Унижение как форма общения

135
9 лютого 2015

Недавно мне пришлось пересекать русскую границу – пункт пропуска "Новые Юрковичи". 

Так сложилось, что мой "нерусскоговорящий" друг должен был выехать за территорию Украины, поставить отметку на российской границе и вернуться снова в Украину, ведь заканчивался разрешенный безвизовый режим его пребывания в Украине. А я его сопровождала.

Не скрою, к соседям "в гости" не хотелось, ведь это не первый наш опыт и мы хорошо знакомы с русским таможенно-пограничном гостеприимством. Однако выбора не было – белорусы раньше всегда хотели визы.

А с 2013-го вдруг взяли и отменили. Посему настроены мы были на отметку белорусскую, куда, собственно и направились.

На пограничном пункте было пусто. Грустная девушка - сотрудница белорусской погранслужбы, узнав, что у меня украинский паспорт сказала, что всех с украинскими паспортами заворачивают через соседскую, русскую границу (в пункте Сеньковка находится сразу три границы - украинская, белорусская и русская).

Делать было нечего - из Украины мы с шутками-прибаутками выехали. А значит, нужно было идти к россиянам. И тут началось.

Русская граница стала за прошлый год целым городом. Если еще в прошлом году тут стоял каменный туалет и пару будок, то в этом году тут появились павильоны, системы контроля, специальные пешие коридоры, таможенные непонятные нам строения.

Мы решили пересекать границу пешком, потому как не нужно оформлять машину и это, в свою очередь, экономит время. Думали, так будет быстрее.

Подходя к пункту, увидели большое количество людей. Это были туркмены, киргизы, азербайджанцы, таджики. Они толпились несколькими группами, человек по 50-70. Среди них ходил русский пограничник с автоматом наперевес. Он что-то орал и не выдавал миграционные карты, обязательные для пересечения границы.

Подойдя к нему и описав ему ситуацию, человек вылупил на меня свои глаза и поинтересовался откуда я. Узнав, что из Украины, "русский брат" сцепил зубы и прошипел: "Ты у меня, б..дь, тут шесть часов стоять будешь".

 - "Надо, значит буду. Дайте мне миграционную карту".

 - "Ну, на", - ехидненько ухмыльнулся "автоматчик".

Заполнив карты трясущимися от холода руками, мы присоединились к группе "не русских" ребят, над которыми смилостивились и выдали "миграционки". Они стояли кучкой, человек на 50. Все, как правило, в осенних туфлях, кожаных куртках. Среди них женщины. Они жались друг к дружке, что б хоть как-то согреться.

Было уже около 15.00. Простояв час, мы не чувствовали ни рук, ни ног. А вот эти мужчины и женщины были там с ночи. Их не пускали. Издевались, как над скотом.

Наконец у "автоматчика" затрещала рация "31-й, давай 10 человек". Очередь зашевелилась, стала вперед протискивать женщин, которые с ночи не просто замерзли, а околели. Ели разговаривали.

Однако, шевеление и "толкание" не понравилось погранцу. Он подлетел к группе, стал матом орать. "Тебя что, б..дь, прикладом пи..дить"?

И таки "п..л". Снял с плеча автомат и стал расталкивать людей. Людей, которые замерзли, стояли молча, не ругались, не толкались. Просто хотели пропустить женщин вперед.

А потом он увидел, как в толпе один парень закурил: "Ты, с...ка, у себя дома будешь курить! А не на территории Рассейской Федерации", - "посоветовал" ему пограничник, ударив прикладом по голове.

Сказать, что все это не укладывается в голове, не сказать ничего.

Изнутри поднимается волна гнева и обиды за этих несчастных, совершенно бесправных людей, вынужденных терпеть унижения. 

Становится страшно от того, во что превращается человек, получив лишь крошечную толику власти. Стоит ли удивляться, что когда человек руководит целой федерацией, он теряет человеческое обличье, превращается в беспощадного шизофреника.

В общем, все это стояние в очереди, для нас длилось часа три. Небольшими группами, людей пропускали дальше, а на самой границе, паспортном и таможенном контроле, держали еще около часа.

Пройдя первые "десять кругов ада", мы вышли на сторону РФ. Чтобы вернуться назад, нам необходимо было повторить процедуру. Но не тут-то было. Со стороны России, людей было в десять раз больше. А это значило, что нам придется стоять в очереди еще около 3-5 часов. НА УЛИЦЕ.

Позже, познакомившись в своей очереди с молодым мужчиной из Туркмении, узнали, что такое количество людей на границе - результат российских реформ.

Раньше "гостям" разрешали работать официально, оформив некий патент. Сейчас все поменялось: им нужно оформить новый патент, заплатить 90 тыс. рублей. А для этого, нужно покинуть территорию РФ и заехать на нее вновь. Он также рассказал, что многие стоят в очереди вторые сутки. Их, как скот, держат на улице, унижают. Специально не дают миграционки, обзывают и кричат на них.

Нам, можно сказать, повезло. Поскольку мы не вышли за территорию границы, нам за "наши 300 тугриков" (просили сначала 1000 рублей) разрешили не становиться в конец очереди, а отправили на оформление. При этом пока мы рассчитывались, нам рассказали, что пора "нашего Порошенко на вилы", что "он развалил страну", что "мы бендеры и идем на Майдан". Но наши "бендеровские гривны" взяли.

Все эти прелести можно описывать бесконечно. Единственное что, последнюю очередь на выход из "Рассеи" держали уже в помещении. Там, собственно, мы и провели обещанный мне пятый час.

Эта короткая история - небольшая фотография к большой энциклопедии Российской Федерации. Все начинается с порога, с самого начала. Граница и ее работники - это как визитная карточка, лицо того, что ожидает глубже, в самой сердцевине. Неуважение, неприятие, сарказм и грубость - это, увы, норма. И уже давно. Она стала образом жизни, неотъемлемым социальным атрибутом.

Несмотря на новые стены и красивые таблички, затхлый запах "совка" и аналогичная манера общения въелась тут, кажется, в сам воздух и не выветрится никогда.

Когда пришли снова на украинскую границу, потеплело даже на улице.

"Что и придраться не к чему?", - спрашивал краснощёкий пограничник.

Ему хотелось улыбаться, поить горячим чаем, шутить ему в ответ и сто раз говорить "спасибо!". Спасибо за простое человеческое отношение. 

powered by lun.ua