Новый общественный договор

25
21 вересня 2015

Чем отличается состоявшееся, дееспособное и устойчиво развивающееся государство от failed state, потерпевшего крах в политическом и экономическом смысле? Прежде всего, степенью договороспособности его граждан.

Потому что, в первую очередь, именно от этого качества зависит, насколько крепкими или, наоборот, хрупкими являются доверительные отношения внутри страны и общественное согласие. 

В Fragile States Index-2015 (Индексе хрупкости/стабильности государств, формируемому The Fund For Peace) позиции Украины по сравнению с предыдущим годом ухудшились серьезнее, чем у любой другой страны.

Заголовок соответствующего подраздела меток и обиден: "Весеннее время для Кастро и Кубы, зима для Украины и Ливии". Рост рейтинга хрупкости на 9,1 пункта вошел в топ-5 негативных трендов за все 11 лет составления рейтинга.

Такую тенденцию аналитики FFP закономерно связывают с потерей контроля над частью территории нашей страны, боевыми действиями, высоким госдолгом, безработицей и экономическим спадом. А еще (sic!) с "глубокими "кипящими" социально-экономическими и этническими различиями", "слабым правительством", "разобщенными элитами" "языковой дискриминацией русскоговорящего населения".

При более глубоком анализе компонент Fragile States Index-2015 исследователи помимо очевидных аспектов ситуации (снижения уровня безопасности, экономических проблем, потока беженцев, внешнего вмешательства в дела страны)  отметили рост показателя Group Grievance.

Этот показатель измеряет, есть ли в стране территориальные общины, которые чувствуют к себе несправедливое отношение или ощущают себя преследуемыми.

И (снова sic!) вырос также индикатор Legitimacy of the state – то есть легитимность государства, как такового находится сейчас под большим сомнением, нежели в прошлом году.

Таким образом, сегодня перед украинским обществом еще более весомо, грубо и зримо стоит вызов. По сути, мы должны доказать, что ныне живущие на территории Украины (как минимум, подконтрольной ее части) способны мирно сосуществовать, ставить общие конструктивные цели и совместно работать над их достижением.

Речь идет о заключении общественного договора – полагаю, впервые в истории той части поверхности Земли, где проходят нынешние государственные границы Украины. Можно называть его социальным контрактом или использовать другой термин, но суть дела от этого не изменится.

Потому для безопасной и ориентированной на будущее жизни группы людей в рамках определенного пространства должны быть выработаны правила общежития. И в системе координат "человек-человек", и в системе координат "гражданин-власть" (если мы говорим не об анархии).

Наиболее близкий нам по времени общественный договор советских времен нельзя признать адекватным, и тем более актуальным по понятным причинам (хотя претензия населения на патерналистское поведение власти и высокую социальную защищенность даже сегодня весьма сильна).

Существовавшие же до этого договора негласные соглашения никогда не охватывали всю нынешнюю официальную и даже фактическую территорию нашего государства.

А то, что гражданам независимой Украины было представлено как общественный договор de facto было продуктом межклановых договоренностей – как изначально, так и при каждом очередном пересмотре Конституции или попытке такового.

Ну, а наше нынешнее состояние, характеризующееся распадом властных институтов, недоверием к власти, ее практически полной десакрализацией, действительно может быть охарактеризовано как возврат к естественным правам людей и эфемерности влияния государства. Милое сердцу свободолюбивых украинцев Гуляй-поле - правда, не слишком пригодное для жизни нынешних и будущих поколений…

Таким образом, необходимым, хотя и недостаточным условием для того, чтобы Украина стала более стабильным и менее хрупким государством, чем сейчас, является осознанное государственное строительство.

Нужно, наконец, определиться, в какой степени, и каким образом украинцы готовы разрешить власти вмешиваться в свою жизнь. И готовы ли в принципе.

То есть необходима коллегиальная сознательная и добровольная выработка украинским обществом правил, которые позволят сгладить существующие внутри страны противоречия и консенсусом определить цели на будущее во имя общего блага.

Очевидно, что бремя ответственности за то, чтобы спроектировать такой договора и убедить общество в его разумности, лежит на лидерах мнений из разных сфер общественной жизни. Условно они могут быть названы элитой, хотя весьма редко делают что-то для общего блага.

И вот эти лидеры мнений должны, прежде всего, для себя самих решить, зачем им нужна Украина, в каких границах они ее видят, и в каком качестве видят себя по отношению к ней – как созидателей, внешних наблюдателей, эксплуататоров территории.

Затем определиться, насколько категоричными они собираются быть по отношению к людям, придерживающимся другой точки зрения по тем или иным значимым для общества вопросам.

А уже от их решения будет зависеть возможность достижения консенсуса. Потому что люди с мировоззрением vae victis ("горе побежденным", лат.) вряд ли могут быть считаться договороспособными.

Единая позиция в масштабах страны будет означать оптимистический сценарий и начало строительства Новой Украины не только в фантазиях политиков-клептократов и иллюзиях романтиков-активистов, а в реальной действительности.

А если та самая условно обозначенная элита не сможет договориться "внутри себя", то не будет и общественного договора, который, вполне вероятно, заменят договора в рамках меньших и более однородных, чем вся Украина, территориальных общинах.

В практической плоскости это означает отнюдь не очередную Конституционную Ассамблею. Нужна дискуссия интеллектуалов-государственников.

Нужны серьезнейшие усилия для разъяснительной работы внутри страны и внедрения концептуальных положений коллективно выработанного социального контракта в общественное сознание.

Нужны эмоционально окрашенные и понятные наименее образованным слоям населения смыслы и образы, консолидирующие общество. И нужны пользующиеся доверием здравомыслящие и действительно, а не декларативно патриотичные спикеры, которые понесут идеи в массы.

Только в этом случае у нас есть шанс в дальнесрочной перспективе построить сильное государство – не просто устойчивое, а антихрупкое, которое только укрепляется под влиянием внешних угроз и влияний.

Всего перечисленного пока нет. Но от того, будут ли сделаны шаги в этом направлении, зависит общее будущее всех тех, кто планирует жить в Украине, а не обрекать свою семью на эмигрантскую второсортность на протяжении нескольких поколений. 

powered by lun.ua