Кто надел на мэра георгиевскую ленточку?

129
7 жовтня 2015

Груды мусора, выбитые окна, обрушенные потолки, "поплывшие" после пожара металлические балки перекрытий. Как вырванные вены — глубокие борозды по стенам там, где раньше была электропроводка.

В этом здании не осталось ни миллиметра медного кабеля, ни сантиметра труб. И над всем этим безумием кто-то крупно вывел "Нет войне".

Здание Мариупольского городского совета — как обесчещенная женщина, поруганная, ограбленная и брошенная. Всего один шаг из солнечного проспекта в серый сумрак его коридоров, и за спиной остается нормальная человеческая жизнь, а ты совершенно неожиданно погружаешься в атмосферу полного сюрреализма. Даже не верится, что всего год назад все это и было нашей реальностью.

Здесь, под стенами городской управы, происходили события, которые стали основой книги "Мариуполь. Последний форпост". Здесь книгу и презентовали, на руинах чьих-то надежд.

 

"Почему это стало возможным?", "Как удалось раскачать такой город?". Эти вопросы очень часто задавали нам, мариупольским журналистам, варившимся вместе со всеми в этой пророссийской каше.

Наша книга — это попытка найти ответы, понять, пояснить вещи парадоксальные, несопоставимые. Как возможно, чтобы организация "Искренность", создаваемая и финансируемая на деньги Героя Украины и безграничного патриота своего города и своей страны Владимира Бойко, стала ударной силой "антифашистского" движения, массовкой большинства проросийских митингов, приведших к погромам и разрушениям?

Почему наши земляки, мариупольцы, как один поднявшиеся на защиту городской администрации от "Правого сектора" зимой, весело и непринужденно сами сожгли и разграбили ее спустя несколько месяцев?

Сегодня трудно найти участников тех митингов, которые бы согласились говорить открыто. Люди боятся преследований, во всех подозревают агентов СБУ.

Сергей Крылов, мариупольский предприниматель, решился. Он рассказал, что многие из тех, кто стоял с ним на площади у городской администрации с плакатами и звал Россию, так же, как и люди на Майдане, хотели перемен.

Хотели свергнуть олигархов, искоренить коррупцию, больше зарабатывать, заменить проворовавшуюся власть. Проблема в том, что всем этим людям, жаждущим перемен, нарисовали разных врагов. В Киеве считали, что во всем виноват Янукович и его "региональная" команда, а здесь, в Мариуполе - показали врага, намного страшнее, чем вор в государственном масштабе.

Ну кого в Донбассе можно испугать уголовниками, а вот фашисты, каратели, пожирающие детей, - это действительно страшно.

"Когда на Майдане начали прыгать со словами "москаляку на гилляку", мне это очень не понравилось. Я русский, и я против русофобии. Вот тогда, когда я это увидел, я и решил — надо идти на митинг. Это было такое общее настроение в городе", - вспоминает Сергей Крылов.

Те, первые антифашистские митинги собирали в городе не более тысячи человек. По-настоящему массовыми антиукраинские настроения в Мариуполе стали после 9 мая. Это была самая большая мистификация, завершившаяся одной из самых страшных трагедий Мариуполя последнего времени.

Больно осознавать, но без участия наших коллег-журналистов провернуть все это было бы невозможно.

В материалах следствия, которые эксклюзивно для книги "Мариуполь. Последний форпост" нам передали сотрудники СБУ, есть малоприметный факт. Широко растиражированную версию о том, что 9 мая в городском управлении МВД украинские военные якобы расстреляли милиционеров, отказавшихся открыть огонь по мирным демонстрантам, террорист Олег Недавний (Мангуст) напрямую по телефону передавал мариупольскому "журналисту" и просил его помочь развернуть демонстрацию сторонников коммунистов к центру города, на помощь террористам.

К сожалению, нам пока не удалось узнать фамилию журналиста, положившего начало распространению страшной дезинформации. Но результат этой информационной спецоперации мы увидели 11 мая. Толпы людей ринулись на незаконный референдум. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

 Анна Мурлыкина (справа), волонтер Мирослава Даниленко ("Новый Мариуполь"), Юля Священко и Анна Процкова (соавторы книги "Мариуполь. Последний форпост")

Тысячи людей, напуганных событиями 9 мая, выстроились в огромные очереди, для того, чтобы опустить сомнительную бумажку, отпечатанную на принтере, в коробку из-под сливочного масла (такие тогда были урны).

Из 215 участков, которые традиционно работают на выборах, 11 мая были открыты лишь четыре.

Сегодня в управлении образования не любят вспоминать, что передавали в школы распоряжения подготовить учебные учреждения к проведению референдума и даже собирались отменить занятия на следующий день.

Спасли ситуацию несколько педагогов-патриотов, которые решились предать огласке это "распоряжение". После этого начальник управления образования Зиновия Дмитриева срочно отбыла то ли в отпуск, то ли на больничный. А школы экстренно закрыли свои двери перед дэнээровцами.

Таких любопытных фактов в книге немало. Здесь и героическая оборона города в августе 2014-го, когда российские танки пересекли украинскую границу в районе Маркино. Никогда не забуду звонок местной жительницы, которая рыдала в трубку и говорила, что танки вот уже несколько часов просто ездят по кругу вокруг села, создавая впечатление, что их целая армада.

Маркино сейчас контролируется ДНР, и я до сих пор думаю, как это женщина, как сложилась ее судьба, и почему я не попросила ее контакт.

В книге есть воспоминания азовцев, оказавшихся 28 августа под Широкино, на передовых рубежах. Ребята сначала попали под танковый обстрел, стали отступать, их перебросили под Сартану, где они вчетвером, вооруженные лишь автоматами, сутки держали позиции - двое в засаде и двое — на блокпосту; шутили тогда, что смогли удерживать рубеж в случае наступления ровно 4 минуты — по минуте на каждого.

И история о том, как Билецкий и Мосийчук расхаживали по Мариуполю с георгиевскими ленточками на груди, собирая разведданные о банде Чечена.

Сегодня Мосийчук находится под следствием по подозрению в контрабанде, а год назад он освобождал Мариуполь от "ДНР".

Новейшая история - это история противоречий, парадоксов и нелинейных поступков и мелких деталей.

Некоторые детали проносятся перед глазами, оставаясь незамеченными. Но если открутить в памяти ленту событий, то многое из того, что раньше казалось незначительным, спустя время приобретает совершенно иной смысл.

Например, полосатая черно­оранжевая ленточка на груди городского головы.

Сегодня фото Юрия Хотлубея с георгиевской ленточкой на одном из пророссийских митингов под горсоветом регулярно используют и его оппоненты, и журналисты, для того чтобы обвинить мэра Мариуполя в сепаратизме.

Но правда в том, что эту ленточку Хотлубею нацепила разъяренная толпа митингующих.

Еще одна любопытная деталь. Иностранные "человечки". Они появились в Мариуполе 13 апреля. По крайней мере, тогда мы их увидели впервые. Но в отличие от крымских, эти были не зеленые, а серые. Странная серо-оливковая форма обращала на себя внимание. Эти люди всегда ходили в окружении группы поддержки, стайками: в центре – "серо­оливковые", а вокруг них ­ местные адепты России.

Сегодня те, кто остался в Горловке и Донецке, рассказывают, что именно в такой серо­оливковой форме сейчас ходят кураторы "ополченцев" из ФСБ и ВВС России.

Были и у нас и свои герои. Год назад украинские СМИ не обратили внимание на попытку захвата воинской части No3057. А ведь оборона воинской части была очень показательна. Командира Сергея Совинского несколько дней запугивали представители так называемого силового блока "ДНР", требуя открыть ворота и ввести в командование части представителей боевиков.

Как и в Донецке, Славянске, Луганске, ему говорили, что боевики придут за спинами женщин, и стрелять по ним он не сможет.

Получил ли Совинский тогда поддержку из Киева? Отнюдь. Собственно, он сначала дал приказ своим подчиненным защищаться и открывать огонь на поражение в случае проникновения, и только спустя какое­то время после начала обороны он получил одобрительный приказ командования – мол, поступай по обстоятельствам.

Часть Совинский защитил. Но что важнее – он показал, что для того, чтобы не сдавать милицейские отделы, управления СБУ и прокуратуры, всего-то и надо было, что выполнять Устав. Он выполнил – и защитил, а в Донецке и Луганске на Устав плевать хотели и части просто сдали вместе с офицерской честью и оружием. Вот и вся история.

Любопытная деталь. Если в России главным оплотом будущих "освободителей братских народов" стали реконструкторы, то на востоке Украины и в частности в Мариуполе террористы нередко формировали свои группировки вокруг пейнтбольных клубов.

Оно и понятно: ребята там занимаются молодые, уже умеют стрелять, имеют неплохую физическую подготовку. Немного подтянуть идеологию, запудрить мозги, мотивировать материально – и вот вам готовый боевик, способный выполнять любые задачи.

 Ана Мурлыкина

Вообще, работая над книгой, приходилось заново осмысливать многие вещи, кажущиеся сегодня абсолютно невероятными. Одна из них – президентские выборы в Мариуполе.

Многие ли знают сегодня, чтобы доставить бюллетени в город, контролируемый боевиками "ДНР", их грузили в угольные составы и везли прямо в грузовых полувагонах на комбинат "Азовсталь".

А глубокой ночью, с соблюдением всех требований конспирации, бюллетени разгружали по локоть в угольной пыли под свет разливаемого металла. Это был настоящий экшен, сопряженный с риском для десятков горожан, задействованных в работе избирательных комиссий.

Люди ­ и те, которые согласились работать в оккупированном городе, и те, кто решился, несмотря на запугивание, прийти на избирательные участки, ­ показали свою позицию.

Книга о трагических, буреломных событиях 2014—2015 гг. в Мариуполе заставила нас всех заново пережить то, что казалось уже подзабытым. По кусочку, по фрагменту склеивать детали в цельную картину, чтобы лучше понимать, что с нами произошло, в чем наши ошибки и в чем наша сила.

powered by lun.ua