Джамала на Евровидении: 1944 причины спеть

36
2 березня 2016

23 апреля 2008-го в Луганске закладывали памятник жертвам УПА.

Делали это без лишней огласки, но в присутствии важных регионалов и антимайдановской массовки. Праздник "антифашизма" подпортили мы – кучка студентов c красно-черным знаменем на рыбацкой удочке.

Мы зарулили в сквер, покричали "Слава Украине", швырнули несколько яиц, одно из которых угодило аккурат в Александра Ефремова.

Яйцемёты убежали играть в догонялки с милицией, а мы остались.

После короткой потасовки возникла неловкая пауза. Драка не завязывалась, поэтому мы стояли друг против друга, не зная, что делать дальше. Напротив меня сопел Александр Харитонов – тот самый, которого через 6 лет провозгласят "народным губернатором".

Когда топтание на месте стало совсем нестерпимым, антимайдановцы затянули песню про День Победы.

Получалось у них плохо, но мы не нашлись, чем ответить. Они заунывно выводили про порох и седины на висках, а мы молчали, изредка выкрикивая что-то фанатское. Тогда-то я и понял, что песню надо всегда держать напоготове.

***

А ещё я понял, что "Русский мир" держится на умолчании обо всём, что не укладывается в стройную схему пропаганды. Любые попытки указать на нестыковки и явную ложь там принято заглушать ритуальными камланиями.

"День Победы" – одна из таких песен-глушилок, которые исполняют по поводу из без повода. И это отлично работает, если другая сторона не находится, чем ответить.

Песня Джамалы о депортации кырымлы – одна из тех, которые срывают заговор молчания, разрушают заплесневевшую пост-советскую мифологию.

В отличии от нас, это прекрасно понимают в Кремле. Недаром российская Дума потребовала не допускать "19442 на конкурс, а Константин Меладзе пророчит Джамале позорный провал. И платье у неё невзрачное, и номер блёклый – гипнотизирует публику продюсер, недавно отгулявший на свадьбе пресс-секретаря Путина.

"1944" – это наша партизанская вылазка в идеологический тыл врага.

Такая же, как жёлто-голубые граффити, которые по ночам рисуют в Луганске и Донецке анонимные патриоты. Они рискуют жизнью, но если не рисовать, тогда нечем будет развеять вязкую тишину оккупации.

Именно поэтому Джамала должна спеть свою песню – и не только на Евровидении, но и везде, где сможет.

***

Флаги и песни – верстовые столбы истории. Если под рукой нет учебника, сойдёт и песенник – именно в песнях нация отмечает все важные события – точно так же, как мы сейчас транслируем свою жизнь в Твиттер и Инстаграмм.

Во время первого Майдана мы качались под рэпчик от Гринджол, во время второго – грелись под забойный хит Ляписа, оплакивали убитых под "Плине кача" и "отпевали" Крым словами Насти Дмитрук.

Теперь, благодаря Джамале, у нас есть песня и про крымских татар. И благодаря Евровидению у нас есть шанс, что её услышат во всём мире.

Помните, как Порошенко привёз в Давос фрагмент автобуса, расстрелянного под Волновахой? Нужно было привезти автобус целиком – как есть, с выбитыми стёклами, залитый кровью – и заставить еврочиновников смотреть. Тогда бы многие вопросы к украинцам отпали сами собой.

То же самое – и с песней "1944". Не важно, какое место займёт Джамала. Главное, чтобы как можно больше людей в мире почувствовали себя кырымлы.

Песня Джамалы – это лучшее доказательство того, что крымский вопрос не сводится ни к духу, ни к букве международного права.

Аннексия – это не только смена паспортов и администраций. Это незнакомцы, которые приходят и убивают, а потом говорят, что их там не было.

"1944" – это гимн наших исторических притязаний на справедливость и держать его нужно напоготове.

Уместно ли соваться с такой серьёзной темой на такой легкомысленный и попсовый конкурс? – спрашивают скептики.

А я спрошу по-другому:

– Уместно ли нам сегодня петь о чём-то другом?

Наша единственная задача – втащить расслабленную аудиторию в украинский кошмар по самое "не могу". Хотя бы на те три минуты, пока Джамала поёт.

powered by lun.ua