или, может, очередь к таким специалистам выстраивается в присутственных местах? Согласитесь, вряд ли кто захочет заказать проект дома у архитектора-заочника.

Наконец, о равенстве возможностей и стартовых условий абитуриентов. Не секрет, что любое исключение из правил перечеркивает антикоррупционный потенциал независимого оценивания. Может, в этом и смысл грядущих изменений? Дабы кто-нибудь обязательно стал ровнее в правах, нежели другие?

200-бальный аттестат для "моральной" поддержки учителя

Наиболее заметной новацией, обещанной абитуриентам, стало существенное увеличение веса среднего балла школьного аттестата - до 200 баллов.

Спору нет. Результат учебы в школе должен учитываться при поступлении. Что, впрочем, и было предусмотрено действующими правилами приема. Ведь именно этот результат демонстрирует системность и стабильности знаний и умений, приобретенных за время многолетней учебы в школе.

Однако не секрет, что в условиях, когда школы в Украине не обеспечивают надлежащий уровень образования, одно и то же количество баллов школьной оценки в разных школах может существенно отличаться по качеству.

Объяснение, что речь идет о "мере, направленной на повышение морального авторитета учителя", трудно назвать убедительным. По крайней мере, учителями это воспринимается как неумелая попытка заигрывания.

В действительности, такая новация лишь увеличит психологическое давление на учителя, провоцируя "погоню" родителей за школьными баллами в последние месяцы учебы.

Моральный авторитет учителя вряд ли от этого повысится. Другое дело - реальное повышение оплаты труда и улучшение его условий.

Перевод тестов, или медвежья услуга школьнику

Теперь о гуманности перевода тестов на языки обучения. На самом деле, таковым он является лишь на первый взгляд.

Согласно последнему приказу Табачника тестовые задания в спешном порядке должны быть переведены на крымскотатарский, молдавский, польский, русский, румынский, венгерский языки. Мол, на родном языке тесты сдавать легче и комфортнее.

Тем временем, в Украине, как и во многих других европейских странах, вузовское преподавание ведется на государственном языке. При этом Конституция допускает "применение" других языков как средств коммуникации, а также их изучение в качестве отдельных учебных предметов.

Другими словами, все равно преподавать в вузе будут на украинском языке. Кому же в таком случае облегчают жизнь авторы идеи массового перевода тестов?

Согласитесь, глупо игнорировать шанс овладения украинской речью за счет государства с младых ногтей, дабы потом терять бессонные ночи на борьбу со словарем и диктофоном.

Да и потом нереально все это - за три месяца до вступительной кампании. Во-первых, дорого. Одна тестовая тетрадь стоит около 70 гривен.

Во-вторых, никто не возьмется в такой спешке гарантировать безопасность тестовой информации. Она обязательно при таком массовом переводе "всплывет" в интернете или других подобных источниках. Спросите у рядового абитуриента, что ему важнее: комфорт или уверенность в том, что сосед не пишет по домашней заготовке?

Есть еще один любопытный момент. Табачник в случае рассекречивания тестов не рискует ничем, а ЗНО - добрым именем и независимостью.

Может, на это и расчет?

 
Леся Оробец, народный депутат Украины, зампредседателя Единого Центра, председатель подкомитета по вопросам базового образования профильного комитета парламента



powered by lun.ua