Военная база "Донбасс"

16
6 червня 2014

Нам кажется, что мы сейчас переживаем то, чего никто до нас не видел, нам кажется, что случай Донбасса - уникальный. Но через все это уже проходили другие страны.

Причины происходящего у нас все те же, что и причины, приведшие ко Второй мировой. В начале прошлого века в Европе в результате появления промышленных монополий капиталы и власть концентрировались в руках олигархов и менеджеров-технократов.

Либеральная экономика, олигархия, коррупция и отсутствие социальных лифтов стоили жизней тысяч людей. Можно легко сравнить события в Украине с расстрелом полицией и частной охранной службой мирной демонстрации "Голодный марш" сокращенных сотрудников заводов узнаваемого персонажа Форда.

Когда в апреле этого года Донецк посетил Михаил Ходорковский, он посоветовал нам модернизировать предприятия, как будто это решит проблемы Донбасса. На предприятиях с иерархичной системой управления и крупным производством не возможны ни систематическое внедрение инноваций, ни здоровая конкуренция, ни развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок.

Хочется верить, что он просто не знал, что на предприятиях Донбасса преобладают технологии 19 века. Кучу старого, гниющего мусора модернизировать нельзя: его слишком много, и он отстает от цивилизованного мира на восемь технологических укладов. Это тот момент, когда остается либо реструктуризация, либо бесплатный рабский труд для такой-сякой окупаемости производства.

Даже если случится чудо и Азовсталь начнут модернизировать, то окажется, что это крайне невыгодно: вместе с предприятием, надо "модернизировать" (переобучать) и людей, новое оборудование устареет уже через три года, а к систематической оптимизации мы просто е привыкли.

Главная беда экономики Донбасса в том, что о ней мало что известно. Необъятный теневой сектор, устаревшая статистическая методология, низкая отчетность – это проблема всей Украины. Вы никак не сможете улучшить то, о чем имеете смутное представление. Выходя на Майдан, люди на самом деле с трудом представляли себе с чем они борются, а имя этому дракону нужно искать в дебрях теневого, а не официального сектора экономики.

Донецкому губернатору Таруте, прежде всего, нужно было собрать хоть какие-нибудь данные о реальном положении дел, предоставить населению понятную аналитику, и его основная вина состоит именно в этом.

Население Донбасса давно уже нужно было "проредить". Это самый густонаселенный регион Украины с неустанно падающей экономикой, что влечет за собой предсказуемые гражданские протесты и ДНРы. Давно уже нужно было, не дожидаясь войны, создать государственные программы для переселенцев. А теперь, сколько нас останется после АТО? В страхе и нищете будет долго буйствовать преступность из прожжённых уголовников и просто голодных людей, а значит, новая структура экономики должна быть лояльна к малообеспеченным и связана с силовым сектором.

Каким историческим опытом мы могли бы воспользоваться?

Лучшие практики США. Если опустить денежную реформу из Нового курса Рузвельта, то Украина может воспользоваться опытом преодоления депрессии в США: кредитованием и дотированием фермерства.

Чтобы обеспечить достаточное количество продуктов питания, фермеры получали гарантию закупок продукции государством, а государство распоряжалось излишком – например, отправляло в Европу в виде гуманитарной помощи, а потом США становились и главным экспортером, так как гуманитарная помощь почти всегда убивает местное производство. Налоги для граждан США с доходом до 4 000 долларов были сокращены на две трети, амнистирована часть капитала.

Кроме того, развитие военной промышленности неоднократно впоследствии выручало США из кризисов, так что, чем дотировать и шахтеров, и беспомощную милицию и продажную СБУ, можно просто дотировать их в качестве армии.

Еще один путь – это создание крупных государственных строительных проектов, исследование и легализация части теневого сектора и развитие оборонной промышленности.

Лучшие практики гитлеровской Германии. Основным преимуществом и сильной стороной Германии всегда был систематический сбор информации, благодаря которому было проще понять ситуацию и потребности. Гитлер, как и Рузвельт, обеспечил население продовольствием, создав непосредственную цепочку поставок продуктов из села в город, минуя коммерческих посредников.

Формальная организация "Крестьянское сословие" стала предтечей немецкого отраслевого профсоюза (по сей день некоторые виды продовольственного бизнеса обязывают участвовать в профсоюзе и в торгово-промышленной палате). С одной стороны, для преодоления безработицы создавались трудовые лагеря и государственные стройки, а с другой, шахтеры могли вырваться из индустриального рабства благодаря беспроцентным кредитам и налоговым каникулам.

Путь Германии после Второй мировой был в меньшей степени связан с военной промышленностью, чем США. Германия полностью сконцентрировалась на научно-исследовательских разработках. И это позволило стране стать одним из лидеров мировой экономики и без обширной военной программы.

Лучшие практики Евросоюза. Реструктуризация экономики промышленных регионов ЕС была и есть бескомпромиссной. В мире уже просто не требуется столько металла и столько машиностроения, как раньше. И уж тем более такого металла, который производится у нас. Реформы Тетчер касались в основном развития экономики услуг и креативного производства.

Обеспечение жизнедеятельности малого и среднего бизнеса не ограничивалось налоговой и кредитной сферой, а сопровождалось развитием научно-исследовательского сектора и инновационной политикой. Микро-предприятия получают разовые безвозвратные дотации и налоговые каникулы. Основной посыл реструктуризации – это переход от экспортно-ориентированного производства к производству для внутреннего рынка (хотя в случае с Британией, даже языковые курсы стали прибыльным экспортным бизнесом).

Рурская область Германии – один из наиболее успешных примеров того, как убыточный регион может стать памятником промышленного наследия, центром туризма и подтолкнуть к созданию креативного бизнеса. Опыт Рура дополняется развитием университетов в регионе, что дает почти мгновенный экономический эффект и приток качественного человеческого ресурса.

Возможна ли такая реструктуризация на Донбассе? В нынешних условиях нет. Та прослойка общества, которая участвует в цепочке креативного и интеллектуального производства и потребления, является наиболее мобильной и массово покидает регион.

Поэтому вариантов у нас не так много. И самый очевидный - реструктуризировать тяжелую промышленность Донбасса в родственную ей - военную. Все перечисленные факторы указывают именно на такой выход.

"Неужели Донбасс не заслужил лучшего, кроме того, чтобы стать большой военной базой?", - спросите вы меня. На самом деле, спешу вас успокоить, ничего страшного в этом нет. В послевоенной Германии самые экономически успешные регионы состоялись там, где находились военные базы США.

Есть такая поговорка: Кому война, а кому мать родная. Если на войне все равно кто-то наживается, то пускай это будет государство и мирное население Донбасса. Присутствие военных не позволит Донбассу оставаться тем регионом-гетто, в который превратили его некоторые достойные и уважаемые граждане и которым он был последние 23 года.

powered by lun.ua