Национальность в паспорте. Зачем?

14464
3 лютого 2017

"Национальність – Українець".

Такая запись была внесена в паспорт гражданина Украины Сергея Омельченко отделом Государственной миграционной службы в 2016-м году.

На то, чтобы добиться этого, у Омельченко ушло полгода. 

В октябре 2015 года он обратился в городскую Государственную миграционную службу Украины с просьбой о внесении в паспорт такой записи, но ему было отказано, на том основании, что Положением о паспорте гражданина Украины от 1992 года такое не предусмотрено.

Омельченко подал иск на службу в Соломенский райсуд г. Киева и 4 марта его удовлетворили.  

Запись об этническом происхождении удалось внести через суд.

Прочитав новость об этом в издании "Украина Молодая", киевский поляк Болеслав Кульчицкий, повторяя действия Омельченко и ссылаясь на этот прецедент, с подобным исковым заявлением обращается в Шевченковский суд Киева.

Рассмотрение его дела после неоднократных уточнений, переноса даты назначено в суде на 8 февраля.  

Вопрос о внесении записи о национальности в паспорт, свидетельство о рождении и другие документы поднимался в Украине неоднократно.

В июне 2015 года полномочными представителями более 20 политических и общественных организаций на собрании под председательством Григория Омельченко, известного украинского политика, отца Сергея Омельченко, была учреждена  "Координаційна рада громадського руху "Українці – етнічна нація", которая добивается введения графы "Национальность" в государственных документах.

Напомню, графа "Национальность" была отменена в Украине после обретения независимости и распада Советского Союза, где указание национальности в паспорте и других документах было обязательно.

Национальность, выбираемая в соответствии с данными метрики по отцу или матери определялась тогда при получении гражданином  паспорта в возрасте 16 лет.

Выбор национальности гражданином нередко происходил не в пользу дискриминируемых, таких как еврей, немец, поляк, крымский татарин и др. Причем существовал перечень официально признанных этносов.

Надо сказать, что отношение к этнически другим, не принадлежащим к титульной нации гражданам, не было ноу-хау Советов. Такой подход можно назвать извечной классикой кадровой политики властьимущих в государстве. Из примеров 20-21 веков кроме СССР – немецкий Третий Рейх, США и Великобритания (интернирование граждан враждебных стран), бывшая Югославия, Турция в отношении армян и курдов и др.

Но, несмотря на дискриминацию, все испытания и лишения "эмоционально-ценностное отношение человека к своей этнической принадлежности" (Т.Г. Стефаненко) не исчезает,  остается важным маркером и оценочным показателем социума.

Общность культуры, исторической судьбы оставляют неисчезающие следы во многих поколениях, формируя самоидентификацию личности, ее принадлежность к конкретной реферативной группе.

Если попытаться понять мотивы конкретно каждого – молодого Сергея Омельченко и 86-летнего учителя Болеслава Кульчицкого, – то, конечно, они не совсем похожи.

Первый хочет отстоять принадлежность к титульной нации.

Второй, прошедший, знаю, через нелегкие испытания, – к ранее дискриминируемой.

Оба, однако, заслуживают внимания при отставании такого права.

Отношение к вопросу, не безапелляционно. Ведь при отмене такой записи в документах наши чиновники копировали практику развитых европейских стран, особо, правда, при этом не задумываясь.

Так в большинстве стран определение "национальность" (например, англ. "nationality", нем. "nationalität") означает не этничность, а гражданство, этническая же принадлежность в паспортах не прописывается. Таким образом, подчеркивается правовое равенство, к чему, в общем, следует отнестись положительно.

В наших же конкретно-исторических условиях недавнего распада советской империи на отдельные государственные образования, далеко не моноэтничные, этническая группа, название которой совпадает с названием страны, занимает самое почетное место.

Остающиеся как бы на обочине нацменьшинства прогрессирующе ассимилируются. Этот процесс отражает статистика переписей населения.

Например, в последней переписи за 2001 год был вопрос "етнічне походження". Так численность поляков Украины, по данным той переписи, уменьшилась по сравнению с данными переписи 1989 года на 34%.

Поэтому внимание к этому показателю так важно как для титульной нации, подтверждающей свою позицию, так и для нацменьшинств, не желающих утратить свою.

Это тем более имеет смысл, т.к. синергию всех наших национальных культур можно считать непреложным фактом, что отвечает общим интересам Украины и идеологии Европейского Союза.

С инициативами же за обязательное (!) заполнение в документе сведений о  "национальности", трудно согласиться хотя бы по причине возможных кадровых злоупотреблений.

Так, например, в практике постсоветских стран – в Латвии и Казахстане, национальность указывается по желанию владельца паспорта. Что-то подобное нашим законодателям можно было бы ввести и у нас.

Пассионарное право желающих иметь такую графу, или запись было бы, таким образом, соблюдено и, что очень важно, могло бы служить мотивирующим моментом как для участия в культурно-общественной жизни народов Украины, так и во время переписей населения страны.

Современный французский историк Жан-Жак Бекер (Jean-Jacques Becker) писал: "Одна из прекраснейших и самых грозных идей человеческого гения – идея народа". С этой идеей надо считаться, с ней сосуществовать. Мирно и плодотворно.

Наивный интернационализм и либерализм вряд ли станут альтернативой этой идее, в лучшем случае площадкой для дискуссий.

Борис Драгин, журналист

powered by lun.ua