Беседы как способ приобщения к современному искусству

8
14 липня 2010

"Так где же прекрасное?", - агрессивно настаивала участница субботней дискуссии о творчестве известных европейских художников Элмгрина и Драгсета в PinchukArtCentre. "Сколько можно шокировать, порадуйте глаз хотя бы, уже не душу...", - читалось на лицах участников арт-дебатов, посвященных обсуждению последнего Art Bazel, которые проходили 6 июня в "Фонде содействия развитию искусств".

Еще несколько лет назад сложно было представить себе полный зал людей, готовых не только слушать о современном искусстве, но и задавать вопросы. Которые уже не касаются местечковой тематики - "Художница Гапчинская или просто банальный дизайнер?", "Занимается Пинчук просветительской деятельностью или окучиванием грунта, на котором должно прорасти новое украинское contemporary?" или "Что собственно происходит в Украинском Доме - нас дурачат или культурно облагораживают?".

 
Украинцы стали не только регулярно ходить на выставки Центра Пинчука, но и образовываться в современном искусстве - ходить по музеям современного искусства, если уж заехали на выходные в Европу, почитать о выставке и ее участниках, если уж зашли на выставку. И вопросов, безусловно, после этого не меньше, чем до. Но они более четко формулируются и ответы на них долго не дают покоя.

Это уже третья по счету арт-дискуссия, посвященная современному арт-процессу, организованная группой философов, занимающихся проблемами современного арта в рамках проекта "Alter ego".

Хотя, как по мне, проблемы отнюдь не с искусством, а с ситуацией, провоцирующей появление именно такого арта, которое все еще почему-то кого-то шокирует. Как сказали художники Элмгрин и Драгсет, звезды прошлой Венецианской биеннале, представленные в "Сексуальности и трансцендентности": "Мы бы хотели жить в мире, в котором наши работы никого бы не шокировали".

 
И чему, в самом деле, стоит удивляться? "Сексуальности и трансцендентности" или Комиссии по морали? Последнему Арт-Базелю, который, как и большинство мировых ярмарок, стремится к коммерциализации, или открытию нового Центра современного искусства "М17" на месте Французского культурного центра. Кстати, к его стартовому проекту "Семя Оливы" белыми нитками присобачен культовый куратор и философ современного искусства Акилле Боната Олива. Последний даже не в курсе, что выставка под его со-кураторством сейчас проходит в Украине.

Вопросов действительно много. Ответов гораздо меньше. Не потому, что организаторам подобных бесед или критикам сказать нечего. Просто не все ответы аудитория готова услышать.

Удивительно в наше время услышать вопрос, касающийся искусства, которое почему-то должно производить красоту. С начала прошлого века contemporary занимается осваиванием совершенного других задач. За "красивым" в его классическом понимании - в музей, к дизайнерам, на природу, но уж точно не к актуальным художникам.

 
Современное искусство давным-давно занимается обнажением не самых приятных сторон нашего бытия и думать забыло о том, что зритель почему-то все еще ждет от него "красоты". Философия, в свою очередь, как в анекдоте про обезьяну, которая не знает куда бежать - то ли к красивым, то ли к умным. Но, по крайней мере, не хочет остаться одна и готова искать точку соприкосновения культурологии, критики, социологии культуры и, что ей и положено, осмыслить происходящее непредвзято, со стороны.

И она нащупана. В беседе принимали участие около 80 киевлян, которые на три часа забыли о своих делах и говорили о современном искусстве, на примере Арт Базеля. Выступающие философы, пытающиеся осмыслить процессы, происходящие с современным искусством, озадачивались экзистенциальными вопросами - откуда и куда все это дело идет. В свою очередь аудитория - журналисты, художники и представители арт-среды - думали первым делом о себе: не важно, куда самое это искусство, в омут или брод, но что же будет с теми, кто это искусство по собственному желанию созерцает и потребляет.

То есть, искусство делает свою работу: если не шокирует, то по крайней мере, не дает покоя, пока мы не побоимся посмотреть на свое "второе Я", которое художники видят получше нас с вами. Пример чему - та же "Сексуальность и трансцендентность", где, при всей невнятности концепции, по крайней отсутствует ханжество и средневековое мракобесие, в котором отличилась наша комиссия, запретив прокат того же "Бруно".

И подобные публичные обсуждения говорят об одном: мы неравнодушны к миру, в котором нам повезло оказаться. И делаем это не в комментариях, спрятавшись за никами, а лицом к лицу. Другое дело, что во все времена современное искусство вызывало опасения.

 
Мария Хрущак

powered by lun.ua