Тысячи лет жизни

44
26 лютого 2014

Если сложить годы жизни всех погибших в Киеве за эти последние дни, в строке будет стоять смертельная цифра – почти 2500 лет. Две тысячи пятьсот лет...

2500 лет жизни человечества. И эти годы жизни кем-то безжалостно и хладнокровно отняты. У хладнокровных – чувств и эмоций нет.

Сколько могло быть рождено детей, сколько могло бы быть внуков, будущих студентов, отцов и дедов. Сколько убито в настоящем – столько не будет и в будущем, только в геометрической прогрессии.

Внук больше никогда не увидит своего дедушку, мать не отворит двери сыну, дети не повиснут на шее вернувшегося домой отца, и жена не поцелует мужа.

Оборвана не только человеческая жизнь. Уничтожена генерация человеческой мысли протяженностью в 2500 лет. Невосполнимая утрата идей, намерений, творческих созиданий, слов и дел. В геометрической прогрессии эта цифра увеличивается до бесконечности. Уничтожено человечество. Судьбы многих семей теперь пойдут не так, как могли бы.

Это ужасное слово "могло бы"...

Пристально всматриваясь в лицо каждого погибшего, видишь себя. Сознательно идя на смерть, он умер и за меня. Закрывая друга щитом, он думал не о себе, переживая за лучшую долю своих близких, детей, друзей. И, хоть и не зная меня, но думал и обо мне.

Всматриваясь в их молодые лица, я вижу лицо моей матери. Может быть, ей теперь будет спокойней жить, в лучшей стране, в Новой Украине. Как же ты там – мать того парня?! Есть ли теперь жизнь у тебя – лишенной сына.

"Встань сыночек, мама пришла!.." – от этого крика чуть не поднялись мертвые всего кладбища. Мать хоронила единственного сына.

Ужасающий закон жизни таков – чтобы кто-то жил, ты должен добровольно похоронить себя. Похоронить свои планы, комфорт и намерения.

Чтобы вырастить ребенка, нужно отдать себя всего ему, без остатка. Свое время, силы, мысли.

А чтобы изменить будущее – нужно умастить кровью настоящее.

Я скопировал себе список погибших с их фотографиями и подписями. И периодически буду заглядывать туда. Чтобы не забыть. Чтобы помнить, какой ценой что-то перевернулось у меня в голове, и благодаря чему, хоть немного теперь кому-то лучше живется в том настоящем – этом будущем.

Будущем, которое у них не наступило.

Милый Сергей, Устим, Владимир… Воскресни, встань! Мертвые лежат, а я стою. Может, воскреснет что-то мертвое, то, что умерло у нас в душе.

Может, воскреснет Украина!?..

И Отец тоже лишился Сына. Сын Божий на Голгофу шел красный от побоев римского беркута. Чтобы воскреснул каждый из нас.

Брусчатка до сих пор в крови, камни потрескались от капель, вязкая земля под ногами. Эти красные полосы по мостовой, ручейками из кого-то убегала жизнь. Холод в руках, тошнота и тьма…

Очень хочется, чтобы эти красные линии на дороге не стали для кого-то выгодной тропинкой, чтобы проскользнуть как по маслу в удобное кресло власти.

Кто достоин пройти этой кровавой дорогой?

Некто уже отправляет Майдан "по домам". Майдан уже не нужен, своя цель достигнута.

Майдан теперь опасен – но уже для них. Другие делают себя "гарантом" безопасности всего мира.

Но гарантия уже просрочена.

Иной кричал о пуле в лоб, но остался без царапины. И за чьей-то широкой спиной, никто не нашел защиты от летящей гранаты.

"Пастырь хороший полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк хватает овец".

Искренний лидер – впереди тех, кого ведет. И первый идет на волка.

Пастухи целы – овец хоронят.

Именами погибших назовут улицы, и лидеры на этом себе сделают имя. "Революции готовят гении, делают романтики, а плодами пользуются – негодяи".

Маленькие группки молодых и взрослых мужчин, под фанерными щитами двигались вперед под пулями автоматов и снайперов – не ради одного человека и его славы. Не ради триумфа одной фамилии.

Но ради Новой Украины с новым лицом.

Уйдите в тень, станьте историей! Кто-то из вас – уже прошлое, страшное прошлое несчастной Украины. Это вы породили монстра, которого пришлось свергать ценой невосполнимой утраты.

Майдан, как мать, родил много новых имен и личностей, которые жизнь свою положили ради будущего Украины, искренне согласных и могущих строить новое общество.

Жажда власти – страшное чувство. Оно оплетает корнями всю душу и входит во внутреннейшее естество человека. Это как кольцо Мордора, ослепляющее разум, совесть и делающее человека холодным.

Хладнокровные не имеют жалости.

Останьтесь в прошлом, оставьте нас в покое. Иначе потом, в будущем, которое испортит алчность и эгоизм настоящего, придется быть новому Майдану. И мой пятилетний сын, став взрослым, обнимет меня в последний раз и пойдет на смерть, как те парни из прошлого, чтобы отодрать от власти вас, вросших в нее без остатка, и выкатить из-за стола приросших намертво к креслу всевластия.

А сейчас, где-то далеко, совсем рядом, внутри душ наших, плачут мамы и жены.

"Встань сыночек, мама пришла!.."

Антон Заруба, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua