Но мы ведь строим новую Украину

50
11 грудня 2013

Я родился в Армении, но уже очень долго живу в Украине. Сейчас я хочу максимальной публичности, чтобы защититься, потому что я оказался в сложной ситуации.

В пятницу, 29-го ноября, я остался на Майдане Независимости после митинга. Я не хотел создавать паники и никуда не писал, но знал, что утром будет совершена зачистка. Все близкие могут это подтвердить – я с ними делился этим предчувствием.

Лишь со временем чуть ошибся – был уверен, что все случится где-то в пять часов утра, может, к шести. Это всегда так делается - все войны, атаки и нападения обычно начинаются в такое время, потому что люди в это время наиболее уязвимы и утомлены.

Я хотел быть там. Даже не то, чтобы хотел – просто надеялся, что смогу, в случае чего, помочь оставшейся молодежи, которая ни за что бы не поверила, что будет такая жестокость. При этом мне, конечно, было понятно, что если эта черная саранча налетит - трудно будет что-либо предпринять. 

Все случилось мгновенно - их стала тьма, а когда начали бить людей, милиция сделала коридор со стороны ёлки, чтобы люди могли убегать. Я тоже побежал, но рядом со мной девочка упала в обморок. Я ее схватил и потащил. Может, из-за нее я спасся, потому что кричал, что она умирает и по нам не били. Только в спину. Как всех, кто убегал.

В районе метро Крещатик я увидел лежащего на спине в очень неестественной позе хлопца со странно разбросанными руками. Казалось, что он мертвый, но глаза были открыты и бессмысленно бегали. Я начал трясти его и кричать: "Вставай, убьют! Надо бежать!"

В этот момент меня догнали и снова стали бить по спине. Я спрятал свою голову у него между ног и тотчас хлопец как-будто очнулся, выпрыгнул и убежал.

"Беркутовцы" помчались за ним, а я не смог подняться на ноги и на четвереньках вывалился на проезжую часть. Догоняли и били даже там. Отстали уже только возле Бессарабки, и мы, маленькие кучки убегающих, могли наконец остановиться. В парке Шевченко я попросил у прохожего телефон и позвонил своей ассистентке, попросил ее писать срочно в Фейсбуке о том, что Майдан только что жестоко разогнали.

Потом я пришел в  больницу ортопедии на Воровского, но дежурная сказала, что это не их дело и даже отказалась вызвать мне такси. Я пешком отправился на Владимирскую, 37 в травмпункт. Там переспросили действительно ли я хочу, чтобы они указали, что меня избил "Беркут"…

Дальше получилась странная история с органами. Каждый следователь, а их было пять, допрашивал не только меня, но и мою жену, к делу совершенно не причастную.

Более того, к нам домой 4 декабря пришли без предупреждения сотрудники СБУ, которые представились как сотрудники отдела по борьбе с коррупцией и особо опасными преступлениями. Моя жена должна была быть на работе, но оказалась дома по состоянию здоровья и была подвергнута допросу. Она очень испугалась тогда и сейчас все еще в очень плохом психологическом состоянии.

Я все это так детально описываю для того, чтобы сказать – в этой ситуации никто не может оставаться в стороне. Особенно творческая интеллигенция. Кроме красивых сильных творческих акций она должна быть готова защитить саму человеческую жизнь, дороже которой на свете ничего нет.

Более того, сейчас ей стоит воздержаться от наговоров на оппозицию. Ну не имеем мы другой сейчас! Да и она, кстати, очень классно сейчас себя ведет. Ведь рычагов для предпринятия других действий у нее просто нет. И Запад пока что не делает более жестких заявлений в ее поддержку. Они там, конечно, многое поняли, кроме главного: что Янукович гопник и он будет продолжать играть "в наперстки".

Запад хочет до конца быть корректным и дипломатичным, а Россия как раз активно вмешивается. В такой ситуации оппозици очень сложно. Поэтому сейчас любые обвинения в адрес лидеров Майдана – это все на руку регионалам. Следовательно, любое слово должно быть сказано с ответственностью. Мало ли какое у меня несогласие с тем или иным представителем оппозиции в мирное время? Сейчас другая ситуация совсем.

Интеллигенция, в том числе и творческая, которая обладает такими инструментами, как слово, образ, символ, не имеет права сейчас оставаться в стороне и тем более не имеет права использовать силу слова безответственно. Вопрос стоит очень серьезно – под угрозой не только свобода, но и, как оказалось,  жизни людей, а даже одна человеческая жизнь не стоит не то, что страны, но и всего мира. К сожалению, оказалось, что для нынешней власти человеческая жизнь – это ничто. Но мы ведь строим новую Украину.

Борис Егиазарян, художник, согласно рейтингу Ассоциации галерей Украины в 1998 году вошел в число двадцати лучших художников Украины. Также включен в справочник "2000 Outstanding artists and designers of the 20th century" (2000 выдающихся художников и дизайнеров 20 века) Международным Биографическим центром Кембриджа.
В мае 1999 награжден "Дипломом Международного Биографического центра" Кембриджа за выдающийся вклад в живопись и искусство ХХ века.



powered by lun.ua