Из жизни ОПГ: нереспектабельные новации

75
6 грудня 2010

Этот необычный вопрос я задаю себе достаточно давно. Вполне логичный вопрос: являются ли частью гражданского общества так называемые ОПГ, организованные преступные группировки?

Да, формально они не имеют регистрации в украинских органах юстиции, не проводят пресс-конференции, не очень охотно общаются с масс-медиа... но они существуют! Существуют настолько явно и результативно, что ради их правового сопровождения созданы специальные подразделения в системе украинской милиции.

Пишу это без всякой иронии. ОПГ реальны, достаточно хорошо структурированы и выполняют заметную социальную функцию. С точки зрения закона - негативную функцию. Но и антигосударственной их деятельность назвать нельзя, поскольку наиболее эффективные ОПГ всегда прямо или косвенно связаны с государственной властью, а если точнее, с представляющими её чиновниками.

В первую очередь, с правоохранителями и со всевозможными контрольными институтами, например, врачами санитарно-эпидемиологической службы. Такая сложилась у нас страна. Стараниями или бездействием всех нас сложилась.

Неумные журналисты изображают лидеров и членов ОПГ агрессивными, безрассудными, жестокими. Убийцами и насильниками, сладострастно измывающимися над своими жертвами.

Вероятно, встречаются там и такие. Но, как утверждают эксперты, встречаются редко. Сами ОПГ не заинтересованы в существовании таких членов. Таких отторгают или физически устраняют.

Руководители и рядовые члены ОПГ достаточно часто занимаются благотворительностью. Внутренней, поддерживая деньгами, продуктами и алкоголем с наркотиками своих сподвижников, оказавшихся в местах лишения свободы. Покупая им положительные характеристики для условно-досрочного освобождения.

Существует и внешняя благотворительность, направленная на поддержку многодетных семей, больниц, инвалидов и брошенных на произвол стариков.

Эта благотворительность ОПГ имеет, разумеется, название социальной активности бизнеса. Собственно, такой активностью она и является, поскольку все серьёзные ОПГ рано или поздно становятся вполне респектабельными бизнес-структурами. Формально не отличающимися от всех других наших бизнес-структур.

Как правило, ОПГ приглашают к себе на работу высокопрофессиональных юристов. Специалистов по умению сравнительно легко и просто обойти требования законодателя. Тем более, что наши законодатели, (некоторые - прямо обслуживающие интересы ОПГ), достаточно часто создают пробелы или противоречия в праве вполне сознательно.

Адвокаты, защищающие руководителей и членов ОПГ в судах (случается и такое, далеко не все офицеры СБУ и милиции "крышуют" преступников), делают это умело, квалифицированно, вдохновенно. Поэтому чаще всего подобные дела в судах рассыпаются, поскольку являлись и ранее, по словам адвокатов и понимающих их судей, "неперспективными".

Разумеется, в законе такого термина нет, и быть не может. А вот украинское правоприменение такой феномен "неперспективности" давно знает.

Но есть и в этом деле новации, цивилизованному миру прежде неизвестные.

Поясню: некоторые ОПГ договорились об обслуживании своих интересов с некоторыми правозащитными организациями, в отличие от самих ОПГ в органах юстиции честно и чётко зарегистрированными. С вполне респектабельными неправительственными организациями, существующими исключительно на гранты, в том числе и на гранты вспомоществования от ОПГ.

Отличить такие общественные организации от других, действительно активных и честных, очень трудно. Разве что по объекту защиты. Да и по характерным методам: лжи, дозированной информации и так далее и тому подобное.

А говорят, в Украине мало творчески мыслящих людей. Дескать, те, что были, все уехали. Неправда, мы по-прежнему талантливый народ.

 
Семен Глузман

powered by lun.ua