Там, где рвется душа

18
5 листопада 2014

В первую неделю после того, как было объявлено перемирие, люди перестали нести помощь в госпиталь – ни лекарств, ни воды. Как будто бы полтысячи бойцов сразу же выздоровели и разошлись по домам. Я понимаю, что все мы устали от войны. Но от этого она никуда не делась.

За последний месяц я трижды была в зоне АТО. И могу ответственно заявить – идет полномасштабная война, просто вы не хотите об этом знать.

Когда я была в Артёмовске и на моих глазах привезли бойца, для которого реанимационные мероприятия оказались бесполезны. А потом поступил парень с двумя оторванными ногами. Это перемирие?

В первую поездку мы собрались по просьбе Артёмовской больницы – им не хватало лекарств. Мы нагрузили нашу машину под завязку. Главврач больницы, встречая нас, сказала: "Еще немного и речь шла бы о неоказании медицинской помощи ввиду отсутствия медпрепаратов".

В больнице не оказалось даже такой мелочи как рентген плёнки. Когда мы купили им плёнок на 15 тысяч гривен, они радовались как в Новый год.

А в детском доме Артемовска, где живут детки от младенчества до 4 лет, попросили каши, самые простые – "чтобы было чем кормить", памперсы, бытовую химию, детскую одежду и длинный список лекарств. Но главное они простили рецептурные препараты для детей с заболеваниями сердца – раньше такие лекарства им готовила донецкая аптека. И без этих лекарств в организме больного ребенка начинаются необратимые процессы.

К счастью, частично решить эти вопросы удалось на месте, благодаря Армену Нигосяну. Мы случайно встретились с ним в кафе, и он, узнав о потребностях детдома, на следующий день привез коробки памперсов и бытовую химию. А каши и детскую одежду позже мы передавали из Киева.

А вот с лекарствами для больных деток оказалось всё гораздо сложнее. Оказалось, что даже в Киеве существует всего четыре аптеки, изготавливающие в специальных условиях препараты для деток до года. Только одна аптека согласилась выйти на работу в субботу (одна из сотрудниц, оказавшаяся волонтером, убедила трудовой коллектив) и в срочном порядке приготовить эти рецептурные препараты, ведь речь шла о здоровье больных деток.

На следующий день драгоценные препараты и другие купленные лекарства были уже в детском доме в Артемовске, благодаря помощи бойцов Альфы, которые выехали в то направлении и завезли передачу.

Артемовск – город-сирота, где каждый решает свои проблемы, так как умеет. За судьбу брошенного города сейчас яростно борются две женщины – заместитель главы администрации и глава горздрава. Они уже написали письма в 17 областей с просьбой помочь кто, чем может. Вы думаете, кто-то откликнулся? Нет. Только из одной области пришла отписка, суть которой сводилась к тому, что денег на благотворительность нет.

Видели бы вы, в каких условиях живут наши бойцы под Дебальцево. Они живут в вырытых в земле ямах. Это самый холодный район страны. Ощущение 5 градусов тепла в Киеве и в Дебальцево – просто нельзя сравнивать. Туда зима приходит намного раньше и она суровее.

 В таких землянках живут бойцы под Дебальцево

В Дебальцево мы проснулись под звуки артобстрела. И это даже не пугало. То, что было вокруг, было страшнее.

В самом Дебальцево я не раз видела женщин с детьми. Они живут в другом измерении. Они уже не реагируют на обстрелы градов, на нищету, на жизнь в подвалах. Как будто бы из них выпили всю жизнь. Они ходят серыми призраками по городу. Это страшно. Они отказываются от помощи, они не хотят уезжать.

У нас не ведется работа с населением. Мы просили Министерство обороны хотя бы выделить военных капелланов, чтобы они говорили с людьми, убедили вывезти хотя бы детей. Люди находятся в таком стрессе, за пределами вообще какой-либо нормы. И как их потом вернуть к нормальной жизни?

Если я скажу вам, что в некоторых больницах отрезают бойцам ноги только потому, что у врачей нет опыта оказания помощи при огнестрельных и минно-взрывных ранениях. А в больницах катастрофически не хватает аппаратов внешней фиксации и даже если их привозят волонтеры, врачи не обучены с ними работать. Как вам такое перемирие?

Или вот вам история – волонтера-медика из Артемовска, который просто помогал местной больнице, объявили наводчиком и выложили на сайте все его данные. Мы стояли с ним возле больницы, когда мимо проехала машина, из которой раздалась автоматная очередь. Рядом с нами обстреляли парня, похожего на волонтера. Это было среди белого дня, недалеко от центра города.

Еще мы заехали в Святогорск, там есть поселение Изумрудный городок, где находиться 457 детей-сирот, которые приехали из Тореза, Марьино, Снежного, Мариуполя. На начало октября, когда мы у них были, они были совершенно не подготовлены к зиме – не было нормальной обуви и теплых курток.

Но самую пугающую ситуацию мы увидели в Краматорском центре переселенцев, который разместился в здании бывшего детского сада, в недостроенном здании, где окна завешены всем, чем можно, кроме штор. В маленьких комнатах стоят двуспальные кровати, в каждой комнате живет до 15 человек и среди них очень много детей. Прежде всего, они попросили нас привезти им еды. Иногда им просто нечего есть. Не говоря уже о бытовых условиях и остальных потребностях…

А вечером я узнала, что двое моих друзей ехали на помощь нашим ребятам в Донецкий аэропорт – они попали в засаду. Один из них погиб, второй – в реанимации. Вот так мы продолжаем говорить о перемирии и хоронить своих.

powered by lun.ua