Jazz in Kiev: путешествие в мир будущего

6
2 листопада 2010

Есть две меры, которыми можно оценивать значение и ценность культурного события. Во-первых, это степень вызываемого им общественного резонанса. Во-вторых, мера творческого достижения человека, то есть таланта, новаторства, мастерства, самоотдачи и тому подобное, в нем реализованных.

Первое не всегда или не сразу отвечает второму. (Не место и время вдаваться в причины, просто примем это как факт: "тому в истории мы тьму примеров слышим").

В этом смысле проходивший с 29 по 31 октября в Октябрьском дворце третий по счету киевский джазовый фестиваль Jazz in Kiev без преувеличения можно назвать одним из самых интенсивных по своему культурному заряду событий в культурной жизни страны.

Джаз - искусство импровизационное, и в нем как, возможно, ни в каком другом, творец и произведение неотделимы друг от друга. Исполнитель часто сам же и композитор или, по крайней мере, соавтор, поскольку свободная интерпретация здесь само условие и суть искусства, и "несвободных" интерпретаций в джазе просто не бывает. Словом, здесь не так важно, или даже вовсе не важно - что исполняют, важно - кто исполняет. Поэтому режим live здесь имеет особый вес.

И фестиваль дал возможность "увидеть-и-услышать" музыкантов, которых можно назвать одними из лучших в своем роде и даже просто выдающимися музыкантами нашего времени вообще.

Открыли фестиваль аргентинский бандонеонист Дино Салуцци в сопровождении своего брата Феликса Салуцци (кларнет, саксофон), виолончелистки Анны Лехнер и киевского New Era Orchestra п/у Татьяны Калиниченко.

 
Прозвучавший концерт (представление нового альбома Дино Салуцци El Encuentro) вполне мог бы состояться на сцене филармонии. В основе музыки Дино Салуцци - аргентинское танго, танец-драма, музыка страсти, сдерживаемой, таимой, неистовой, взрывной.

Но у Салуцци вспышки страсти редки, страсть живет во внутреннем напряжении. Кошачий шаг танго подспудно все время ощущается и лишь изредка и ненадолго обнаруживает себя в упругом ритме.

Лишь две из десяти исполненных маэстро и его партнерами композиций закончились крещендо. В остальных медленное угасание драмы неуловимо переходило в тишину, которая как память о звуке также еще принадлежала музыке.

Так было и в последней, сыгранной уже на бис (!) композиции после громких оваций, устроенных публикой музыкантам. Поэтому, перефразируя одно из определений танго как истории страсти, музыку Дино Салуцци можно, наверное, назвать воспоминанием о страсти, где мудрость и страсть уже стали одним.

 

Совершенно иным по музыкальному настроению было второе отделение первого дня фестиваля, в котором на сцену вышла американская фьюжн-группа Yellowjackets, обладатели тринадцати номинаций на Grammy и двух Grammy (за лучшую инструментальную пьесу в стиле R&B и за лучший альбом в стиле джаз-фьюжн).

В составе группы: Боб Минцер (тенор-саксофон и электронные духовые), Рассел Ферранте (фортепиано, клавишные), а также басист Джимми Хеслип и барабанщик Уильям Кеннеди.

Их программа была выдержана строго в стиле фьюжн (или джаз-рок) и по большей части состояла из уже хорошо известных и узнаваемых композиций группы, так что слушатели по традиции встречали их аплодисментами: Bop Boy, Clair's Song и другие, и, конечно, знаменитая Revelations, ставшая визитной карточкой группы.

Кстати, в этом году группа отметила свое тридцатилетие, причем сохранив первоначальный состав. И плоды их тридцатилетней сыгранности и неиссякающей энергии можно было оценить в полной мере. Пожалуй, характерная черта концерта Джэкетов - высочайший темп всех композиций, на фоне которого развертывали свои импровизации Боб Минцер и Рассел Ферранте. Даже в единственной балладной вещи (из 8-ми или 9-ти сыгранных) барабанщик продолжал держать быстрый ритм. Такую музыку обычно называют feelgood, и публика доказала справедливость такого определения, долго не желая отпускать музыкантов со сцены.

 

Фестиваль Jazz in Kiev - это уже традиционно не только концерты, но также мастер-классы, лекции, презентации и другие события. В этом году мастер-класс провели именно солисты Yellowjackets Боб Минцер и Рассел Ферранте. Впрочем в данном случае (равно как и год, и два тому назад) определение "мастер-класс" достаточно условно, поскольку предполагает не только и не столько нечто специальное, рассчитанное на целевую профессиональную аудиторию, сколько живое общение с музыкантами, возможность не столько выведать у них какие-то тайны мастерства (слишком мало времени), сколько прикоснуться к человеческому опыту и пониманию ими своего искусства.

Говоря о внеконцертных событиях фестиваля, нельзя не упомянуть лекцию американского джазового журналиста, радиоведущего Лерри Эппелбаума, сотрудника Национальной библиотеки Конгресса США, где в его ответственности как раз сохранение исторических культурных ценностей в виде аудио- и видеоматериалов.

Рассказ Лерри, посвященный поискам и сохранению редких джазовых записей, имел и более широкий культурный подтекст - заботу о судьбе культурного наследия вообще в эпоху виртуализации информации и ухода в небытие целой культуры, связанной с материальными носителями (виниловых, CD и других). Тема достойная отдельного разговора.

Не меньшее музыкальное разнообразие предложил и второй день фестиваля (30 октября): от фолкджаза до джаза, ориентированного в сторону поп-музыки. Первыми на сцену вышли Ральф Таунер (гитара, фортепьяно), Пол Маккэндлес (сопрано-саксофон, гобой, духовые), Глен Мур (контрабас), Марк Уокер (барабаны, перкуссия). Все вместе - группа Oregon. (Название группы связано с тем, что двое из ее участников (Таунер и Мур) впервые встретились, будучи студентами университета Орегон).

Музыка группы с трудом поддается определению, ибо слишком многосоставна и разнообразна: от этнической (например, индийской) до классической (в 1999 году группа записала альбом в Москве с симфоническим оркестром), а также авангардной музыки (одна из композиций на концерте была исполнена как свободная импровизации) и другое. В этом смысле можно говорить об экспериментальной музыке.

В этом году группе исполняется сорок лет (!), и эксперимент продолжается. Две из сыгранных композиций, по словам, Пола Маккендлеса, взявшего на себя общение с публикой, еще только появятся на будущем альбоме группы.

Для простоты эту смесь иногда называют фолкджазом. Это справедливо, во всяком случае в том отношении, что музыка Oregon тяготеет к акустическому звучанию, из нее изгнаны урбанистические элементы. Эта музыка как бы вслушивается в мир вокруг человека, но мир природы, а человек присутствует как созерцатель или как путешественник - через ритм шага как в прозвучавшей известной композиции Pepe Linque (автор - басист Глен Мур). Последняя тоже подходит под определение feelgood tune. Во всяком случае, судя по реакции слушателей, которые также не отпустили группу без биса.

Вышедший на сцену во втором отделении американский гитарист Ли Ритенур хорошо известен как музыкант широчайшего диапазона, который в течение своей карьеры (музыканту 58 лет, а свой первый альбом он выпустил в 1975 году) тяготел к стилям фьюжн, фанк, мейнстрим, бразильская музыка, smooth-jazz и др.

В отношении концерта Ритенура как раз нет сложностей с определением музыки: между фанком и поп-джазом. Проще говоря, это музыка, которую приятно слушать. И, как показал Ритенур, он в совершенстве владеет искусством заводить публику.

Впрочем, мне кажется, Ритенур live не слишком много добавил к восприятию его музыки, знакомой по записям. В этом смысле не меньшее, если не большее впечатление, произвела виртуозность его партнеров: клавишницы и вокалистки Патриции Рашен, потрясающего басиста Мелвина Девиса (использующего семиструнную басгитару) и барабанщика Сонни Эмори, который проявил не только музыкальные, но и цирковые качества, умудряясь поддерживать бешеный темп и одновременно жонглировать обеими палочками. Шоу удалось.

Кульминацией фестиваля стал длившийся более двух часов без перерыва концерт выдающегося джазового пианиста, клавишника, композитора, лидера Херби Хэнкока, одного из немногих музыкантов, который добился признания не только в джазе, но и в области популярной музыки: обладатель двенадцати премий Grammy и множества других наград.

Предпоследний альбом Хэнкока River: The Joni Letters в 2008 году был признан лучшим альбомом года (второй случай в истории джаза).

Ожидания от концерта были огромными (отчаянные просьбы о лишнем билетике звучали уже не менее чем за час до начала), и сказать, что они оправдались в полной мере, значит ничего не сказать.

В основном звучала музыка из последнего альбома Хэнкока The Imagine Project, хотя не обошлось и без знаменитых хитов 60-х Watermelon Man, Canteloupe Island и Chameleon (сыгранного на бис).

The Imagine Project - это музыка с большой смысловой нагрузкой и огромной силы воздействия именно вживую. (Стоит добавить, что Хэнкок - буддист).

Используя понятные мелодии, которые вполне годятся на роль популярных хитов, Хэнкок в то же время насыщает композиции элементами фанка, фолка, классической музыки, синтезаторными эффектами и многого другого.

Так, например, знаменитая песня Джона Леннона обросла элементами соула, ритмом самбы, африканскими ритмами. А чего стоит непрерывное Medley (попурри), состоявшее из композиции из альбома River, знаменитой баллады Телониуса Монка Round About Midnight и Canteloupe Island, между которыми вошла 15-тиминутная импровизация на фортепиано в характере Дебюсси и Равеля.

Этот синтез был бы невозможен без партнеров Хэнкока, собравшего изумительную команду молодых исполнителей: Джеймс Дженас (басгитара), Тревор Лоуренс мл. (барабаны), Лионель Льоке (гитара), Грег Филлингэйнс (клавишные), Кристина Трэйн (вокал), - каждый из которых уже сам по себе вызывает восхищение своими музыкальными возможностями.

Но величие Хэнкока-лидера в том, что он не сужает их возможности, направляя в русло "своей" музыки, а напротив, использует их для того, чтобы максимально ее расширить и превратить в океан.

Возникает поистине глобальная музыка универсального воздействия, сложность которой, пожалуй, необозрима и которая втягивает в себя поклонника любого музыкального направления и впрямь создает эффект расширенного сознания.

Музыка Хэнкока - образ глобализированного (но не американизированного) мира, где все сохраняет свой собственный голос.

Мне показалось, что два с половиной часа концерта длились гораздо дольше. Неудивительно, ведь они вместили в себя путешествие в иной, лучший мир.  



powered by lun.ua