Безусловная музыкальная победа

27
22 грудня 2012

Сказать, что премьера "Летучего голландца" Рихарда Вагнера – явление в культурной жизни не только Донбасса, но и Украины, это очень мало. Во-первых, это первый вагнеровский спектакль на сцене донецкого оперного театра. Во-вторых, это международный проект, который доверили коллективу украинского театра.

И в-третьих, поставить спектакль это одно, но принять слушателю оперу, сложную по музыкальному изложению даже для профессионалов – задача трудная для малоподготовленного донецкого зрителя.

Но премьера состоялась и с достойной победой во всех трех направлениях!

Итак, исторически "Летучий голландец" – это не вагнеровский фаворит, который изначально победно прошествовал по мировым сценам. Спектакль этот с трудной историей (поначалу Вагнер написал сценарий оперы и продал "чужим авторам", затем создал свою версию, которую долго потом дорабатывал).

 

Музыка оперы живописательна, насыщенна трудными интонациями, сложные вокальные партии переплетаются в звуковой палитре с оркестровыми красками, сквозное развитие сюжета передает повествовательность истории, напоминающей немецкие баллады. Все это является трудной задачей для коллектива театра "не столичного уровня", хотя и профессионального и практикующего на зарубежных сценах. И уж совсем под вопросом - примет ли донецкий зритель оперу, поймет ли музыку, получит ли эстетическое наслаждение от довольно трудной вагнеровской музыки?

Премьера "Летучего голландца" была принята не просто воодушевленно, а с полной восторженной оценкой зрителя! И тут единогласны в оценке не только профессионалы-музыканты, но и обычная публика, почитающая оперный театр как место культурного развития и отдыха. Спектакля будут ждать те, кто услышал резонанс, спектакль будет иметь своего зрителя. Музыка Вагнера не могла не тронуть сердца слушателей.

 

И дело не только в постановке Мары Курочки, которая не лишая оперу "вагнеровской окраски" и глубины содержания, смело соединила Традицию в лучшем ее понимании и ультрасовременные идеи. Это и великолепный проектор, позволяющий эффекты 3D, и пластические находки сценографии, и краски, и приемы, которые позволяют именно по-вагнеровски передавать балладность романтического сюжета.

Можно с уверенностью сказать – оперные спектакли такого уровня – редкость и победа не только на сцене не "национального" театра, а в мировом масштабе. Постановка, которая попала "в точку" самой сути.

В Вагнере - главная Музыка. Такой перелив оркестровых красок и волнообразных музыкальных линий на протяжении оперы, характерный для этой оперы Вагнера, нов для слушателя, но интерес от этого не падает. Наслаждение от необычных гармонических переходов, смены красок и слияния хорового и оркестрового звучания, от вокальных линий, раскрывающих душевные настроения героев и вплетающиеся в оркестровую палитру – все это разнообразное смешение тем создает картину переливающейся музыкальной ткани, такой же насыщенной и неожиданной, как декорационные и сценические находки самой постановки.

Оркестр под руководством дирижера-постановщика из Мариинского театра Михаила Синькевича был единым и слаженным коллективом, выровненные инструментальные тембры оркестровых групп, слаженность звучания (особенно корректность звука медно-духовой группы, увы, слабого звена многих известных симфонических оркестров) приятно поражала слух.

С первых же тактов увертюры оркестр буквально захлестнул слушателей необычайной экспрессией. В его звучании были и потрясающая нюансировка – от интимнейшего pianissimo до напористого forte и грандиозного fortissimo, и ясная, логичная фразировка и вместе с тем – глубокая эмоциональная насыщенность, темповое разнообразие и одновременно цельность формы. Безусловно – наш оркестр поднялся на новый исполнительский уровень, и в этом большая заслуга дирижера!

Хор Донецкого оперного театра под руководством народной артистки Украины Людмилы Стрельцовой, как всегда выступает как одно лицо с единым голосовым тембром. Хор уже получил давно свое признание, выступает часто на европейских сценах, но петь на немецком языке - это другая техника. Но получилось! Все музыкальные темы звучат "по-немецки", будь то места, где правит народная интонация, или где передается повествовательная реакция массы на происходящие сюжеты.

 

И, наконец, солисты. Подбор и само исполнение просто "в десятку". Сам Голландец – Андреас Макко – органичный комплекс внешности, игры и голоса. Настоящий немецкий герой баллад, красивый, романтичный, как правило – разочарованный, в данном сюжете – обреченный. И при этом вызывающий необыкновенную зрительскую симпатию и сочувствие. Красивый, меланхоличной и взрывной одновременно, певец с тембром голоса, не оставляющим равнодушным слушателя, умеющим ярко вплестись в музыкальную ткань и тактично и экономно притушить интонации, где не превалирует его линия.

Баритон мягкий и мужественный одновременно, благородность и культура звука - приятные характеристики певца.

Очень колоритен бас – солист Венской Оперы Вальтер Финк. Это касается не только характерности его персонажа, поведения, но впрямую голоса – так много различных нюансов в передачи его характера - от вкрадчивого до торжествующего, от увещевательного до ликующего от победы своих планов.

Внешний образ тождественен с характерными интонациями в вокале.

 

И, наконец, героиня оперы Сента – Леся Алексеева, солистка Национальной Оперы Украины им.Т.Шевченко - наша (!) и в то же время певица с опытом работы на австрийской сцене и понимающая культуру "той стороны".

Она стала центром в трио героев этой вагнеровской оперы, легко пронесла сюжетную нить своей игрой через весь спектакль. Леся пленяет своей естественностью, видя перед собой эту изящную стройную девушку, поражаешься – откуда берутся эти сила и насыщенность звука. Необыкновенно серебристый и гибкий голос с теплыми интонациями, легко пробивающий насыщенный "вагнеровский" оркестр, свободное раскованное поведение на сцене, живое общение с другими героями просто завораживает. А ведь эта партия очень сложна и требует от исполнительниц кроме мощного голоса еще и высочайшей вокальной техники. Лесе удались как душевная затаенность на piano, так и драматические эмоциональнейшие взлеты.

 

Исполнитель партии Эрика – Виталий Козин – солист Донецкой Оперы (тоже наш!) – был убедителен в своей роли, корректен, ему также удалось создать цельный сценический образ.

Персонажи не героического плана Мари – Наталия Матвеева и Рулевой корабля – Владимир Хамраев (солисты Донецкой Оперы) также естественно вплетались в сюжет оперы и вокально не выпадали из общей музыкальной ткани.

Хочется отметить особенно тот факт, что исполнение всех солистов, к счастью публики, лишено наигранности, позерства – всего того "нафталина" который зачастую мы имеем в опере. Спектакль подкупает своей свежестью, но ни в коем случае не уходит от традиций. Романтическая история любви, рассказанная на сцене Донецкой Оперы, не может не тронуть. Это шаг навстречу современному молодому слушателю.

 

Еще один нюанс постановки - бегущие световые титры над сценой были на украинском языке, хотя часто в других постановках (итальянских опер) читается на русском. И в этом - дань языковой культуре страны, где готовилась премьера оперы.

 

Итак, вагнеровский "Голландец" удачно "высадился" на донецкой, вернее даже - украинской земле, - и тепло принят его зрителем. Победа в проекте, который в начале вызывал разногласия и сомнения - очевидна. Спектакль достоин жизни и будущих успехов, причем не только на "родине его постановки". Ибо в нем есть все достоинства, как музыкальные, так и постановочные, триумфально продемонстрировать себя на мировых сценах, особенно в год памяти выдающегося и незабываемого в музыкальной классике немецкого композитора Рихарда Вагнера.

powered by lun.ua