Kiev Big Band: рождение оркестра

32
10 січня 2012

9 января в Культурно-образовательном центре "Мастер-класс" состоялся дебютный концерт Kiev Big Band. Состоялся с аншлагом.

Чтобы усадить всех желающих, пришлось поставить стулья в проходах и пространстве перед сценой. По словам продюсеров центра Jazz in Kiev, для центра "Мастер-класс" это рекорд посещаемости или близко к тому.

При всей насыщенности джазовой жизни в Киеве последние несколько лет в ней присутствовал один зияющий пробел, который ввиду его привычности уже перестал быть заметным.

Еще в 90-х и начале 2000-х каждый джазовый фестиваль почти непременно заканчивался выступлением биг-бэнда, а то и сразу двух или даже трех, в таком порядке: оркестр глиэровского училища, оркестр п/у Александра Шаповала, оркестр п/у Марка Резницкого.

 

Биг-бэнд был знаком кульминации джазового праздника – праздником возведенным в n-ую степень (смотря по обстоятельствам). Что называется – дальше некуда!

Как-то постепенно эта традиция сошла на нет. Как-то незаметно формат биг-бэнда стал учебным, ушел в сферу образования.

Если не ошибаюсь, за последние лет пять свой биг-бэнд (не учитывая гастрольные концерты) звучал в Киеве только по случаю академических выпусков: либо Международной джазовой академии в 2006-м и 2007-м г., руководимой Френком Лейси, либо джазового отделения глиэровского училища на вечерах памяти Владимира Симоненко.

 

Словом, биг-бэнд превратился в "школьный" формат.

Оно и понятно. Биг-бэнд – дело хлопотное, организационно трудное и дорогостоящее: ведь едва ли не главное здесь – сыгранность, а значит не обойтись без длительного репетиционного процесса, каков бы ни был уровень музыкантов. (Подготовка к дебютному концерту Kiev Big Band заняла ровно месяц день в день.)

Одно – собрать в одной аудитории шестнадцать-семнадцать студентов, и совсем другое – в одном месте шестнадцать-семнадцать самостоятельных востребованных музыкантов, занятых своими проектами, со своим расписанием концертов и своими творческими амбициями.

А в оркестре объединились как молодые, так и известные киевские джазмены: саксофонисты Дмитрий Александров, Артем Менделенко, Виктор Павелко, трубач Денис Аду, пианист Алексей Саранчин, басист Андрей Арнаутов, барабанщик Павел Галицкий.

 

Ради справедливости нужно особо выделить Дениса Аду как художественного руководителя оркестра, который подобрал репертуар и вел репетиции.

К тому же биг-бэнд – громоздкий и требовательный состав. Не для гостиных и корпоративов.

Наконец, last but not least оркестр – это еще и униформа – единственный джазовый формат, который традиционно исключает свободу в одежде. (Это могут себе позволить студенты, но не постоянный, или претендующий на постоянство, коллектив.

Тот случай, когда то, что позволено быку, не позволено Юпитеру.) Нужны большие площадки, большие аудитории, вероятно, гастроли, чтобы все это окупить и просто, чтобы все это имело смысл.

А, главное, все это – с нуля.

И коль скоро эти препятствия оказались – пока – преодолимы, значит, музыканты соскучились по биг-бэнду, по чувству большой команды вплоть до готовности рискнуть.

"Мы сейчас живем одним днем" - так обозначил положение вещей исполняющий обязанности дирижера тенор-саксофонист Дмитрий Александров. Но именно в таких случаях говорят: Мы сделали это.

А еще, по-видимому, это было бы невозможно без, скажем так, чудесного вмешательства извне, которое и пришло в виде английского (!) продюсера Питера Дэйвиса. Неисповедимы пути меценатства.

Что дальше? "Столица европейской страны заслуживает того, чтобы иметь свой биг-бэнд" - эти слова Алексея Когана просятся в эпиграф и звучат одновременно как констатация и, по-прежнему, как императив.

 

Где и когда снова мы услышим Kiev Big Band – пока из области предположений. (Возможно, на джазовом фестивале "Єдність", который проходит в марте. Во всяком случае, его организатор Сергей Грабар высказал в этом заинтересованность.)

А пока музыканты берут месячный тайм-аут, а затем снова начинают репетиции, поскольку решили, что каждое новое выступление предполагает новую программу. Хотят подключить вокал…

Я как-то больше говорил о трудностях, чем о самом концерте, может быть, потому что само событие как факт и, прошу простить за пафос, как символ здесь не менее важно, чем его качество, поскольку само обозначает или обещает какое-то новое качество джазовой жизни в Киеве.

И еще потому, что есть некоторое чувство почти невероятности случившегося. Но, видимо, еще более невероятно, чтобы это не случилось. Потому что, оказывается, этого очень не хватало!

Фото Алексея Карповича



powered by lun.ua