Кому уйдет "директорская бронь"?

8
16 жовтня 2014

Каждый продюсер, импресарио или организатор концертов, работающий в Украине, знаком со странной, с точки зрения цивилизованного театрального бизнеса, системой отбирания у организаторов большого количества билетов. Такая практика существует в любом театре или концертном зале.

Суть системы такова: отобранные билеты или, как их часто называют – "директорская бронь", раздаются руководством театров чиновникам, "уважаемым людям", а простым языком – номенклатуре.

А разве у нас что-то изменилось со времен "совка"? Для тех, кто не знает, что означает эта система, объясню на своём примере.

За 4 года работы моего продюсерского центра в Украине мы провели более 20 балетных спектаклей, гала-концертов и проектов мирового масштаба. Все эти спектакли проходили при полных аншлагах.

Так вот, несмотря на то, что мы платили арендную плату, никогда не получали какие-либо государственные средства или льготы для осуществления наших творческих идей, дирекция Национальной Оперы всегда оставляла за собой 80 билетов, большинство из которых – это самые лучшие места партера, а также ложи.

Существование таких правил всегда объясняют наличием каких-то "тайных" циркуляров от Министерства культуры, Управления делами президента и так далее, в зависимости от подчинённости площадки, которых я никогда в глаза не видела.

Как вы думаете, куда "уходили" эти билеты из брони? (Не говоря уже о том, почему они вообще должны уходить куда-то, помимо организатора спектакля, платящего арендную плату за этот день).

Правильно – эти билеты всегда распределялись между "уважаемыми" людьми: чиновниками, членами кабмина, различными генералами различных видов войск, а также их детьми, родственниками и просто друзьями и "нужными людьми" директора театра Петра Чуприны.

Не буду перечислять имён всех, кого я повидала за эти годы на этих местах. Но среди этих людей были и те, кто сейчас "в бегах" от своего народа; те, кто голосовал за январские законы; те, из-за которых сейчас наши госпитали переполнены ранеными солдатами.

Я терпела эту унизительную систему очень долго – нам всем и так всегда есть с чем бороться, когда ты вопреки существующей системе создаёшь в Украине высококлассные спектакли. На борьбу за эти билеты просто не остаётся ни сил, ни времени. Но в этот раз, организовывая мировую премьеру нашего проекта The Great Gatsby в Национальном дворце "Украина", мы решили пригласить на спектакли раненых солдат, которые находятся на лечении в киевских госпиталях.

Мы все не понаслышке знаем, в состоянии какого стресса находятся эти ребята. И мы уверены, что вечер, проведённый вне стен госпиталя, наполненный яркими эмоциями и впечатлениями, может дать большой положительный эмоциональный заряд для бойцов, вернувшихся из зоны боевых действий. К тому же страна должна видеть своих героев.

Мы выделили часть своих билетов на оба премьерных дня для этих целей. Но для раненых, которые вынуждены передвигаться на костылях, места в обычных рядах попросту неудобны.

Поэтому мы обратились непосредственно к президенту Украины Петру Порошенко с просьбой о выделении центральной секции 17 ряда, находящегося в "директорской брони" – для размещения там раненых с ограниченными возможностями передвижения, так как этот ряд находится в центральном проходе.

Будем ждать ответа.

Но все идёт к тому, что на этих местах рассядутся кем-то уважаемые чиновники, а не настоящие герои Украины.

Хочется все-таки понять: меняется ли система или эти изменения только декларируются?

Отдельно хочу обратиться к представителям нашей "высшей касты", так ценящим возможность бесплатно культурно обогатиться:

А вам не стыдно будет сидеть на этом 17-ом ряду вместо раненых бойцов, благодаря которым вы все еще имеете возможность ходить на концерты?!

С уважением и верой в лучшее,

Алёна Матвиенко, продюсер украинского проекта The Great Gatsby, специально для УП.Жизнь

 

powered by lun.ua