Почему Бог любит, чтобы Его прославляли

15
28 липня 2010

Иногда Иисус разговаривает со мной. Чаще всего это происходит утром. Я всегда забываю помолиться перед сном. И тогда Иисус сам приходит ко мне с утра, соскучившись, наверное.

И я начинаю понимать, что я кокетничаю со страшным для других и непонятно почему добрым ко мне Богом, как женщина. И теперь, в том числе и из-за меня, Церковь называют невестой Христа.

Иногда Он отвечает мне на то, что я спрашиваю. Иногда мы просто молчим и смотрим друг на друга. Иногда я получаю ответы на вопросы, которые только-только начинаю формулировать для себя. Я о них даже еще не думаю. Работает мое подсознание, которое начинает спрашивать: а это вот что такое?

Очень часто меня оставляют догадываться самому, приходя ко мне внезапным озарением, все очень по-разному. В этом разнообразии - Его постоянство. Я - потный сталкер Тарковского, бросающий камешки своих вопросов в видимую пустоту, и никогда не знающий, что выскочит оттуда: жизнь или смерть. И мне надо пройти через зону смерти, чтобы выжить.

Один из таких долго мучавших меня вопросов: почему Бог любит, чтоб Его прославляли? Литургия у православных и месса у католиков, службы протестантов, не говоря уже о прародительских еврейских псалмах - построены на прославлении Господа.

Но хвалиться, как известно, не хорошо. И эти, казалось бы, взаимоисключающие советы Господа: людям надо учиться терпению и смирению, а Его - прославлять, одно время сильно меня сбивали с панталыку. Его пути - не наши пути, мы на земле, а Он на небе - и все же...

Все оказалось очень просто. Непостижимый в своей сложности Господь при ближайшем рассмотрении всегда очень прост. Другое дело, что тебе всегда только кажется, что Он близко. Или нет? И он, действительно, всегда рядом с теми, кто учится любить? Кстати, ненависть с ее саморазрушающим эффектом - это хорошее пособие в любви для чайников.

Когда мы искренне делаем кому-то комплимент, мы тем самым проявляем свою любовь к этому человеку. Если мы любим другого человека, мы хотим и стараемся как можно чаще говорить ему об этом. И тебе и ей это, как правило, приятно. И одни и те же слова в данном случае никогда не надоедают.

"Я тебя люблю". Повторять эти три простых слова можно до бесконечности. И потворить - тоже. Но попробуйте не бесконечное, а очень небольшое число раз повторить рифмующееся со словом "любовь" слово "морковь". Такое же слово и оканчивается на "овь". Но повторять его бесконечное количество раз невозможно. Отправляясь на базар, его лучше записать.

Если ты по-настоящему любишь, тебе всегда хочется, чтобы тебя любили, как минимум, так же сильно. И, желательно, еще крепче и чище, верней и самоотверженней, чем любишь ты сам.

Наша любовь к самим себе именно так и проявляется - в завышенных требованиях к другому человеку. От своих любимых мы часто требуем того, чего не в состоянии дать им сами. Любви. Вот почему настоящая любовь всегда снисходительна к чужим слабостям. А ненастоящая - только учится прощать.

В Его плодоносной, цвета застывших молока и меда, пустыне на небе у Него есть все, в том числе и наша любовь, которая в конечном итоге оказывается все равно Его любовью. Но Ему хочется, чтобы мы сами сказали Ему об этом. О том, как сильно мы Его любим. Ведь это так приятно, когда тебя любят просто так, ничего не требуя взамен. Хотя оба отлично понимают, что один из нас может все, а другой - ничего.

Сказанные вовремя слова о любви - это всегда хороший поступок. А сделанный не вовремя хороший поступок - это далеко не всегда любовь. Гораздо чаще - это просто тщеславие. Многие хорошие вещи мы делаем просто из тщеславия, пышут любовью бессмертные строчки классиков.

Утро - хорошее, наверное, самое лучшее время, чтобы научиться любить. Но по утрам мы обычно спешим на работу. А любим друг друга по вечерам. Вот почему любовь людская сильно отличается от любви Божьей. Все дело в том, готовы ли мы любить других при свете дня, не скрывая своих чувств? Человеческая любовь - это когда ты научился делать вид, что любишь. Как все.

У настоящей любви не бывает совещаний, где мы обычно задерживаемся с любовницами по дороге с работы домой. Ей нечего обсуждать. Она уже все знает. Поэтому она просто любит и все. Самое сложное в жизни - это научиться просто любить.

Тем, кто уже научился этому, остается лишь одно - раздать свое имение нищим и следовать за Христом. По идее, имея первые два слагаемых: любовь к Господу и ближнему своему - добиться третьего не сложно. Но почему-то именно на этом третьем, вытекающем из первых двух экзамене, срезаются те, кто считают, что они блюдут две главные заповеди сызмальства.

Но, может быть, богатого и правоверного еврейского мальчика, спросившего Христа, что надо делать, чтобы обрести царство Божье - в нас самих-то и не было? Иначе, с чего бы нам так печалиться, услышав совет Христа - раздать свое имение нищим и следовать за Ним? Ведь это - всего лишь приглашение в апостолы. Не больше, но и не меньше. Золота и серебра у тебя не будет, но будешь делать чудеса, исцелять слепых и хромых.

Хотя, с другой стороны, а за какие же шиши мы будем заниматься благотворительностью? И, вообще - может ли раздающий и не требующий ничего взамен, хоть что-то собрать здесь, на земле? А собирающий - раздать?

На эти и многие другие вопросы, честно говоря, у меня, кроме цитат из Библии, пока что нет ответа. Но самая лучшая цитата - это та, которую ты пропустил через свое сердце, и она прижилась в нем. А мое сердце пока что ответов на эти и многие другие вопросы не знает.

Придется снова молить Господа о бесплатной личной консультации. И я снова забуду сказать Ему о том, как мне хочется к Нему в гости. На Его гору - Сион. И в Его град - небесный Иерусалим. Странно, но только там, где происходит то, о чем я не чаю и не ведаю, я чувствую себя, как дома.

 
Михаил Мищишин

powered by lun.ua