Коллекция "котлов" – это стыдно, филантропия – это круто

478
3 листопада 2016

За последние 2 дня СМИ просили меня прокомментировать задекларированные чиновниками произведения искусства множество раз. Ни одному из них я не смогла помочь. Потому что среди этих предметов очень мало современного. В основном антиквариат, или ХХ век или декор. В этом я не эксперт.

Но то, что показано в этих декларациях меня заинтересовало. Для меня – это занимательная статистика.

Если мы определяем политиков, как некую элиту, пусть и не в широком смысле слова, а лишь в экономических терминах, то все равно эти предметы роскоши показывают состояние как отдельного правящего слоя так и общества в целом.

Если убрать полномочия (а их можно убрать, потому что наши политики сначала богачи, а уж потом слуги народа и никак не наоборот), то дорогие часы есть у каждого человека в любой стране, который хорошо зарабатывает, равно, как и дорогие машины.

Но то, что у человека, у которого есть часы и машина нет произведений современного искусства, и он владеет лишь покойниками – это диагноз. Не коллекционерам, они тут вообще не при чем, а обществу.

Весь мир уже согласился, что современное искусство – это не больно, а в некоторых случаях даже приятно. А мы все еще танцуем ритуальные танцы вокруг Айвазовского.

Произведение искусства в кабинете за твоей спиной или в твоей спальне – это продолжение тебя самого, твоих идей, ценностей, взглядов, вкусов. Ты же не ешь яичницу XIX века на завтрак. Или не едешь на работу на тепловозе. Или не надеваешь корону, просто потому что она хорошо сидит. Так какого же черта ты вешаешь на стену французский пейзаж XIX века, с которым тебя ничего не связывает.

Здесь, конечно, ценители антиквариата выпадут в осадок.

Но не стоит.

Потому что этот манифест не про ценителей и коллекционеров, у которых совершенно другие цели – это страсть и зачастую инвестиции здесь совсем не при чем.

Это про людей, которые воспринимают искусство в лучшем случае как что-то декоративное или то, что потом можно будет поменять на деньги. Но настоящее искусство является чем-то большим, чем международной валютой. Ну, так принято считать.

Эта история вскрывает еще одну важную проблематику.

Мы видим, что даже в самых высоких кругах современное искусство и культура не представляет ни для кого никакого интереса и ценности. Это проблема не политиков, точнее не только политиков.

Здесь государство пошло по пути – нет современного искусства – нет проблемы. Потому что официально, несмотря на то, что проходят международные выставки, Венецианская биеннале там, и прочее, в Украине легитимно это современное искусство не существует. А официально его признавать – это головная боль. Што, дел мало?

Сегодня, это этическая проблема – минкульт лучше поддержит народный ансамбль песен и плясок, чем выставку современного искусства. 

Это юридическая проблема – современное искусство в Украине нельзя официально продавать. Нужно рисовать схемы, чтобы легитимировать продажи. 

Это экономическая проблема – его нельзя отдать под залог в банк. Официально оно ничего не стоит.

Это институциональная проблема – нет музея современного искусства, который бы легитимировал эти предметы.

Кроме того, что современное искусство не представляет ценности, оно еще и стоит недорого. Это подозрительно. Это не круто. И нарисовано не очень. Купил не дорого значит продашь не дорого. Штож это за актив, только место занимает. Другое дело скромный Пикассо.

Весь этот политический китч – верхушка айсберга.

В личных коллекциях этих людей сотни, тысячи предметов, которые должны быть в музеях, которые были в музеях. Потом их растянули из государственных учреждений и продали на черном рынке.

У 90% антикварных предметов в этой стране нет провенанса, то есть происхождения, документов подтверждающих, как они передавались из рук в руки, с того самого момента, когда художник впервые продал/подарил свою картину.

А если документа нет, и если это не в коллекции семьи, то значит это украдено. Украдено, как и все остальное. Вопрос лишь в том, украл ли ты сам, или это украл кто-то для/до тебя. А если ты купил это без провенанса, значит ты тоже украл.

Весь этот антиквариат по-хорошему должен иметь документы, как на квартиру, или немедленно быть сдан в музей. Эти вещи не могут и не должны быть активом для любого политика и гражданина.

С современным искусством все проще. Организационно. Но не идейно.

Ведь для того, чтобы его понять, и тем более вешать в кабинетах, нужно изменить систему ценностей. На ту, где искусство – это не предмет декора в цвет дивана.

Это процесс, который показывает состояние общества, рефлектирует, критикует, смотрит на мир не банально, помогает нам взглянуть на окружающее под новым углом и так далее.

А предмет современного искусства – это результат этого процесса.

Я не верю, что те люди, которые вчера купили с рук Репина шоб было, завтра одумаются начнут разделять идеи и ценности прогрессивного общества.

Но я верю, что они вымрут, как мамонты и придет время новых людей.

Они уже на пороге.

Они понимают, что культура имеет значение, современное искусство показывает состояние общества и формирует новую эстетику. Что коллекции котлов – это стыдно, филантропия – это круто. 

Тогда и заживем.

Катя Тейлор, менеджер культурных проектов

Перепечатано с FB Катя Тейлор

powered by lun.ua