Джазовые деконструкции Стивена Бернстина

13
17 березня 2010

Джазовый концерт американской группы Sex Mob, состоявшийся на днях в Киеве, не вызвал аншлага, как это было во время посещения других джазовых звезд, уже ставших регулярными, благодаря усилиям продюсерского  центра "Jazz in Kiev".

Между тем это выступление было по-своему замечательным, так как музыку, прозвучавшую в этот вечер в Большомом зале Национальной музыкальной академии, осторожно выражаясь, в Украине услышишь не часто.

Стивен Бернстин и его группа Sex Mob - представители американской экпериментальной музыки. Бернстин - один из лидеров поколения музыкальных экпериментаторов, следующего за поколением Джона Зорна.

 
Двухчасовой концерт вместил всего три композиции: самая длинная протяженностью около пятидесяти минут, самая короткая (сыгранная на бис) - около двадцати минут. 

Коротко определить эту музыку трудно, поскольку она многосоставна и явно не желает вписываться в какое-то из привычных джазовых течений. Проще всего сказать, что это музыка-приключение, музыка, которую прежде всего интересно слушать.

Неожиданность, непредсказуемость - вообще принцип джаза как импровизационной музыки. Однако любая непредсказуемость рано или поздно обнаруживает свои границы, которые становятся привычными для публики.

Стивен Бернстин и Sex Mob в очередной раз пытаются раздвинуть границы музыкальной непредсказуемости, включая в развитие "темы" любые мыслимые музыкальные и немузыкальные звуки. Источником последних стал неожиданный для джазового ансамбля участник  DJ Olive.

 
В очередной раз приходится убеждаться в том, что джаз способен инкорпорировать, вобрать в себя практически любые звуки и шумы и сделать их частью музыки. Выше было взято в кавычки слово "тема", поскольку в действительности никакой доминирующей темы, да и вообще единого скрепляющего элемента в прозвучавших композициях не было.

Жесткий, часто роковый ритм - то учащающийся, а то замедляющийся до похоронного марша и даже замирающий, - повторяющиеся музыкальные фразы или даже ноты (плюс весь диапазон звуков, которые можно ожидать от ди-джея - от дискотечных ритмов до криков и шумов), переходящие в напряженные импровизации, которые наконец разрешаются хитовой мелодией.

В анонсе концерта были обещаны "знаменитые "хулиганские" аранжировки хитов Los del Rio (Macarena), Курта Кобейна (About a Girl), Пола МакКартни (Live and Let Die), Мика Джаггера и Кита Ричардса (Ruby Tuesday)". Впрочем, я бы не назвал это "аранжировками" в том смысле, в каком обычно говорят об импровизациях на темы джазовых стандартов или популярных мелодий.

 
Здесь все было в обратном порядке. Не джазовая импровизация развертывалась из первично явленой темы, а мелодия возникала, как бы выуживалась из ритмических переходов и перепадов, музыкальных фраз, свободных импровизаций и т.д., словно бы музыканты набредали на нее, находили ее наощупь после блужданий в мире звуков.

Так, кульминацией пятидесятиминутной композиции неожиданно стал (не обещанный в анонсе) знакомый с детства мотив группы ABBA Fernando. А завершающая композиция вращалась вокрут песни "Rolling Stoyns" Ruby Tuesday. (Кстати сказать, по признанию Бернстина, эти и другие мелодии он не выбирал специально. Они осели в его детской памяти раньше, чем он узнал об их источнике). 

При этом исполнение самой мелодии скорее пародийно. Его, пожалуй, уместно назвать джазовой деконструкцией. Это ученое слово имеет простой смысл: разобрать, а потом собрать, но не обязательно в том же порядке и составе.

 
Было бы ошибкой сделать из этого, возможно, несколько тяжеловесного описания вывод о тяжеловесности самой музыки Sex Mob. Напротив, непременное для джазовых концертов сращивание исполнителей и публики, порой переходящее в диалог и соучастие, здесь произошло практически сразу.

Концерт прошел практически на едином и неослабевающем дыхании (точнее, с двумя передышками). Отзывчивость аудитории, похоже, произвела впечатление на лидера Стивена Бернстина. Когда зрители спонтанно, без подсказки и просьбы начали ритмически хлопать на вторую и четвертую четверти во время импровизации басиста Тони Шерра на фоне молчания остальных участников группы, он с восторгом прокричал в микрофон: "Funky Ukraine!".

Вообще музыка Sex Mob полна изобретательности, остроумия и юмора, и каждый из участников вносит в это свою лепту. Двое солистов и неутомимых импровизаторов-деконструкторов - лидер группы Стивен Бернстин (слайд-труба) и Бригган Краусс (аль- и баритонсаксофоны).

 
У басиста Тони Шерра элементы юмора и деконструкции перешли в сценическое поведение, когда под шумы, продуцируемые ди-джеем, он пародийно отстегал бас-гитару, не теряя, однако, ритма. Кенни Уоллесен (барабаны и перкуссия), на котором лежала серьезная задача, ибо нередко оставался единственным скрепляющим группу началом на фоне свободно расходящихся импровизаций партнеров, также повеселил публику, подбросив высоко вверх одну из своих перкуссионных трещоток без намерения поймать.

Сам Стивен Бернстин считает именно юмор непременной составляющей музыки. О юмористических и деконструкторских склонностях музыканта свидетельствует и выбор его инструмента, который весьма редкий гость в современной музыке. Бернстин играет на кулисной трубе (slide-trumpet), т.е. трубе, в которой разные ноты извлекаются с помощью не вентилей (клапанов), а кулисы (U-образной трубки, знакомой по тромбону).

 
Кулисная труба - исторический предшественник вентильной трубы, и давно вышла из серьезного употребления. По крайней мере, Бернстин утверждает, что в записях джазовой музыки она не звучит нигде, кроме его альбомов, а потому считает себя пионером кулисной трубы. Причина проста: последняя менее совершенна и неудобна. Как говорит Бернстин, "кулиса в трубе очень маленькая; сыграешь чуть-чуть не так, а звучит совсем не так". Но для пародийно-деконструкторских целей скользящий, плавающий, нечеткий звук кулисной трубы оказывается замечательно подходящим.

В этом же смысле символично и само название Sex Mob. По словам Бернстина, он придумал его случайно, но тут же понял, что это замечательное название, так как оно воплощает современную культуру: "Секс и гангстеры - это две вещи, которые есть в каждом телевизионном шоу и каждом фильме".

Кроме того, символичной показалась Бернстину и симметрия названия. Оно состоит из двух трехбуквеных слов с одной гласной внутри и двумя согласными по бокам: "Это миниизображение универсума". Не будет преувеличением сказать, что и музыка Sex Mob - это пародийный образ современного мира, воссозданного в звуке, или его деконструкция, т.е. мир, разъятый на звуковые части и собранный снова.

 
Первое сделать тем легче, что он и сам давно распался, раскололся, являет собой хаос звуков. А вот как собрать вместе эту какофонию мира и при этом передать публике его все время ускользающую и неочевидную гармонию?

Джазовый флейтист Херби Ман, пытаясь объяснить чувство трудноопределимого единства перекрещивающихся джазовых ритмов, сказал: "Все, что вам нужно делать, это поймать волну, на гребне которой удобно держаться". Стивен Бернстин и его партнеры сумели не только удерживаться на гребне этой волны в течение двух часов, но и пронести на ней свой образ мира.

Все фото Макса Требухова



powered by lun.ua