Другой Донецк

129
6 листопада 2014

В последнее время появляется много текстов, посвященных Донбассу, его людям. По большому счету серьезного анализа причин трагедии, обрушившейся на нашу страну, еще никто не делал. Это среьезная работа и она еще впереди. Я позволю себе высказать несколько мыслей по этому поводу.

Обозначить проблему более широко, чем это обычно трактуется. Я бы хотела уйти от привычного стереотипного и тиражируемого сегодня образа Донбасса, населенного забитыми тружениками-шахтерами и поговорить о "другом Донбассе". Я знаю другой Донбасс - интеллигентных, умных и харизматичных людей. Однако, этот "другой Донбасс" тоже может быть разным.

Я родилась и выросла в Донецке. Мой папа не был ни шахтером, ни металлургом. Я росла в преподавательской среде, где все подружки и моей бабушки, и моей мамы называли и называют друга по имени отчеству. Я жила в центре города, училась в привилегированной школе. Поэтому все разговоры про нищету донецкого края мне и всем друзьям моего детства не понятны.

В юности я была частью творческой тусовки, связанной с "Башней". Люди моего поколения знают, что такое "Башня" для Донецка - это донецкий "Сайгон". Меня, как и всех моих друзей, интересовали вопросы музыки, литературы, искусства.

Дети перестройки – мы много читали, с головой окунулись в ту часть культуры, которая в советское время была закрыта. У меня была весьма интеллектуально насыщенная юность, как и у большинства моих сверстников но, что очень важно, она совсем не была связана с вопросами национальной самодентификации. В лихие 90е, я уехала, как и многие мои знакомые.

Друзья моей молодости разбросаны по всему миру, я перебралась в Москву. Возможно это прозвучит странно, но именно Москва научила меня любить и воспринимать Украину как единое целое, не разделяя ее на Запад и Восток.

В Москве не важно из какой ты части Украины, там ты просто украинец. Удивительно, но интерес к культуре современной Украины привили мне мои студенты. Это они приносили записи украинских групп, водили на концерты "Океана Эльзы" и "Пятницы". А иногда, просто чтобы сделать приятно, обращались ко мне на украинском. И им было невдомек, что я приехала из украинского города, где вообще никто не говорит по-украински.

После длительного перерыва я вернулась в Донецк. Уже отшумела Оранжевая революция, я застала только отголоски бури.

Начала общаться с людьми из своей бурной и прекрасной юности и столкнулась с феноменом, который я назвала для себя – "неприятие всего украинского" или попросту украинофобия.

Нет, это не была любовь к русскому. Это была у кого тихая, а у кого просто нескрываемая ненависть ко всему украинскому, полнейшее неприятие украинского выбора, отторжение всего, что связано с украинской культурой, в любой форме – язык, литература, искусство.

Мои знакомые дончане стали рассказывать о своем превосходстве в образовании, интеллектуальном развитии над жителями Западной Украины. Кстати, те же самые оценки фактически в тех же формулировках я сейчас слышу в адрес людей с Востока Украины - "необразованные лугандоны".

Я пропустила момент зарождения украинофобии в Донецке, я застала лишь ее рассвет у определенной части моего образованного окружения.

Я должна еще раз отметить, что мое окружение – это не забитые шахтеры. Это люди, зачастую кичащиеся своим образованием. Почему они не захотели разобраться в ситуации, почему не стали интересоваться историей, отличной от той, которую им преподносили в советских учебниках, почему эти люди, владеющими несколькими языками не стали воспринимать украинский как +1 язык?

Почему в связи с европейским выбором Украины люди, получившие образование в Америке и прилагавшие все свои усилия, чтобы отправить учиться туда же своих детей, вдруг заговорили о бездуховности Запада так яростно, что сами в эти рассказы поверили?

Я не знаю правильного ответа на эти вопросы, я могу говорить только о фактах и высказать свои предположения. Но в одном я удеждена - мнение этих людей - не результат воздействия СМИ. Это их личностный выбор.

Как и в случае с западным путем развития Украины, их выбор обусловлен неприятием Запада как выбора Украины, и "Украина" тут – ключевое слово.

Почему эти люди, с которыми я выросла на одних книжках, фильмах, на одной музыке оказались со мной по разные стороны баррикад? Я не знаю онозначный ответ на этот вопрос.

Однако, благодаря последним страшным событиям я узнала еще один Донецк. Возможно, в процентном отношении к общей массе их меньше, но по своему качественному содержанию эта малая часть стоит много. Быть патриотом Украины в городе, где даже с очень маленьким украинским флажком ты далеко не уйдешь, поверьте – это Поступок.

Больше всего меня поразил первый спонтанный митинг "За Украину" и фактически единственный, закончившийся без кровопролития. Потом были другие более массовые и более кровавые. Но этот был самый показательный.

Митинг состоялся в начале марта около Спасо-Преображенского кафедрального собора в Донецке. Люди, которых я увидела на этом митинге меня поразили. Тогда в марте еще не было войны, глаза были полны надежды. Это были в своей основной массе - студенты и средний класс, люди у которых все впереди и которые не хотят или не умеют жить прошлым.

Давайте смотреть правде в глаза - выбор Украина и Россия – это не цивилизационный выбор, это не выбор между русским и украинским, это даже не выбор между западным или незападным путем развития в глобальном смысле.

Это выбор между новой, полной неизвестности жизнью и старой, наполненной ностальгией по относительному благополучию в советские годы, по золотому веку Донбасса, по безвозвратно ушедшей молодости и т.д.

Тогда в начале марта я - я с гордостью смотрела на этих людей, собравшихся у кафедрального собора. Интеллигентный, образованный Донецк – Донецк, за которым будущее. Мне так тогда казалось… А потом была война, война, у которой еще нет названия…

Мы еще глубоко не анализировали причины постигшей нашу страну трагедии. Одна из причин - как мне представляется, связана с загадкой природы украинофобии у определенной части образованного Донбасса. Я подчеркиваю, я знаю этих людей, их нельзя зомбировать. Их мнение – это выбор, исключительно личностный выбор.

Как мне представляется, этот выбор явился результатом многих очень сложных процессов: советского образования, политики донецкой власть имущей элиты, у кормушки которой многие паслись.

Несомненно, российской пропаганды, которая хорошо легла на идею "исключительности и особого пути донбасского народа". И самое важное, как я считаю – их выбор был в значительной степени спровоцирован полным отсутствием осознанной информационно-культурной политики Украины в течение последних 23 лет.

Моисей водил евреев по пустыне 40 лет.

Свои первые 20 мы благополучно спали, хорошо ели и ни о чем не думали.

Я не скажу ничего нового, утверждая, что мы живем в стране с очень сложным историческим прошлым. Сейчас – война. Война, имени у которой еще нет. Война, которая связала между собой Востока и Запад кровавыми узами. Но война рано или поздно закончится. И мы снова рискуем наступить на те же грабли, о которые бились предыдущие 23 года, если условное "завтра" глазами Востока и Запада Украины будет разным.

За годы независимости мы все хорошо узнали, что нас разъединяет. Но мы так редко задумываемся над тем, что нас объединяет.

Одна из связующих нитей - это общая для нас людей Востока и людей Запада украинская культура, которую за последние 23 года мы не смогли узнать, описать, осмыслить, не смогли идентифицировать наше общее для Запада и Востока культурное наследие, отойти от образа лубочной Украины с борщом, гопаком и вышиванками.

Мы не смогли создать образ страны, которой можно гордиться, какой она собственно и явялется. Наше культурное наследие по большому счету так и осталось для очень многих наших соотечественников - "культурой неизвестной страны". Но как мне представляется, это уже тема отдельного, детального и глубокого разговора.

powered by lun.ua