Прививка Набоковым, или Улыбка Лолиты с танцами "бесов"

27
28 квітня 2009
Пишите письма! :)
Вам это снится: "Сон толкователя" во время Набоковских дней
Здесь и далее – работы из художественной выставки "След улыбки"

В 1919 году 15 апреля под грохот артиллерийского обстрела 19-летний Владимир Набоков и его семья отплыли из Севастополя на небольшом греческом пароходе, чтобы навсегда оставить Россию. Набоков так и не побывал в Киеве, да и во многих других городах Российской империи. Эта оборванная сюжетная линия его жизни будет саднить все эмигрантские годы, но он всегда знал, что вернется.

Проведение Набоковских дней в Киеве достаточно символично. Как и до революции, так и поныне, столица, которая вечно подает надежды на то, чтобы стать одним из культурных очагов Европы, остается в политических дрязгах и мещанском быту.

Последние две вещи Набоков категорически не принимал, считая, что Большие идеи - это дребедень, а мещанская суета только вызывала у него раздражение. Он относился к реальности как к вымыслу, который был художественным материалом для его загадок и игр.

[VR]"Зачем я вообще пишу? - размышлял Набоков. - Чтобы получать удовольствие, чтобы преодолевать трудности. Я не преследую при этом никаких социальных целей, не внушаю никаких моральных уроков... Я просто люблю сочинять загадки и сопровождать их изящными решениями".

Владимир Набоков

[/VR]Киеву не хватает такой здоровой эстетической работы, "искусства ради искусства". Творчества, за которое не предполагается плата или "полезность".

Возможно, Набоков это своего рода проверка для города - имеет ли право на жизнь такое отношение к искусству по большому счету.

След улыбки Лолиты

Можно сказать, что именно выставка "След улыбки" стала открытием Набоковских дней (с 17 по 25 апреля).

Шахматный турнир "VII мемориал Набокова" (с 14 по 25 апреля), в котором играют одни из лучших игроков Украины и ближнего зарубежья, проводится уже не в первый раз и существует вполне автономно. Гроссмейстера никто не выполнил, но один игрок получил мастера международного класса.

"След улыбки" - попытка художественно переосмыслить один из самых обсуждаемых образов в творчестве Набокова - образ Лолиты, или "нимфетки", как назвал Набоков такой тип сексуально привлекательной и сознающей это девочки-подростка лет 9-14.

Задача была непростая и в то же время весьма интересная. Аида Джангирова, куратор и один из организаторов фестиваля, разъяснила некоторые концептуальные вопросы, связанные с выставкой. Изначально экспозиция, как и весь фестиваль, не была ориентирована на массы, предполагалось, что посетители будут знакомы с творчеством Набокова не понаслышке, да и проект не коммерческий, тем самым, откидывая сравнения с Гогольфестом.

Второй момент: в Москве ранее проходила фотовыставка на тему Лолиты в рамках подобного фестиваля. Это были работы, которые продолжали глянцевый и растиражированный образ нимфетки. В Киеве же хотели от этого максимально уйти.

Возможно, поэтому концепция воспринимается на слух весьма непросто: "попытка скрестить высокий слог и визуальное искусство, препарировать мрачноватый фон повествования романа"; "след улыбки Лолиты" как своеобразное "переосмысление символики визуальных жестов" по прочтению романа "Лолита" - вряд ли все это приближает к пониманию того, что же, в конце концов, демонстрируется, хотя и дает волю художественной фантазии.

Графики начали свою работу еще три месяца назад: знакомились с творчеством Набокова и слушали лекции в университете Т.Г. Шевченко. Фотографам так и не дали возможности попробовать себя в этой теме - после просмотра работ, которые присылали на почту галереи, организаторы побоялись повторения московской истории. Ну и опять же, знали об этом немногие.

В экспозиции участвовали и такие известные художники как Влада Ралко, Матвей Вайсберг и Александр Верещак.

На восьми равновеликих полотнах Влада Ралко отобразила свое понимание темы - переосмысленное болезненное состояние от того самого, растиражированного образа Лолиты.

Работы Влады Ралко для выставки "След улыбки" 

Матвей Вайсберг и вовсе закодировал свое видение в двух картинах серого фона, в которых, как говорят, сокрыт пейзаж.

Спросив у трех прохожих и одного художника, что же они видят на этих полотнах, я получал совершенно разные ответы: кому - пейзаж, но почему-то совсем разный, кому-то - след улыбки, кому-то - глаз, кому-то вообще, кроме серого фона, ничего не казалось.

Полотна Матвея Вайсберга 

Александр Верещак подготовил две видеоинсталляции: с девочкой, а то ли видением, соблазнительно играющей глазками, и видео с эпизодами из фильма, которые кто-то забыл снять с очень медленной прокрутки, из-за чего кадры постоянно мерцали, чем быстро утомляли.
Видеоинсталляция Александра Верещака 

Игры в Набокова

С 22 по 25 апреля совместно с Бригадой творческих инициатив "ЗиксЗиксОне" прошел своего рода фестиваль в фестивале, который включает в себя переосмысление художественного мира Набокова уже в театральном ключе.

"Игры" разбили на три части: День первый "Дебют Лужина", День второй "Убедительное доказательство" и День третий "Сон толкователя".

После широкомасштабного зимнего "ЗиксЗиксфеста" в галерее Лавра решили продолжать знакомить киевлян с этой амбициозной арт-группой. Со слов Максима Демского, режиссера-постановщика "Игр", подготовка к фестивалю началась еще три месяца назад.

Перфоманс "Теннис" 
Только в самой галерее арт-группа провела около полутора месяцев. Да и за день до начала спектакля еще велась подготовка декораций (взять хотя бы сварку шахматных фигур из арматуры) и спецэффектов. Первый день был построен таким образом, чтобы пришедшие могли определиться, идти ли им завтра на представление.

Кроме шахматного мира Лужина (в котором все жизненные ситуации просчитываются как комбинации, а реальность воспринимается как бредовый сон), зрители могли сами принять участие в сеансе одновременной игры, провести партию в большой теннис, цифровой футбол, или почувствовать себя немного художником и составить коллажи из вырезок глянцевых журналов в "Лаборатории Набокова"; или послушать концерт камерной музыки.

Сеанс одновременной игры

При желании, завершить вечер, посмотрев фильм: ретроспектива фильмов Набокова шла на протяжении всего фестиваля.
Концерт камерной музыки (Алексей Ритинский, Максим Шалыгин) 
И все это происходило на фоне архаических пейзажей и интерьеров, расписанных граффити, которые выламывали тебя из обычной действительности, в особенности, когда, немного приподняв голову, видишь купола Киево-Печерской Лавры, что вносит уже булгаковские нотки в происходящее, и более чем явно это было во второй день, во время файер-шоу.

А в последний день показов прыгающие на джолли-джамперах под техно "бесы", хочешь не хочешь, отсылают к балу у Сатаны. И джазовый концерт во второй день, где все отметили чудесный джазовый вокал исполнительницы, и концерт неоклассики, кажутся на фоне происходящего чем-то обыденным.

В перфомансе "Приглашение на казнь" (актерская школа "Бурса") почему-то очень читался театр "Дах" с постановкой "Смерть Гоголя" и совсем мало читался Набоков, но это интерпретация постановщика, и таково его видение, как говорят. А ставить такое закрытое произведение как "Приглашение на казнь" не каждому будет впору - тягаться с бесконечными аллюзиями на другие произведения.

 
В целом это был достаточно увлекательный марафон перфомансов, который завершился импровизацией зрителей и участников: кто сел у костров и пел песни, кто стоял под светом прожекторов и подтанцовывал под какую-то электронику; кто блуждал по закоулкам пространства галереи; кто устал уже фотографировать и просто подсчитывал количество шедевров за вечер; а кто продолжал уличные театральные выступления сродни венецианским.
 
Было достаточно много организационных проколов, которые перечислять нет смысла, они были явны. Развязкой ко всему этому были запаздывающие позолоченные шахматы (приз турнира), которые заставили понервничать организаторов, и пропавший лектор Илья Лайнер (режиссер телеканала "Культура" и одной из серий фильма "Другие берега"), был ли он найдем, остается неизвестно.

Но тот факт, что фестиваль состоялся, и его формат интересен - несомненно.

 
И, наверное, главный литературный эффект этого фестиваля заключался в том, что люди, побывавшие на Днях Набокова, захотели перечитать или таки прочитать романы классика.

А такая прививка Набоковым не может не улучшить общее состояние внутренней культуры.

Все фото автора, Иры Ткачевой и предоставлены галереей "Ларва"

powered by lun.ua