Путешествие из Крыма в Москву

25
3 квітня 2014

Москва опустела. За последние недели три, говорят, здесь стало резко меньше машин. По вечерам на улицах тишина. Странно видеть Москву такой, как будто и не Москва вовсе.

В каждом публичном месте на входе стоят рамки металлоискателей. Повсюду суровые охранники. На железнодорожных станциях развешаны предупреждения: "Внимание: терроризм!"

 

Госдума обсуждает закон об ужесточении норм проведения митингов и о разрешении полицейским стрелять на поражение. А в Украине решают вопрос о запрете на ношение оружия.

Между Москвой и Киевом вот уже который месяц открыт перекрестный огонь. Каждый законопроект – как пуля в тело соседнего государства, каждое заявление чиновника – как порез.

Москва укрыла изгнанных обстоятельствами украинских миллионеров. И не только.

Например, одна из москвоских резиденций сбежавшего из Киева "золотого мальчика" Сергея Курченко – гостиница "Украина" у причала. Двери на входе открывают лакеи в ливреях, внутри дежурит несколько охранников в сером. Когда Курченко находится в отеле, охранников становится больше. Здесь его защищают, и не стоит питать иллюзий, будто он уехал навсегда. Такие люди рано или поздно возвращаются.

Москва опустела. Передо мной сидит Настя, журналистка из LookAtMedia. Рассуждает о Крыме и о будущем.

"Тут большинство людей считают, что Крым – российский, - говорит она. – Я так не думаю. Все-таки мы знаем, кто такой Путин".

Настя не участвовала в оппозиционных митингах и никогда активно не проявляла свою позицию, но все равно планирует переезжать на Запад. Говорит, трудно работать в постоянном напряжении.

"Может, у меня хоть там патриотизм проснется, а то в России уже ничто не вдохновляет".

Ребята, у которых я поселилась, планируют отпуск – думают ехать в Крым.

"Вы что, не боитесь?" – спрашиваю.

"А чего там бояться? Крым – уже наша территория, там сейчас будет подъем, зачем же от него отказываться? Страшно в Киев ехать, там нашего знакомого на машине с российскими номерами ограбили".

 

Трудно объяснить русскому, что в Украине, как и везде, остались грабители, которым, в общем-то, все равно, какие номера у машины. Да и украинцу непросто объяснить, что не все русские в экстазе кричат "Рассея", размахивают триколором и видят в каждом украинце "бендеровца".

На Таганской площади на доме плохо вырисовано граффити с полуостровом, изображенным в цветах триколора, и надпись: "Крым и Россия – вместе навсегда". Проходят двое парней в куртках с нашивками с российским флагом. Переговариваются: "Кто ж виноват, что к власти пришли фашисты…"

Посетители одного из кафе смеются, один произносит: "Няш-мяш, няш-мяш" - мем про прокурора Крыма Наталью Полонскую. Другой отвечает: "Киш-миш, киш-миш!"

 

Вся Москва говорит про Украину. Для кого-то отношение к событиям в Крыму становятся индикатором в выборе круга общения. "Когда я принимала решение, заселять ли к себе в квартиру парня, то сразу спросила, какое у него мнение по Крыму, - рассказывает сотрудница телеканала "Дождь". - Сказал, что нейтральное. Приняла".

На том же "Дожде" - телеканале, который оказался в изоляции после того, как опубликовал неудобный вопрос о блокаде Ленинграда, - сотрудники здороваются лозунгом "Слава Украине – Героям Слава" и подумывают переезжать. Не на Запад, а в Киев. Киев для них – олицетворение свободы.

А в это время экзальтированные украинские патриоты внимательно рассматривают штрих-коды, чтобы не дай бог не купить чего-нибудь российского. Печатают майки с принтом "Не дай русскому". Прекращают общение с родственниками и друзьями из России.

Футболки "НЕ дай русскому". Фото Nadia RotMan 

Процесс раскола между народами запущен, и нетрудно предугадать, как могут усугубиться отношения между странами. С каждым новым действием обеих сторон пропасть между Москвой и Киевом разрастается.

В одном из кафе в центре российской столицы обсуждают гражданскую войну.

Один говорит: "Вот представь, что начинается война, и тебя призывают. Ты будешь стрелять в украинцев?"

Собеседник замялся: он, россиянин, уже несколько лет живет во Львове.

"Не хочется, конечно".

"А придется. Гражданская война – это когда нужно выбрать, что важнее – присяга или общечеловеческие ценности. Вот почему украинские военные не стали стрелять? Почему не был отдан такой приказ? В том-то и подлость, что по своим стрелять невозможно".

Настроение в Москве - хэмингуэевское. Когда-то, кстати, Хэмингуэй сказал о военных действиях в Италии: "Я был большим дураком, когда отправился на ту войну. Я думал, что мы спортивная команда, а австрийцы — другая команда, участвующая в состязании".

Москва и Киев сейчас – две большие команды, которые начали участвовать в одном нехорошем соревновании. И каждый несет личную ответственность за то, чем завершится матч. 

powered by lun.ua