Перекодировка системы общества из старой советской в новую

431
23 серпня 2016

Процесс формирования общества не может охватить сразу все слои этого самого общества.

Я бы сравнила появление новой материи и социальной структуры – с одинокой волной, которая появилась вдали на водном горизонте. Это движение от самой далекой точки к самой ближней – и есть общественные перемены. Волна – Майдан, а цель – принципиально иное государство, сродни устоявшимся западноевропейским странам.

Так почему же тогда нам кажется, что горизонт пуст, и в стране ничего не изменилось?

Долгие годы украинское общество было раздроблено по политической окраске – не идеологически, а именно по цветам: бело-синие, оранжевые, красно-сердечные.

Политический класс был представлен сплошь людьми старой советской бюрократии. Может быть, они и не работали в исполкомах при Союзе, но обладали той же явной чертой: власть для них олицетворяла возможность для влияния. Влияние было различным: когда для личного обогащения, когда для укрепления позиции клана – ибо политика в Украине до сих пор остается клановой, это черта любого неразвитого государства.

Например, в Кении есть 10 племен, но только два из них выстраивают политику в стране, и "самое главное" племя – то, откуда родом нынешний кенийский президент. Ничего не напоминает?..

Политический класс, к тому же, в Украине был объектом, а субъект – олигархат.

Это смесь создавала порой разнообразную палитру; партии-однодневки раскрашивали себя в яркие цвета, а после выборов увядали.

Телевидение до сих пор играет одну из ведущих ролей в промывании сознания рядового избирателя. Почти все крупные телеканалы принадлежат олигархам, так что политическая агитация или выстраивание политического настроения в обществе ведется задолго до выборов.

Достаточно посмотреть на частых гостей в студии телеканалов, чтобы определить, к какому клану он принадлежит.

Еще важная черта: в олигархическом государстве невозможно иметь богатое население, ведь это прямой конфликт интересов – первые зарабатывали на вторых.

Получается, что в стране выстраивались двоичная система, в которой было два значения: клан и массовый избиратель.

Любые колебания, градации среди политических партий не давали результата – бабушки и дедушки все равно шли голосовать за кандидата с "гречкой", а перспективные политики тонули в безызвестности.

Самый главный вопрос для любой политической силы в Украине сегодня – это "где найти деньги на избирательную кампанию?" Реалии таковы, что для прохода в парламент нужны ощутимые суммы, которые могли выделить только наши пресловутые олигархи. Замкнутый круг.

Майдан должен был разорвать этот порочный круг.

Но, не имея политических лозунгов и партии, на которую мог опереться, – Майдан делегировал власть относительно либеральной оппозиции при Януковиче.

Состоявшуюся передачу власти можно назвать неотвратимой: ведь в силу вышеописанной специфики иных кандидатов на государственные посты у Майдана не было.

Революционные общественные движения на какой-то период слились с массовым избирателем – и родили запрос на реформы. Запрос был услышан относительно либеральной оппозицией, которая, став властью, проводила реформы тоже "относительно" – не задевая своих интересов.

Можно сказать, что реформы проводились по тонкой линии – между требованиями революционного класса Майдана, боязнью значительных перемен при перекраивании системы, нежеланием экономических потрясений, которые могли бы повлиять на политические симпатии условной бабушки, и давлением Запада.

Именно поэтому изменения происходят, но очень медленно, не системно.

Каждый день мы слышим о каких-то преобразованиях в стране – но пока они не заметны обывателю, а видятся только бледными заплатками на большом покрывале. Именно поэтому в последнее время стали так сильны популисты. Те, кто десять лет говорил о тарифах, даже будучи при власти, набирают проценты рейтинга.

Двоичная система в избирательном поле не поменялась. А прогрессивные проевропейцы остались не у дел.

Революционный класс Майдана довольно мал: по разным оценкам, около 10% избирателей, максимально до 15% с ситуативными симпатиками. В основном, это предприниматели, экономисты, активисты – условный средний класс.

Это очень маленькая ниша по сравнению с другими слоями электорального поля.

Есть только единственный способ ее увеличить – сеять семена.

Нужно обучать людей новым способам управления страной, расширять горизонты, показывать на конкретном примере реформы в других странах. Западные теоретики и практики принесут к нам зерна европейской цивилизации.

Мышление изменяется пропорционально знаниям. Перемены всегда инициирует креативный класс. Гражданское обучение поможет систему в Украине сделать троичной.

К этому процессу, к сожалению, мало внимания в стране. Нам всегда казалось, что со сменой лиц во власти изменится и государственная структура – но история доказала, что это не так. Президенты меняются, а система имеет свойство законсервировать свое ядро, пытаться менять всех, но не себя.

Майдан – это слом кода, ошибка в старой операционной системе государства, вирус, который может изменить всю матрицу. Украинское общество заражено, в положительно смысле, запросом на перемены. Но для этого необходимо, чтобы нас было 20-30%.

"Просто так" столько людей не появится.

Получение навыков — это неизменный спутник прогресса. Кругозор раскрывается в учебе. Школы государственного управления, как и любое другое гражданское образование, увеличивает число приверженцев постреволюционного класса. Медленно, шаг за шагом, количество людей будет расти, взгляды на мир – меняться. И, соответственно, будет меняться и политический запрос в обществе.

Так можно побороть как популистов, так и ретроградов преклонного возраста, видящих мир только из грязных окон своего подъезда.

Только общественные инициативы, различные реформаторские школы, могут вырастить новое поколение украинцев.

Я уверена только в одном – креативных людей много. Каждый день я встречаюсь с десятками украинцев, которые инстинктивно понимают, что для выздоровления организма совсем не нужно ампутировать ногу или руку – достаточно ввести свежую кровь.

И вот, когда будет создана критическая масса нового прогрессивного класса – тогда волна, зародившаяся далеко у горизонта, достигнет берега и смоет всю грязь.

Яна Ибрагимова, сооснователь Школы государственного управления CAPS, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua