Было ваше - стало наше. Тонкости национального рейдерства

13
25 лютого 2011

Утро началось тревожно, позвонил мобильный телефон, голос в трубке сказал: "Все, конец, нас выселяют". Голос принадлежал моему знакомому художнику, известному и авторитетному мастеру, не склонному к пустой панике.

"Кто выселяет? Откуда?", - стала я прояснять ситуацию, мгновенно проснувшись. "Выселяют из ДК, всех - художников, музыкантов, сказали до вечера вынести из здания наши картины, скульптуры, вещи и аппаратуру, иначе они завтра все опечатают, и мы уже не сможем ничего забрать".

События, по словам моего знакомого, разворачивались стремительно. В четыре часа утра к зданию промышленного предприятия, возле которого располагался ведомственный Дворец культуры - место художественных мастерских, репетиционных точек и выставочный центр - подъехали машины с "людьми в черном".

Люди были вооружены, по форме напоминали ОМОН, они заняли территорию предприятия и закрыли вход. Открывали избирательно - рабочих внутрь пускали, а руководству с порога объявили об увольнении и уже не пустили.

Всем же, кто пришел утром этого невеселого дня во Дворец культуры, относящегося к захваченному предприятию, и самому директору ДК достаточно жестко приказали "выметаться".

[VR]

"Силовые рейдерские захваты происходят в спорных случаях передела собственности, когда новый собственник получает благоприятное решение суда, а прежний не согласен с этим решением и подает апелляцию.

Когда же решение подтверждается, его надо выполнять. Однако даже в этом случае новый собственник применяет силовой захват, поскольку в нашей стране решение суда не всегда бывает законным, учитывая уровень коррупции.

Такие силовые методы, методы устрашения и запугивания, "лежать, руки за голову" - это, к сожалению, сегодняшняя стилистика власти. Чтоб исключить малейшее сопротивление. И это было раньше, но сейчас чувствуется, что такому подходу дали "карт бланш".

Правозащитник Евгений Захаров

[/VR]

"Когда говорят, что у нас руководят бандиты, это кажется далеким и маловероятным. Только когда они приходят за тобой, понимаешь и весь ужас происходящего, и что этот ужас уже здесь", - мрачно подытожил художник, оставшийся без мастерской, и пошел спасать свои картины.

Типичный рейдерский захват, подумала я. Привычный рейдерский захват. Уже почти что обыденный и даже, что ли, домашний и родной такой захват. И такой близкий.

За окном вьюжило и трещало морозом. Холод был рядом, но неощутим, уютное тепло надежно оберегали горячие батареи и прочные двойные окна. А защитить людей, которых сегодня выгнали из их уютной жизни, было некому.

И я вспомнила. Ровно год назад в такую же стылую февральскую пору я с толпой прохожих стояла в центре Киева под забаррикадированными дверями печально известного книжного магазина "Сяйво", откуда время от времени бросали дымовые шашки и брызгали слезоточивым газом.

Многие прохожие торопливо проходили мимо, некоторые любопытствовали и тоже уходили. Но было много тех, кто возмущался происходящим, внимательно выслушивал объяснения грубо вытолканных из помещения продавцов и владельцев, пытался разобраться.

А разобраться было несложно: некто незаконно выкупил здание и подвел под это законные основания. Сами знаем, какие у нас суды. Поэтому-то "законный" владелец, размахивая "законным" решением, тем не менее, вошел в здание при помощи, что характерно, силы, состоявшей из одинаковых накачанных ребят в черном.

Рядом с прямо-таки демонстративным спокойствием стояла группа бездействующих милиционеров. От волнений их хранили те самые "законные" печати и подписи, и окружающий явный непорядок за пределами официальных бумаг оставался для служителей закона как бы невидимым.

Удивительными свойствами обладает восприятие наших официальных защитников. Поэтому все чаще мы предпочитаем более надежную защиту - себя.

Поэтому вокруг "Сяйва" поднялась внушительная волна протеста обычных, не относящихся напрямую к магазину, людей. Поэтому до сих пор длится противостояние. Книжный магазин для многих значил больше, чем место покупки книг. Больше. И ближе.

А в защиту нескольких художников и музыкантов никто не успел даже слова сказать, нынче рейдеры усовершенствовали свои методы, производят захват раньше, чем поднимается протест. Тренировки и опыт, наработанный ими за годы независимости Украины - великая вещь.

В книге Сергея Жадана "Ворошиловград" (посвященной, надо упомянуть, истории украинского рейдерства) нарисована романтичная и трогательная картина - люди выходят против захватчиков пустующего аэродрома не из материальных соображений, а лишь потому, что у них имеются свои нерушимые представления о справедливости.

И эти представления никак не совпадают с понятиями новых жадных пришельцев, вооруженных неясными документами.

Хотя типичных бойцовых рейдеров писатель не дорисовал, что сглаживает обстановку. На стороне захватчиков оказываются простые хорошие парни, которые братаются с защитниками.

В жизни новые собственники нанимают обычно совсем других парней, с другими ценностями и лицами.

Конечно, роман - не жизнь. И в обычной жизни для обычного жителя страны - меня, и, думаю, вас - рейдерство это не самая болезненная вещь. Тут разобраться бы со своими нехитрыми владениями, самим бы выжить. И что такое это рейдерство?

По большому счету, вот: делят некто бизнесмены А и Б завод. Или дом. Или магазин. Нам-то что? Если, конечно, А не наш кум или друг. Или же мы не работники этого завода. Да и то, пусть новый владелец Б не поднимает цены, не урезает зарплаты, а в остальном разница не ощутима.

Это даже не сакраментальное "было ваше - стало наше", а практически постороннее "было чье-то, стало чье-то". Перемена мест слагаемых не отражается на наших вычислениях.

Откуда же в нас растет чувство нарушенного равновесия, замены понятий, топтания прав? И зачем?

И звучит настойчивым саундтреком к сводкам ежедневных новостей все более громкое внутреннее "за державу обидно". Обидно за слабых, страшно за незащищенных. За нас с вами.

Демонстрация новой силы тревожит и оставляет дурной привкус. Привкус выбитых зубов. Фантомный до поры до времени, но от этого не легче.

powered by lun.ua