С широко закрытыми глазами

129
20 лютого 2014

Одна известная украинская газета выложила новость про мародерство во Львове, сопроводив ее фотографией погромов в Кишиневе от 2009 года. Другими словами, соврала.

Один известный украинский редактор и журналист, человек демонстративно интеллигентный, немедленно перепостил эту новость в своем блоге. Почти сразу комментаторы указали ему на тот факт, что фотография вовсе не львовская. Еще часть написали, что они живут во Львове, и ничего подобного там нет. Но редактор и журналист в ответ мудро вздыхал и горько ответствовал – время нас рассудит. Мол, ничего, что фотография поддельная, новость-то настоящая. Вздыхал и заламывал руки – мол, что же станется с нашим любимым Львовом.

Еще один перепостил эту новость: "Ну да, фото не оттуда. Но, ты знаешь, эти западенцы и вправду могли такое сделать. Они такие. Знаешь, я вот с ними общался, они же все хранят обрезы в сундуках".

То есть, они оба искренне верили в то, что написали. Несмотря на факты, которые им тыкали в лицо. Несмотря на свидетельства очевидцев. Они верили и убеждали других, своих читателей.

Таких немало. Многие живут в Киеве. Я раньше думала, что эти вот люди – провокаторы, профессиональные, хорошо подготовленные, циничные. А потом вдруг осенило – они же и вправду верят в то, что несут. Они вжились в созданную ими реальность, уверовав в нее по заветам Станиславского. Посмотрите на того же Киселева, образцового российского телеведущего-пропагандиста – если ты каждый день в прямом эфире помешиваешь фекалии ложкой, изображая для аудитории, что это шоколад, тебе придется полюбить этот запах – иначе ведь сойдешь с ума. Это условие выживания.

Мы с ними в каких-то разных реальностях, перпендикулярных вселенных. От этого и боязно, и как-то завораживает. Коллективный сумасшедший дом. Они живут в волшебном киселе, сотканном из песен и слов прекрасного советского далеко, приправленного нотками белогвардейщины. Украинский язык обозначают как "мову" или "западенское наречье". В лучшем случае снисходят до того, что она спивоча. Галичина – ругательство. Киев – провинция, милая и родная (тут следует заламывать руки, сетуя, что покой покинул Город). Столица, конечно, Москва. Как вариант – Санкт-Петербург. Ах да, и конечно, все они любят Украину – бедную, несчастную, обманутую… не страну, нет. Страной ее назвать у них язык не поднимается.

Постоянно паразитируют на русской культуре – того периода, когда она и вправду имела значение – греются в свете безответных классиков. Бедный хороший Булгаков затаскан ими как тряпка, цитатами сыплют как горохом, подражают отчаянно Бунину, Набокову, Бродскому, снобизм к морде прирос. Только все наследие русской культуры они по сути свели к хрусту французской булки. Ничего нового в русскую культуру – как и в любую другую культуру – они не принесли, и не принесут. Калибр не тот. Потерянное поколение. Они готовились в историков партии – а силы небесные их обломали. Отсюда и тоска по потерянному лучшему будущему.

И этот постоянный снисходительный тон, этот намек на то самое Знание – "я, знаете, удивляюсь вашей наивности… все они одинаковы… я сам как опытный человек… хо-хо…". Потасканные, хоть и ухоженные лица, проблемы с алкоголем, хорошо артикулированная речь.

Удивительный мир жуков – сидишь на корточках перед уютной вонючей ямкой, рассматриваешь их копошенье, временами ворошишь  палочкой. Восхищаешься невольно – до чего командно работают, как споро и ловко скатывают свой навозный шарик.

Потом тебе надоедает, ты встаешь, расправляешь затекшую спину. Уходишь.

Вокруг ведь настоящий мир.  

powered by lun.ua