О белых перчатках в пятнах крови

20
27 січня 2014

В первый день, когда начались столкновения на Грушевского, я назвал эти столкновения провокацией, провокацией со стороны властей, куда вольно и невольно были втянуты и наши хлопцы с Майдана. Впрочем, провокаторов разных мастей и тогда, и сегодня полно на Майдане, ведь Майдан открытая зона.

Во второй день столкновения, когда Майдан, будучи не в состоянии быть безразличным к тому, что происходит на Грушевского, стал втягиваться и давать бой – стало понятно: хотя война нам навязана, мы ее уже не сможем избежать.

После того, как Майдан потребовал у лидеров оппозиции отказать властям в переговорах, стало понятно, что Майдан, как выражение свободной воли, как символ свободной Украины, – отказывается верить каким бы то ни было переговорам с властями.

И улица Грушевского была объявлена территорией Майдана. То есть, битва на Грушевского была объявлена нашей битвой.

И я это принимаю, потому что там погибли наши хлопцы.

После гибели Сергея Нигояна, который на Майдане стал моим другом, я получал короткие сообщения: "Погиб Сергей. Что будешь делать?"

Я долго думал, что отвечать. И понял, что ответ мой один – я буду продолжать делать то, что я делал и делаю всю мою жизнь, начиная с 1988 года. Я буду бороться с режимом.

Я не хотел сказать слова "я отомщу". Я армянин, я христианин. У меня нет закона мести. Но у меня есть христианский девиз: бороться, если даже это будет долго и мучительно, если это будет ценой жизни; бороться, пока не достигну цели.

Погибли ребята. Неисчислимое количество раненных и множество людей были подвергнуты страшным физическим и моральным пыткам. Когда я увидел украинца, красивого хлопца, козака, которого, обнажив, подвергли физическим и моральным пыткам, я сам уже себе задал вопрос: "Что будешь делать?" И сразу же пришел ответ: "Этого я не прощу". Я вижу, Украина этого не прощает!

Я болею и нетерпеливо жду, чтобы выздороветь и выйти на Майдан – к сожалению, мой армянский нос так за годы и не привык, не выдерживает украинские морозы...

Так вот, имея возможность следить за событиями по телевизору, я услышал, как по 5 каналу рассказывали о случаях в разных странах мира осуждения солдат или полицейских на год, на полгода заключения за подобное издевательство, пытки и унижения человека.

Уму непостижимо, как можно сравнивать преступления одиноких жестоких солдафонов – с преступлениями Системы, которые сейчас совершаются в Украине. Такое сравнение лишь умаляет степень чудовищности преступления, сделанного беркутом.

Ведь то, что произошло в Украине, было сделано не одним человеком, преступником – это было сделано группой беркутовцев с позволения и с поощрения системы власти. Это преступление против украинского народа, это – преступление против человечества. Такие издевательства и пытки совершались фашистами в самый разгар войны...

Я не политик, я художник Украины, я художник мира. И я не хочу быть деликатным или дипломатичным.

Я протестую и осуждаю власть и правительство Америки и европейских государств, которые продолжают высказывать дипломатичные пожелания, заявляя, что они с украинским народом – при этом не делая ничего конкретного, действенного, чтобы угомонить и остановить эту озверевшую власть.

Я осуждаю лидеров европейских стран, которые, имея конкретные рычаги влияния, медлят и смотрят, как в Украине разворачивается гражданская война и льется кровь.

Я спрашиваю: а где европейские ценности, права человека, свобода и жизнь? Ведь мы вышли на амбразуру, потому что у нас был европейский выбор.

Я не осуждаю европейские ценности – мы все стремимся к ним.

Я осуждаю тех лидеров, от пассивности которых, с молчаливого их согласия, происходят у нас все эти преступления. Такое впечатление, что Майдан окружен беркутами и титушками, а Украина окружена европейскими государствами, лидеры которых надели белые перчатки дипломатии и тихо шепчут о примирении и мирном решении вопроса – в то время, когда здесь льется кровь.

Я спрашиваю, сколько еще должно пролиться крови, чтобы они защитили европейский народ, сердце Европы? Если бы сейчас в какой-нибудь европейской стране была моя выставка, я бы отозвал эту выставку назад.

Хочу высказать мою благодарность и восхищение Польшей, которая в одностороннем порядке приняла решение, не оглядываясь на участие других европейских стран, объявить санкции для Януковича и его окружения.

Хочу выразить мою особую любовь к Литве. Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила о том, что Литва готова принимать раненых и искалеченных из Украины. Я думаю, надо наших хлопцев-героев и девчат раненных дать Литве. Литовцы окружат любовью и укрепят дух и здоровье наших хлопцев. В прошлом году, летом, мне посчастливилось быть в Литве – это страна любви и достоинства. Я об этом еще напишу...

…Что сказать?! Скорбим за погибшими. Утешаемся Богом. И действуем – діємо!

Борис Егиазарян, специально для УП.Жизнь



powered by lun.ua